Проклятые Земли

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Проклятые Земли » Оповестительный лист » Газета досуга


Газета досуга

Сообщений 21 страница 22 из 22

1

Тема, в которой публикуются видимые для гостя посты, победившие в конкурсах, цитаты и обсуждения игроков. Своего рода ролевой журнал по Проклятым Землям.

Код для оформления поста
Код:
[align=center][url= ][size=26][b] имя персонажа [/b][/size][/url][/align]

[align=center][size=22]название сюжета:[url= ]Узурпатор[/size][/align][/url]

[align=center][size=24]Дата поста:[u] [/u][/size][/align]

+1

21

Инесса Лар'Тхериат

Локационная игра. Убежище от невзгод:Переполох в Мертвых Пустошах

Дата поста: 27.11 2017

Четвертый день месяца Руки дождя. Вечер

Предложение выпить прозвучавшее из уст Эшшерона, после того как дракониха впервые в жизни поделилась накопившимся у нее на душе, было настолько неожиданным и неуместным, что Нэсси не нашлась, что ответить. Она надеялась на четкое прояснение ситуации, пусть даже ответ мужа ей бы и не понравился. А сейчас в темных глазах расстроенной девушки сквозило замешательство, постепенно переходящее в отчаяние. Она не знала, как поступит в том случае, если Эш не простит ее и сочтет предательницей, но уже твердо решила, что в Ашхабар не вернется. Будущее и так существовавшее в зыбкой форме тумана рассеялось окончательно и бесповоротно. Инэсса не знала, к чему бы привели дальнейшие размышления, да и не хотела знать. Ожидание было мучительным, но она все не могла заставить себя собраться с силами и поинтересоваться у мужа, что же он намерен с ней делать. Эшшерон застал ее врасплох, поднимая сидящую девушку за руки, но даже стоя на матрасе в полный рост она утыкалась носом ему в грудь. Вздохнув, Нэсси подняла голову, а с полуоткрытых губ уже был готов сорваться вопрос, как неожиданно все пошло не так. Сильные руки  мужа легко переставили ее на ящичек, делая миниатюрную драконицу несколько выше, а его губы  коснулись ее носа, совсем как тогда, на церемонии наречения. Как же давно это было. Если подумать, то это был первый полученный ею поцелуй, исходящий не от матери. «Неужели таким будет и последний?» - только и успела подумать расстроенная Инэсса, вмиг растеряв всю уверенность, перед тем, как пошутивший про ящик Эш вновь коснулся ее губ  поцелуем. Нежным и трепетным, что было так не похоже на него. Прикосновения его пальцев, уже успевших проникнуть в роскошные волосы были необычайно приятными, ласкающими бархатистую кожу шеи и графитовые чешуйки, покрывающие позвонки.

А дальше.. Инэсса на мгновение решившая, что Эшшерон собирается быстро и тихо  свернуть ей шею, совсем не ожидала услышать, что безумно дорога мужу и он хочет, чтобы она была в безопасности, а не сражалась, вновь и вновь подвергая себя опасностям. От воспоминания о подношении в жертву она еле заметно вздрогнула, ничто не пугало сильнее, чем происходящее в той злополучной зале. Особенно въелась в память насекомоподобная тварь, собирающаяся ее изнасиловать. Нэсси застыла, словно наяву ощущая спиной холодную поверхность алтаря и кольца цепей, сжимающие ее руки. «Брр» - она чуть качнула головой, выбрасывая из разума липкий и тягучий морок кошмара.

— Пообещай мне, что будешь слушаться. — настойчиво потребовал он. — Я не твой папашка, и мне не нужно ничего доказывать, для того чтобы быть любимой. Ну настолько, насколько это возможно.

   

Нэсси быстро моргнула и зачарованно посмотрела в глубину прекрасных черно-красных глаз, пытаясь осознать услышанное. Она и представить не могла что настолько ему дорога и нужна. «Быть любимой» - само сочетание этих звуков было ошеломительным для той, что всю жизнь стремилась завоевать любовь или хотя бы уважение родителя, но так и не достигла желаемого результата. С Эшем же она знакома всего пару недель и уже готова убивать за него. Ему удалось то, что не удалось ее папочке. Но думать сейчас об отце дракониха не желала. И в глубине души ликовала всем сердцем, понимая, что сделала правильный выбор, решившись не исполнять приказ и сохранить ему жизнь. Эш ей нравился, и это было мягко сказано. Не искушенную отношениями с мужчиной юную дракониху, сраженную наповал его  обаянием и сексуальностью, тянуло к Хранителю, словно мотылька на пламя. Да, после их небольшого приключения она поняла, что он  совсем не такой, каким показался на первый взгляд. Может быть и милым, и веселым, нежным, а не только серьезным, грозным и наглым. 

Но вот обещание.. Ладошка Инэссы накрыла пальцы мужа, держащего ее за подбородок. Она его понимала, очень понимала сейчас, осознав, что им движет отнюдь не эгоистичное желание запереть ее дома исключительно из вредности, а искреннее беспокойство за ее жизнь. Вспомнив ощущения, когда сама считала, что больше его не увидит, девушка на мгновение прикрыла глаза, заново переживая горечь и отчаяние. Она не хотела, чтобы супруг испытывал подобные чувства, думая о ней. Но в таком случае ей предстоит самой изнывать в неведении, томительно ожидая его возвращения.  «Это нечестно!» Но с другой стороны, если задуматься над всем тем ворохом добрых слов, пронизывающих подобно острию кинжала сердце, то девушка понимала, что в какой-то степени муж абсолютно прав. Неуверенность и сомнения отвлекают от поставленной задачи, мысли путаются, и ты совершаешь ошибку за ошибкой. В случае с Хранителем и его долгом и непростыми делами каждая из них могла быть фатальной..

Манящие, словно гипнотизирующие глаза требовали ответа, и дракониха решилась,  с неохотой делая еще один сложный выбор, который в глубине души рассчитывала замять, отложить на потом, а то и вовсе к нему не возвращаться.
 
  — Обещаю. – чуть приоткрыв губы и чуточку помедлив шепнула Инэсса. — Я буду слушаться. Но надеюсь, что если тебе понадобится моя помощь, ты от нее не откажешься. – На самом деле она слабо верила, в то, что лучшему воину среди драконов потребуется помощь девчонки-убийцы. Правда как то раз Эш сам высказался, что помощь лекаря пришлась бы кстати, а мысль о подобной возможности приятно тешила ее самолюбие. Нэсси всегда хотела быть полезной. Всегда и везде. Не только как хранительница очага и по совместительству  красивая кукла. Но слово было дано и хотя, как выяснилось, честь ее способна пережить одно предательство близкого человека, нарушать его она не собиралась. По крайней мере, пока. Но это «пока» было относительным и недолговечным. Возможно, Эш скоро опять отправится невесть куда, разыскивать свою неуемную сестрицу императрицу и принца убийцу, которые теперь ее новая семья. Она немного грустно улыбнулась словам Эшшерона. «Что же, с семьей мне явно не везет». Отец, использующий ее в своих интригах, мать, даже не пытавшаяся отыскать ее взглядом на трибуне во время бойни на главной площади Ашхабара, их образы сменились надменным опальным принцем, губы которого так и шептали «предательница» и близняшкой Эша, смотрящей на Нэсси как на врага.

Муж поцеловал ее снова, отвлекая от невеселых дум и обещая, что когда все закончится, и империя будет снова принадлежать законному владельцу – Киршлиану, они проведут свадьбу по всем правилам. Инэсса с удовольствием ответила на поцелуй, обнимая Эша ладошками за шею. Ящик, служивший ей подставкой действительно творил чудеса, иначе она бы просто не дотягивалась до губ высоченного по сравнению с ней дракона.

— Теперь касательно твоей выходки в пустошах. Зачем ты разорвала несчастную эльфу?


Он приподнял ее, прижимая к себе, и Нэсси обняла ногами его торс, спустив ладошки на плечи Хранителю, склоняясь и смотря на него сверху вниз. Такое необычное зрелище. Черная прядка волос выскользнула из-за ушка драконихи, падая Эшу на нос и немного отвлекая от вопроса, на который она не знала, что ответить. А образовавшееся за это недолгое время хрупкое доверие и понимание было таким завораживающим, что девушка боялась его разрушить даже неловким молчанием, не говоря уж о лжи. Было в этом нечто запретное и соблазнительное делиться чем-то таким, сокровенным и закрытым ото всех. Чувствами и переживаниями, обычно томящимися внутри ее, скрытыми плотной вуалью полного безразличия. 

Эш рассказывал, что сражался, спасая ребенка дракона от вампиров, а потом не подумав сказал глупость. Выслушав его и понимая, что поступила еще более глупо, поддавшись сиюминутной слабости из-за снедающей сердце ревности, Инэсса покраснела.

— Я.. – она замялась, пытаясь подобрать слова, чтобы описать творящееся в ее душе нагромождение хаотически сменяющих друг друга эмоций. — Я нашла в замке твой плащ. После того, как он рухнул. – пояснила она и быстро продолжила, понимая что не только начала слишком издалека, но и снова подвергала жизнь риску, а Эш этого не одобряет. — Думала, что не увижу тебя больше.. – темные глаза миниатюрной девушки отразили пустоту, царившую в тот миг в ее душе, и она прижалась теснее, обнимая Эша за шею. — Потом ты вернулся, но там были эти девки.. - на красивом лице Нэсси промелькнула тень гнева, а ревность вновь кольнула сердце острыми шипами.  – Мне было очень неприятно даже просто видеть их рядом с тобой. – честно призналась она и снова легкий румянец возник на ее щеках. – Я видела раны, и спросила о месте, в котором ты их получил. Возможно излишне резко. – прошептала дракониха. – А после твоего ответа.. Я была в ярости и  вообще не думала что делаю.. –  Инэсса замолчала, но взгляд не отвела, хоть так хотелось, как минимум закрыть глаза, а еще лучше уткнуться Эшшерону в плечо. Ей было стыдно, но не за смерть ценной и не в чем ни повинной девушки, наоборот, рвать эльфийку на части было приятно, а за собственную глупость и потерю контроля над эмоциями. Особенно ее угнетало последнее, ведь она привыкла властвовать разумом  над чувствами, скрывая их под маской сдержанного высокомерия. Этому она научилась еще в детстве, подражая обожаемому папочке. Но в последнее время произошло слишком много всего, и каждый эпизод прошлого оставил на ней свой след. Взгляд Инэссы скользнул по тонкой ниточке, едва начавшего подживать шрама на изящном запястье. Обыденная маска, за которой она скрывала себя настоящую, покрылась паутинкой крошащихся трещин, постепенно превращающихся в разломы. И пусть. Она ни о чем не жалела, более не желая носить ее рядом с Эшем, который вновь принялся ласками лишать ее возможности здраво рассуждать, проводя носом по основанию шеи жены и зарываясь им в волосы. Нежные поцелуи и покусывания отвлекли дракониху от слов о множестве других женщин, бывших до нее. Но сейчас это было неважно - она млела в его объятиях, упиваясь поцелуями и будоражащими кровь чувственными прикосновениями.

А вот слова Эшшерона, сказанные между нежными и поразительно долгими поцелуями окончательно перевернули мир Инэссы с ног на голову. Да, она и вправду не подозревала, о том, какие чувства на самом деле к ней испытывает Хранитель. «Разве такое возможно?»  Голова шла кругом и не только от нехватки воздуха в легких. Дракониха и не надеялась услышать подобное, всерьез отказавшись от всего, выбрав жизнь любовницы, игрушки и не более. Посчитав, что после событий в проклятых руинах и Ашхабаре, этого достаточно. Что угодно, лишь бы остаться с ним, быть ему нужной. «Хоть кому-то» - мелькнула преисполненная печалью мысль. Наверное, скажи она это вслух, Эш бы обиделся. Или нет? Опираясь на предплечья, Нэсси на миг оторвалась от соблазнительных губ мужа и широко счастливо улыбнулась, на мгновение переводя дыхание и не зная, как сказать о том разделяет его лаконичные суждения.

— И я хочу быть с тобой. – не до конца поборов нахлынувшее смущение, Инэсса коснулась губами уха мужа, щекоча его дыханием. – Все и всегда с тобой. – жарко шепнула она и прикрыв глаза, прильнула к его губам, понимая, как много о нем не знала. Под непробиваемой броней воина ей открылась хрупкая и ранимая душа дракона, страстная натура которого, распаленная поцелуями брала верх в минуты нежности и близости.

Девушка застонала сквозь поцелуй, прижимаясь к Эшу всем телом, стоило ему войти в нее. Заниматься любовью стоя ей еще не доводилось, да и в целом было для нее в новинку, но ничего против Нэсси не имела, но у Эшшерона все же были другие планы. Поглощенная ласками дракониха поняла это как только ее спины коснулся прохладный шелк простыней. Пушистые ресницы дрогнули, и она открыла глаза, встречаясь с черно-красным взглядом Эша, таким же преисполненным желания, как тогда в проклятом замке. Вот зачем, руководствуясь никому не нужной честью, раз за разом отказывала жениху в столь желанной близости, чтобы потом послать все к демонам? Если бы она только знала.. – затерявшись в  ощущениях, девушка не стала додумывать. Какая уже разница, главное, что сейчас он тут, с ней. Тем временем Хранитель поднял ее руки над головой с такой хитрой улыбочкой на губах и нежно связал их алой лентой, той самой, что соединила их души перед богами. 

Потом были поцелуи, жаркие и неторопливые, которыми Эшшерон медленно покрывал ее тело, опускаясь все ниже, превращая касания горячих губ в сладкую пытку для распаленной желанием драконихи, мельком подумавшей, что на коже наверняка останутся следы, как от клейма.  Развить мысль ей не дал муж, добравшийся до ее разведенных ножек, скользнувший  между ними и теперь ласкающий языком чувствительной точки на ее теле. С губ Инэссы срывались сладострастные стоны, сбивающие дыхание и казалось только распаляющие Хранителя все больше. То, что он вытворял языком, все эти ласки, самыми  невероятными ощущениями отзывались в юном девичьем теле. Нэсси, изнывая от желания и буквально задыхаясь от стонов, сама не понимала, как пальцы распутали сдерживающую запястья ленту и наконец, коснулись разгоряченной спины Эшша, изливая накопившуюся без выхода страсть в бесконтрольном поглаживании, а чуть после и царапании. Еще никогда он не был столь желанен, как сейчас, но все равно продолжал ласкать ее, словно играя на музыкальном инструменте, и извлекая слетающие с полуоткрытых губ девушки все новые и новые стоны.

– Эш, Эш, Эш… – бессознательно шептала она имя мужа, извиваясь под ним преисполненная вожделения. – Эш, прошу… - незаконченная мольба была услышана. Инэсса вновь ощутила, как пальцы Хранителя нежно сжали ее изящные запястья, опять заводя руки ей за голову. Всем телом она устремилась к нему, страстно желая впиться в губы жадным поцелуем, но тут он резко вошел, заставляя дракониху выгнуть спину, а неуемный язык Эшшерона теперь нежно терзал ее сосок, поддразнивающе качающийся у самого его лица. Медленные движения постепенно ускорились доводя дракониху до пика удовольствия, волнами сладострастного спазма прокатившегося по ее телу, изгибающемуся в объятиях Эша. От переизбытка ощущений, она не отдавая себе отчета впилась зубками в плечо Хранителя.
   
Нэсси тяжело дышала, медленно приходя в себя после испытанного оргазма, который не шел ни в какое сравнение с предыдущими. Да и сравнивать совсем не хотелось. Вся сущность ее мужа говорила о том, что он лучший во всем. Лучший воин, лучший любовник, который принадлежит только ей. Она улыбнулась, чувствуя, как почти невесомо Эш теребит прядь ее волос. Стоило девушке распахнуть глаза, как муж смутился пойманный за шалостью, выпустил из пальцев черный локон, вновь касаясь ее губ преисполненным нежности поцелуем. Проводив взглядом встающего Эшшерона миниатюрная дракониха, откинула с лица прилипшие тоненькие прядки и чуть приподнявшись на локтях не без удовольствия отметила, что шрамы от ее имени на его спине поразительным образом согревают ей сердце. Приятная дрожь по всему телу и общая расслабленность мышц  не позволили ей долго находиться в таком положении, и Нэсси мягко опустилась на простыни, продолжая любоваться мужем, который облачился слишком быстро, и теперь настала ее очередь.

Вставать, да и вообще шевелиться не хотелось, но капризничать Инэсса не стала, послушно надевая выбранное Хранителем платье, слишком светлое для предпочитающей темные цвета драконихи. Но сейчас ей это было не важно. Подняв волосы она наслаждалась его случайными касаниями, пока Эш помогал ей со шнуровкой на спине. Рассыпав по плечам длинные волосы, она к не удовольствию  заметила, что они настоятельно требуют причесывания и только потянулась за гребнем как совсем неожиданно его забрал муж. Усадив Нэсси к себе на колени он принялся методично и довольно аккуратно их расчесывать в который раз, за этот долгий день, поражая девушку. Ей не нравилось когда кто-то трогал ее волосы, случайно или намерянно, будь то служанка или подруга, но Эш определенно был странным исключением, ворвавшись в ее жизнь как ураган и сметая все границы дозволенного.   

Спустившись в общую комнату, служившую им и кухней, и столовой, драконы застали мирно спящую за столом магичку, у которой, судя по всему, не хватило силенок добраться до своей комнаты. Пока Нэсси с неким умилением разглядывала утомившуюся волшебницу, Эш пробрался в кладовую и вернулся с бутылкой и стаканами. Дракониха вспомнила, как он говорил, что-то насчет того, что надо выпить, но не думала, что он действительно намерен это осуществить. Открывая бутыль с мезкалем, Хранитель случайно разбудил Веришу, не  успевшую толком проснуться, а уже рассыпавшуюся в благодарностях.

– Спасибо вам. Я понимаю, что вы заплатили большую цену, чтобы меня спасти. Может быть, даже слишком большую. Наверное, этот долг мне не вернуть за всю мою жизнь.


Не совсем понимая, о каком долге идет речь Нэсси несколько опешила, когда излишне серьезно подошедшая к вопросу верности Вериша принялась читать клятву, рискуя в случае нарушения или неисполнения поплатиться за это жизнью. Скаждым новым словом срывающися с губ магички на ее ладошках формировалось яркое золотистое свечения, которое волшебница каким-то образом преобразовала в пару длинных лент. Стоило ей закончить говорить, как они  свободными концами скользнули к ним с Эшем, оплетаясь вокруг запястья и создавая видимость некой связи. Инэсса пристально посмотрела на магичку, потом на мужа. Их связь между собой ей все равно была не приятна, но умиротворенная физической и душевной  близостью, а так же услышав в его голосе некое неодобрение, она отогнала вездесущую ревность, отвесив той мысленного пинка. А, спустя пару мгновений связующие нити заклятия померкли, словно растворившись под кожей, не оставив от себя и следа.

Слушая про магию, что была на Киршлиане и Эшшере, дракониха чуть нахмурилась и перевела взгляд на Эшша. Почему она впервые об этом слышит? Но возмущаться не стала, отмечая про себя, что начать расспросы стоит с Вериши, которая пустилась в пространственные рассуждения об инквизиции и былых временах, когда чародеев не сжигали, а наоборот почитали в каком-то роде.

Эш снова предложил выпить, на сей раз не ограничиваясь словами тут же наполнил бокалы и сунул в руки Нэсси с Веришей, успевая еще спросить про кашку и одним махом проглотив свою порцию, убежать вешать котелок над остатками огня, мирно потрескивающего в очаге. 
 
Инэсса с недоверием  понюхала жидкость в стакане. Терпкий запах щекотал ноздри. Отец никогда не разрешил ей пить алкоголь, даже легкое эльфийское вино, которое пила ее матушка на торжественных званых ужинах и прочих праздниках, аргументируя это  тем, что она слишком юна. Инэсса, которая давным-давно считала себя взрослой всякий раз обижалась, но виду не показывала. Спорить с родителем было дурным тоном, да и она всегда была послушной дочерью, даже не подумывая попробовать. Запах мезкаля дракониху не слишком вдохновил, но все же она решила попробовать. «Как там Эш его пил?» Дракониха повернулась к мужу, но тот уже направился к выходу из пещеры, унося с собой живность близняшки, которую та отчего то оставила дома, а не потащила с собой. Нэсси вздохнула и залпом, подражая Эшу, проглотила половину содержимого стакана. Ох как зря. Горло обожгло будто огнем, и она закашлялась, из глаз выступили слезы, которые гордая дракониха тут же смахнула тыльной стороной ладони.

– Как это можно пить? – сдавленно просипела она, держась рукой за горло и обращаясь к ничего не понимающей магичке. Но неприятные ощущения быстро ушли, оставляя после себя мягкое тепло, согревающее изнутри. – Пей по чуть-чуть. – посоветовала Нэсси и на сей раз осторожно пригубила, делая маленький глоток. На вкус мезкаль оказался так себе, но разливающееся по всему организму тепло ей понравилось. В душе появилась небывалая легкость. «Так странно»

– Никогда не  пила ничего подобного. – неожиданно для самой себя призналась девушка. – Хотя мы с Ланой как-то раз стащили бутылку с кухни и пронесли в мои покои, но попробовать так и не успели. В первый раз помешала служанка, а потом  раз за разом откладывали.. – Нэсси несколько грустно улыбнулась, вспоминать о Лане не хотелось, но с ней было связано многое в жизни юной драконихи, но сейчас определенно было не время и девушка тряхнула каскадом волос, отгоняя мысли. – И теперь она пылится  где-то под кроватью. Вериша, а ты когда-нибудь пробовала? Не мезкаль, конечно. – кивнув на бутыль, закончила она небольшую историю, вновь обращаясь к волшебнице.

Эш вернулся, когда дракониха заканчивала раскладывать кашу по тарелкам, Нэсси ощутила легкий поцелуй в макушку и прижалась к нему спиной, пока Хранитель наполнял опустевшие стаканы.  «Вот же здоровый какой» – подумала она, немного запрокинув голову, понимая, что дотянуться до макушки мужа сумеет, только если станет на табуретку или он окажется в горизонтальном положении.

- Вы позволите мне остаться? Пусть не на всегда, на какое-то время? Конечно, я не самая ценная союзница, пока что я немного умею и наверное, от того же Вернона вам было бы гораздо больше пользы, но... может быть даже такая помощь будет полезна?


Вопрос Вериши девушку ни сколько не удивил. Не надо было быть гением, чтобы понять, почему волшебница решила остаться с ними. Ей тоже некуда идти. Что же. Их семейство изгоев пополнится на одну небольшую магичку. Нэсси не думала, что Эш может не разрешить той остаться с ними. А в голове появились новые мысли о значимости, которых она ранее не задумывалась. Те же деньги. Всю жизнь за нее платил отец, не отказывая дочери ни в платьях, ни в многочисленных видах оружия украшавшего ее покои, ни в прочих полезных и не очень безделушках. Сама же Инэсса имела отличные для достаточно юного возраста познания в лекарском мастерстве и столь разнящиеся с ними навыки убиения, которыми в принципе могла бы зарабатывать себе на жизнь. Но вот только для этого нужны были связи и готовые платить люди, которых не так то просто отыскать. А ходить и кричать «Убиваю за деньги».. – неожиданно для самой себя девушка хихикнула, краем уха услышав, как муж сказал, что они в ответе за тех, кому помогли. Значит Вериша остается. После утраты Ланы, мысль вновь остаться одной совсем не радовала Нэсси, все детство страдающей от одиночества. Конечно, у нее теперь есть Эш, но что если он улетит искать свою непутевую сестрицу?
     
Полный стакан вновь оказался в руках Нэсси и не думая, она выпила еще половинку, и снова немного закашлялась.. После чего пригласила Веришу с Эшем вернуться к поеданию кашки, которая оказалась вкусной, как отметил муж еще тогда, в спальне, но Нэсси ему не то чтобы не поверила, просто засомневалась в своих кулинарных способностях. А глядя на стремительно поглощающего пищу Хранителя можно было подумать, что он чудовищно голоден, а значит, любая еда становится априори вкусной.

– Действительно вкусно? – поинтересовалась она и, услышав подтверждение, просияла как яркая звездочка в сгущающихся сумерках. – Я не часто готовила дома, в основном наблюдала и запоминала. – возможно следовало сказать это несколько небрежно, придав приготовлению пищи пустяковое значение, но Нэсси искренне собой гордилась и нисколько этого не скрывала. Они выпили еще, и на некоторое время стало тихо, пока все ели. Только стук ложки Эшшерона нарушал  тихое потрескивание огня, да шум сверчков доносящийся снаружи.

И если насекомых дракониха после событий в проклятых руинах не любила, то вот ложка ее неожиданно заинтересовала. Потом взгляд переполз на Эша и она вспомнила, что собиралась поцеловать его в макушку. Но словно почувствовав желание жены, тот поднялся, чтобы подбросить в очаг полешек, став вновь вне ее досягаемости. В любое другое время Инэсса попросила бы его наклониться или сесть на место. Сейчас ей помешала самоуверенность, смешанная с ярым желанием себя показать, которые  вкупе с эйфорической легкостью от выпитого алкоголя представляла из себя гремучую смесь.

Не раздумывая о том, насколько уместно или этично она поступает, Нэсси мягко поднялась с табуретки. Немного качнувшись в сторону, но это ее не остановило и, приподняв рукой подол платья, довольно ловко девушка  забралась  на стол из грубо сколоченных досок, служивший им обеденным. Стол предательски скрипнул. Дракониха, собравшаяся тайно исподтишка чмокнуть мужа в макушку громко шикнула на магичку, думая, что это она шумит. Эш обернулся и застыл, не ожидая лицезреть супругу  стоящую ногами на столе. Хихикнув себе под нос, Инэсса улыбнулась ему и двинулась к нему по столу, тщательно ступая между тарелок, но не замечая как все равно сдвигает их подолом платья, тянущегося за ней, пока со звоном не упал пустой стакан Эша.

–Ой. – дракониха прижала ко рту пальцы, из-за которых было видно ее озорную улыбку, о чем она естественно не догадывалась, строя из себя невинность. Эш шагнул к ней, намереваясь снять, но Нэсси разошлась и рассмеявшись, подняла  мешающую юбку чуть выше, игриво отпрыгнула назад, совершенно  нечаянно сталкивая на Веришу бокал с мезкалем. В воздухе повис аромат алкоголя, а забывшая, что ускользает от супруга девушка, ступая по поверхности стола, закружилась в неком подобии танца. Пока неожиданно не качнулась, моментально сбившись с шага. И не успев понять, что же произошло, обнаружила себя в руках Хранителя.

– Эшшик. – мило улыбнувшись, Нэсси одарила поцелуем его нос, довольно прикрывая темные глаза. Открыв их, она, как ни в чем  не бывало, окинула взглядом перевернутые тарелки.– Раз мы уже поели, то пойдемте гулять? – озарила ее мысль, о том, что не зачем сидеть в пещере всю ночь. – Можно пойти к озеру или на берег океана. Тебе не помешает помыться. – тонкий пальчик Инэссы со второго раза точно указал на облитую мезкалем Веришу. – А тебе.. – дракониха повернулась к мужу и заговорщическим громким шепотом сообщила. – Я потру спинку. – глаза девушки сияли обожанием и задором. – Решено, собирайтесь и догоняйте. – она снова хихикнула и подергала ногами, имитируя ходьбу. А то, что при этом она находится в руках Эша, Нэсси ничуть не смущало.

0

22

Мэлькорх Ваз’Заэрах

Локационная игра. Лимпия:Карнавал смерти

Дата поста:8.12.2017

27 ночь месяца Огня Очага

– Это так и задумано?


-Ага, именно таков и был план. Уничтожить город собственными тушами. Ничего умнее этого не придумать.

Маэль отпустил едкое замечание, едва его закончило выворачивать наизнанку прямо на залитую кровью мостовую. Им нельзя было оставаться здесь. И понял он это не один. Ваз'Заэрах с трудом соглашался поверить в то, что происходит. Эльфийка, казалось бы, могла воспользоваться шансом и сбежать, пока ее похитители чувствовали себя не лучшим образом. Нет же. Вместо этого она взяла их обоих под белы рученьки, и повела в какой-то дом, оставленный хозяевами на время битвы. Учитывая происходившее, наивно было полагать, что эта каменная двухэтажная хибара останется целой к утру. Но может ее хозяева уже погибли, и нынче дом остался без хозяев. Кто знает. Дракон снова переключил свое внимание на ушастую. Помогать тем, кто может тебя убить? Глупая, глупая дура. Хотя может, она просто благодарна за то, что именно благодаря им ее совсем недавно не разорвало на части вслед за ее рыженькой подружкой. В любом случае, поведение данной особы сильно противоречило представлению Маэля о том, как должна вести себя жертва.

Они прошли в гостиную, где дракон без сил упал на колени на бывший когда-то пушистым и белоснежным ковер, заливая его  сочившейся из ран кровью. Ему было плохо, но окончательно упасть без сил не позволял лишь тот факт, что он еще не выполнил свою задачу. И пускай корона фактически была у него, оставалась самая малость. Выбраться из этого долбаного города не то, чтобы невридимым. хотя бы живым. Вот с этим и могли возникнуть проблемы. Будь все чуть лучше, он просто улетел отсюда, и направился в сторону Ашхабара. Но нет, дракон нынче не в состоянии был даже нормально взлететь. А все благодаря тому человеческому ублюдку и его арбалетному болту.

Ваз’Заэрах нашел внутри силы взять себя в руки, и снова поднялся на ноги, намереваясь забрать себе корону, рассчитывая, что  лишь снова держа ее лично, будет чувствовать себя спокойнее. Но вместо этого, он увидел, как его напарник, будто сумасшедший, размахивает руками из стороны в сторону, словно разрезая воздух, и что-то шепчет. Неужели после всего разуму вампира настал каюк? Рукой с короной он махал так, словно пытается что-то расчленить. Эльфийка, стоявшая чуть поодаль, тоже, судя по виду, не совсем понимала, суть происходящего. Дракон хотел было двинуться к Бишопу, но решил, что лучше не стоит. Неизвестно, на что способен вампир в таком состоянии.

-Рихтер. Ты в порядке?

Бишоп, видимо, пришел в себя, так как почти сразу прекратил разрезать руками воздух, и теперь тупо оглядывался вокруг.  До парня начинало доходить, что происходит. Судя по всему, от полученных травм вампира начало лихорадить, а запах драконьей крови, которой по всем комнате успел наоставлять Маэль, добивал напарника, заставляя разум замутняться. И находиться с таким человеком в одном помещении было весьма…небезопасно. Неизвестно, смог бы  и без того раненый и измотанный дракон дать достойный отпор. К счастью, Бишоп и сам это понял. А потому удалился на крыльцо, наказав эльфийке перевязать раненого Маэля, с чем тот был абсолютно согласен. Его же самого до сих пор мутило и качало из стороны в сторону. Однако проблевавшись еще на улице, парень чувствовал себя немного лучше. Маэль сел на диван, а Эльфийка тем временем притащила ковш с водой, какие-то тряпки, бывшие в недалеком прошлом то ли скатертью, то ли портьерами, и принялась обрабатывать его увечья. Свечей в доме не было. Да и если бы были, зажигать их было опасно, так что работать девушке приходилось в полутьме, освещаемой лишь лунным светом, да пламенем, в котором медленно погибал город. Рядом с ним лежали кинжал и меч, любезно одолженные у королевских гвардейцев.

Раны, промываемые ледяной водой, нещадно щипало, но дракон терпел. Это было лучше, чем просто истекать кровью. Он понимал, что до рассвета, до которого оставалась какая-нибудь пара-тройка часов, вряд ли выберется отсюда, а к следующей ночи может вполне себе спокойно сдохнуть от потери крови. Точнее мог, если бы не эта эльфийка. Маэль все пытался понять, что движет этим существом. Почему она в страхе не сбегает от него, не ищет своих, или хотя бы просто тех, кто может помочь. Было столько возможностей сбежать, но ушастая не сделала этого. Будто-бы не хотела. Милосердие к раненому, или желание почувствовать что-то новое? Испытать незабываемые ощущения? Он не знал. Но она ему определенно нравилась. Нет, не как любовь всей жизни. Просто как существо, делающее то, на чтобы у многих ее сородичей даже не хватило духу. Он помнил и тех эльфиек, что служили в его доме. Трусливые, ничего не умеющие курицы, которых непонятно где понабрал отец. Возможно, именно эта  могла бы стать венцом любого гарема. Обычно этих ушастых похищали, либо покупали на невольничьих рынках. Но эта…эта сама, почти добровольно готова угодить в лапы дракона.

-Скажи мне. Почему ты помогаешь тому, кто вполне способен убить тебя? Почему не сбегаешь?

Внезапно с улицы раздались торопливые шаги и приглушенные голоса. Они направлялись в сторону дома, и принадлежали явно не находившемуся на улице Бишопу.

-посмотри в том доме. Они должны быть где-то недалеко. Мальчишка сказал, что видел, как те двое потащили жертву в ту сторону. и где-то там же свалился чертов дракон, разрушивший часовую башню.

Сообразив, что дело пахнет жареным, Маэль вскочил, и принялся лихорадочно думать, куда можно спрятаться. Сражаться он был не в состоянии, а погибнуть или попасть в плен ему совсем не хотелось. Единственным более-менее подходящим местом ему показался приоткрытый чулан под лестницей. Он сграбастал эльфийку и, на всякий случай приставив к ее горлу поспешно схваченный кинжал, затащил ее туда, где шепотом приказал молчать. Нельзя, чтобы их обнаружили. Он не знал, куда делся Бишоп, и почему не предупредил о приближении стражи. Волновало лишь то, что еще одной стычки он может не пережить. Стражник тем временем бродил по первому этажу в поисках беглецов. Маэль старался прислушиваться к каждому шагу, дабы быть готовым. Солдат тем временем заглядывал в каждый уголок, словно думая, что именно там мог спрятаться двухметровый дракон. В один момент он остановился всего в паре шагов от двери чулана. Оставалось благодарить богов, что люди не могли чувствовать запах драконьей крови, и вообще не обладали усиленными органами чувств, иначе бы их непременно нашли. В противоположной части комнаты раздались новые шаги.

-Эй, Клайв! Чего встал. Живо тащи свою ленивую задницу сюда. Нехер там ошиваться, нет их в этом доме. Я нашел какие-то следы, ведущие в сторону рынка. Должно быть, они побежали туда.

Лишь после того, как стражники покинули дом, Ваз’Заэрах облегченно вздохнул. И тому было сразу две причины. Во-первых, его не нашли, а во-вторых, судя по всему Рихтер был жив, и корона, возможно, все еще была у него. Но теперь стоял вопрос о том, как найти сообщника, если тот сбежал. Либо же ждать, пока он сам вернется сюда? Главное, чтобы наемник не решил его предать, и сплавить добычу повыгоднее. В таком случае дракон лично перевернет вверх дном весь город, и сожжет этого ублюдка живьем. Но, находясь в тесном пространстве, дракон понял, что волнует его сейчас вовсе не Бишоп с короной, не тот факт, что он весь изранен, а город почти уничтожен. Его почему-то волновало хрупкое создание, находившееся сейчас прямо в его руках. Ее прерывистое дыхание не давало сосредоточиться и нормально думать о чем-то еще кроме нее. Маэль развернул опешившую эльфийку лицом к себе, заключив в драконьи объятия. Он поцеловал ее в губы, после чего наклонился к уху и зашептал.

-Ты спасла меня. И, в благодарность, я овладею тобой здесь и сейчас. А после, когда мы выберемся отсюда, я унесу тебя в Ашхабар, где уже ты будешь принадлежать только мне.

0


Вы здесь » Проклятые Земли » Оповестительный лист » Газета досуга


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC