Проклятые Земли

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Проклятые Земли » Локационная игра. Отыгранное. » Окресности Йена


Окресности Йена

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

http://s020.radikal.ru/i700/1608/5d/6f4bccfa6ab0.jpg

0

2

13 число Огня очага. Окрестности Ригеля.

- Вериша, а можно я с вами? Я не буду бесполезной, честно. Охотиться умею.


Волшебница кинула настороженный взгляд на оборотницу, чуть нахмурила брови, размышляя. Ей хотелось убраться от этого города и этих людей-не людей, как можно дальше и быстрее, и она совсем не рассчитывала, что с ней и Рагнаром захочет еще кто-то пойти.
Пока что она не чувствовала страха или ненависти, но кто знает, как их невольные соратники поведут себя дальше? Может быть вспомнят, что это именно они, волшебники, "виноваты" в нашествии нечисти? И решат сдать их церковникам? Пожалуй это и было главное причиной воспользоваться колодцем - если они просто исчезнут, то станут сказкой, глупой байкой в которую вряд ли кто-то по-настоящему поверит.
Но с другой стороны, Райли - оборотень и вряд ли она испытывает нежные чувства к церковникам, а значит и не станет им помогать. Вот только зачем ей с ними? Некуда идти? Или надеется найти на севере своих сородичей? А впрочем, сейчас для расспросов было не лучшее время и место.

- Ладно, идем.

Волшебница шагнула к выходу, раздвинула корни, что закрывали проход и вышла на полянку. Прохладный утренний воздух пронизали тёплые лучи солнца, в ветвях деревьев чирикали воробьи. Вериша подняла голову, посмотрела на ярко-голубое небо, щурясь от резкости красок, обернулась на своих спутников, махнула рукой и повторила.

- Идем.

Здесь, за пределами города было так тихо и спокойно, что даже и не верилось, что все произошедшее было правдой. Да и... странно было, вот они сумели сбежать из Ригеля, для них жизнь продолжается, а сотни, тысячи людей нашли этой ночью свою смерть и больше никогда-никогда не увидят рассвет.

- Я вернусь к драконам, но попозже, хочу убедиться, что не принесу чуму в их дом. - чуть помолчав, Вериша разочарованно вздохнула - Кажется я и вовсе зря покинула их жилище да отправилась в этот Ригель, все равно все зря оказалось. Никого я там не спасла, кого и вылечила - все одно их сожгли. - взглянула на Рагнара и добавила - Да и тебя долечить нужно, не хочу чтобы рана загноилась и ты помер от горячки.

Вспомнив о Верноне, волшебница покачала головой.

- Вернон... Не знаю, Рагнар, не знаю. Надеюсь у него хватило сил и умений, если не сменить облик, то хотя бы создать щит, чтобы защитится от огня.

Путь до колодца оказался долгим (благо еще Рагнар не брякнулся в обморок под каким-нибудь кустом, им с оборотницей его точно было бы не поднять), но все же, они до него дошли. Тропа к колодцу густо заросла травой и какими-то колючими кустами да и сам колодец выглядел заброшенным, каменная кладка обросла темно-зеленым мхом и частично осыпалась. Опустившись рядом с колодцем на корточки, волшебница провела пальцами по каменной кладке, один из кирпичей сдвинулся в сторону, на его месте показалась дощечка с письменами.

- Эти колодцы построили волшебники и с их помощью можно попасть в другой город или и вовсе на другой край Земель. Вот только колодцы эти очень-очень старые, магия здесь... я не могу ее контролировать и не знаю, как она себя поведет. Но для меня и Рагнара это лучший выход - так никто не сумеет нас выследить, пойти по нашим следам. А север... север он большой, попробуй нас там еще найди.

Вериша говорила больше для себя, чем для Райли - в голову упорно лезли мысли о событиях в Ригеле, а сейчас ей совсем не хотелось об этом думать. "Поколдовав" над панелью, волшебница поднялась на ноги и взглянула на оборотницу.

- Не передумала? Готова рискнуть?

Дождавшись ответа, Вериша кивнула, начертила на панели последний символ и взяла за руки Райли с Рагнара. Колодец жутковато-утробно заурчал и из глубины выплеснулся плотный темный туман.

13 число Огня очага. Окрестности Йена.

Зима на севере приходит гораздо быстрее. Нет, снег еще не укрыл землю мягким одеялом, но воздух уже стал прохладнее, при дыхании клубился лёгким облачками белого пара. Холодный ветер пробирает до костей, воет, как голодный волк да гонит по небу низкие, свинцовые тучи из которых, кажется, вот-вот пойдет если не снег, то дождь.
Колодец, вопреки мрачным прогнозам вампира, не стал вредничать и все же доставил их на север. Их выбросило на высоком, заросшем травой и кустами, холме. Далеко внизу серой змейкой извивалась речка, а на берегу, зажатая между лесом и рекой раскинулась небольшая деревенька.
Однако первым, что увидела Вериша оказался не холм, не речка и даже не деревня, а абсолютно голый Рагнар! Девушка торопливо отвела взгляд, густо залилась краской, но не успела озадачится вопросом с чего это парня потянуло раздеваться, как  осознала, что и на ней самой совсем ничего нет!

- Аааа! Отвернись!!!

Взвизгнув, волшебница отшатнулась от парня, едва не сбила с ног Райли (такую же голую и похоже жутко недовольную) и попыталась прикрыться ладонями.
Колодец доставил их на север, вот только в уплату за доставку "забрал" все их вещи.

Свернутый текст

1х4 - персонажи переместились совершенно голые, без денег, амулетов, одежды, оружия.

+5

3

13 число Огня очага. Окрестности Йена.
О, этот сладкий запах осеннего севера, запах бесконечной свободы. После душного вонючего южного Ригеля, воздух здесь казался чем-то еще более прекрасным и свежим, чем обычно. Рагнар до их пор мельком думал о тысячах тех, кто заживо сгорел в этом городе. Ни в чем неповинные люди, на которых лорды просто наплевали, решив выжечь болезнь вместе с людьми. Но зато теперь было абсолютно ясно, что если уж власть так не жалует свой народ, то на какую пощаду могут рассчитывать они, волшебники, оборотни, вообще ничего не сделавшие людям. Но думать о грустном как-то не хотелось. Главное, что им удалось выжить и выбраться оттуда почти невредимыми. В конце концов, северянин снова оказался в родных краях. Вокруг уже начали желтеть деревья, трава была усыпана сотнями листов, окрасившихся во всевозможные цвета. И все же пока еще было по-осеннему тепло. А внизу журчала рука, вверх по течению которой находилась его с Верноном деревня, а еще чуть выше Йен, столица севера. Но, возможно деревня уже только его, ведь неизвестно, спасся старик из города, или нет. Однако если спасся, Гриммсон надеялся, что увидит его в ближайшее время.

Птиц, большая часть из которых уже улетела, почти не было слышно, на улице дул прохладный, как казалось, ветерок. Впрочем, Рагнар еще не понял, что холодно не совсем из-за погоды. Его плечо немного саднило, но меньше, чем при побеге из Ригеля, и явно меньше, чем после драки на кухне. А родной дух только прибавил сил, и уменьшил ощущение боли.

Колодец, в который они прыгнули, перенес их через все земли на удивление быстро и без особых проблем. Хотя тот вампир, Тадди и уверял в обратном. В конце концов, парень уже сам один раз пользовался колодцем, и как-то не заметил побочных эффектов. Разве только тот, что его едва не загрызла его же спутница. Но разве дело может быть в каких-то колодцах? Кстати о вампирах. Для Рагнара стало неожиданностью, что человек, который помогал им выбраться, да еще и прикончить демона, сам оказался из числа нечисти. Казалось бы, что им между собой делить. Но все же тот демон явно не пылал любовью к Тадди, а значит, они все равно были на одной стороне. Но все же хорошо, что вампир не поплелся с ним. Неизвестно, сколько проблем это могло бы принести. Но если честно, ему было глубоко пофиг на то, кто вампир, кто оборотень, кто есть еще кто, потому что сам он в последние полгода явно не спасителеугодными делами занимался, так что горел бы на костре не менее ярко, чем любой вампир или оборотень. Воровал, грабил, убивал, блудил, пил.… Якшается с оборотнями, вампирами, волшебниками, драконами. Да как он после этого ваще жить спокойно может. Инквизиция бы запарилась все его грехи перед сожжением зачитывать.

Рагнар потянулся. Наконец он дома. Ну, почти. От деревушки, что раскинулась снизу в долине, до их с Верноном избы всего каких-нибудь полчаса ходьбы. Он был настолько рад тому, что находился в родных для себя краях, что не заметил одной важной детали. Он стоял на опушке леса абсолютно голым. Без каких-либо вещей. Но подумать его об этом заставил лишь внезапно раздавшийся крик Вериши.

- Аааа! Отвернись!!!


И только вот тогда он понял, почему ему действительно было холодно. Нет, не из-за ветра, который был на удивление теплым. Да и погода сама, в принципе, была сносной, даже местами светило солнце. Но без одежды это все становилось неважно. Он моментально поспешил прикрыться…руками. Элементарно хотя бы для того, чтобы не смущать девушек. Его волновало и то, что ладно бы он один остался голым, так ведь рядом с ним еще и две обнаженные девушки, причем довольно симпатичные, а потому северянин боялся, как бы не начать чувствовать себя еще более неудобно. Сейчас хотелось меньше всего, чтобы его посчитали маньяком.

- Вериша, только не говори, что за полгода жизни в компании драконов ты ни разу не видела голых мужчин

Хотя важно было вовсе не это, а то, как им теперь добраться до дома. Раз уж колодец посчитал нужным забрать у них абсолютно все, так как в округе парень не увидел вообще ничего из своих, или чьих-нибудь еще вещей. Кроме того, вряд ли три голых человека, идущих из леса, вызовут бурю одобрения. Скорее наоборот, еще и инквизицию натравят. Мало ли, чем эта троица там занималась еще помимо секса.

-Так, ладно, спасибо нас не выбросило где-нибудь посреди мертвых пустошей, или не превратило в каких-нибудь козлов. Это было бы еще хуже. Будем считать, что тот факт, что мы все здесь трое в лесу и голые, это наименьшее из зол, которое могло быть. Мы хотя бы живы.

Но оптимизм Рагнара девушкам явно не передавался. Они были не то напуганы, не то расстроены, не то недовольны, не то еще что. Вообще, хрен разберешь эмоции этих баб. Но им явно не нравилось находиться в компании голого мужика. Хотя северянину в этом плане было проще, ему приходилось прикрывать лишь одну часть своего тела.

-Отсюда совсем недалеко до моей избы. Там можно будет найти что-нибудь одеть. Да и вообще в принципе остаться на время.

Троица направилась в сторону деревни, стараясь двигаться подальше от опушки, дабы не столкнуться с чьим-нибудь любопытным взглядом, или наткнуться на охотника, или еще кого. Хотя двигаться в чаше было не очень безопасно, Рагнар почему-то медведей, волков, или еще кого, в данной ситуации боялся меньше, чем быть увиденным в таком виде, да еще в компании девушек.

Спустя примерно час они вышли к деревне, на окраине которой находился дом Рагнара. Да, именно Рагнара, потому что куплен был на его золото, пусть и украденное. Одноэтажная избушка с тремя небольшими комнатами и сараем находилась буквально недалеко от леса, что не создало особых проблем пробраться туда незамеченными, хотя в деревне в это время было довольно оживленно. За довольно непродолжительное время отсутствие, все вокруг довольно быстро заросло сорняками. И хотя парень слышал от Вернона, что эта гадская трава очень быстро растет, он не знал, что хватит лишь двух недель для того, чтобы заполнить ей весь двор. В самом же доме все покрылось пылью. Женской одежды в доме не было, да и взяться ей было неоткуда на самом-то деле. Девушкам Рагнар отдал бывшие накидки Вернона, которые ему теперь вряд ли понадобятся, сам же оделся в свою одежду. Вериша еще немного поработала с его раной. Раскопав какие-то продукты, принеся воды, пока магичка заваривала чай, он вынес все это на стол, куда и уселась вся троица.

-Ну, Райли, расскажи, зачем ты все-таки с нами пошла? Ведь явно же не просто так.

Отредактировано Рагнар Гриммсон (2017-11-20 00:01:34)

+5

4

13 число Огня очага. Окрестности Ригеля.

Одного из вынужденных спутников, похоже, мысль о колодце привела в самый настоящий ужас. Во всяком случае, история с превращением звучала так, что Райли и правда стало не по себе. Медведь – это серьезно. Особенно если превратится сразу – и никого не будет узнавать. Человеком от такого попробуй убеги… Но Вериша говорила о колодцах гораздо спокойнее. Может быть, маги умеют справляться с этими опасностями? В конце концов, это же их «транспорт», так? Лошадь вот тоже может покалечить, но люди ведь их используют - и в основном остаются целы.  А другой возможности найти магов может и не быть. Они же от инквизиции прячутся – их по повадкам даже человек не отличит. И пахнут они как люди. Нет, если сейчас не пойти с этими двумя, потом магов не найти. Среди людей приличный оборотень их не узнает, а если маги и правдя прячутся у драконов, то их считай что и нет в мире. К тому же, оставаться здесь все равно было опасно: город сожгли – и теперь чума будет искать себе новые охотничьи угодья. И меньше всего на свете Райли хотела бы снова оказаться на зараженной территории. Лучше уж медведь.

Но по дороге к колодцу оборотница предпочитала молчать. И слушать. На самом деле, она предпчла бы и вовсе превратиться в куда более шуструю и чуткую рысь, но опасалась, что крупная дикая кошка, как всегда, предпочтет одиночество. К тому же, услышать чуму она все равно не сможет, а людям сейчас все равно не до них. Во всяком случае, Райли надеялась, что не до них. Но все равно вслушивалась в лесные звуки и проклинала человеческую глухоту и вечно словно зажатый нос. Она даже не сразу поняла, что они пришли.

- Эти колодцы построили волшебники и с их помощью можно попасть в другой город или и вовсе на другой край Земель. Вот только колодцы эти очень-очень старые, магия здесь... я не могу ее контролировать и не знаю, как она себя поведет. Но для меня и Рагнара это лучший выход - так никто не сумеет нас выследить, пойти по нашим следам. А север... север он большой, попробуй нас там еще найди.


Значит, с этой «лошадью» маги справляться не умеют. Но маги ведь все рашили. Да и мысль о том чтобы мгновенно оказаться где-то на севере, далеко от чумы, а потому почти в безопасности, была такой привлекательной, что Райли, наверное, рискнула бы и не будь у нее проблем с котями.

- Не передумала? Готова рискнуть?


- Готова.

На самом деле, Райли было страшновато (а когда колодец начал издавать странные звуки и плюнул тьмой – стало откровенно жутко). Но она верила, что это оправданный риск.

13 число Огня очага. Окрестности Йена.

Север встретил оборотницу прохладой – и моментально улучшившимся настроением. Ощущение воздуха на голой коже вообще всегда поднимало ей настроение, потому что обычно означало приближение чего-то приятного (как правило, разумеется, превращения). Райли привычно огляделась в поисках своих вещей, но увидела только таких же обнаженных Веришу и Рагнара.

- Аааа! Отвернись!!!


Судя по реакции волшебницы (у которой, похоже, вошло в дурную привычку пытаться «уронить» всех, кто окажется рядом) и запоздало прикрывшему самое ценное Рагнару, для них это тоже было неожиданностью. С другой стороны, в медведя никто не превратился – и это, видимо, уже  везение.

Райли вздохнула. У нее было не так уж много вещей, но плаща, сапожек и ножа было действительно жаль. Ну и платье, наверное, было бы полезно, но оно больше бестолково путалось в ногах, а плащ действительно неплохо защищал от холода. С другой стороны, за перемещение в относительно безопасную местность плата не такая уж большая.

Оборотница, как могла, постаралась «укрыть» плечи распушенными волосами, чтобы сохранить хоть какую-то иллюзию тепла. Ни это, ни скрещенные на груди руки, разумеется, не было попыткой прикрыться. Райли вообще не очень понимала, зачем что-то там прикрывать прямо сейчас. В конце концов, они все трое голые – и все трое знают, что не по своей вине. Неужели людям даже в такой ситуации ухитряются стесняться? А дети у них тогда откуда берутся?

-Отсюда совсем недалеко до моей избы. Там можно будет найти что-нибудь одеть. Да и вообще в принципе остаться на время.


А вот эта новость оборотницу обрадовала. Дом – это тепло и безопасность. Ну может и относительные, но все же лучше, чем вот так. До дома, правда, пришлось почти час пробираться по лесу (а идти по лесу босыми человеческими ногами – удовольствие крайне сомнительное), но, наверное, и правда не стоило смущать местных людей таким зрелищем. Если уж даже им самим положено смущаться, то остальные люди, наверное, их и вовсе прогонят камнями.

В доме действительно оказалось тепло и безопасно. А еще пыльно. Прочихалась Райли не хуже того парня из борделя. Зато теперь у нее была одежда. Одели, согрели, даже вроде бы кормить собрались – и только потом начали задавать вопросы. Пожалуй, до сих пор такую доброту к ней проявлял единственный человек, да и тот, скорее всего, погиб в Ригеле.

-Ну, Райли, расскажи, зачем ты все-таки с нами пошла? Ведь явно же не просто так.


-Я слышала, что маги могут вылечить что угодно. Обычные лекари мне, скорее всего, не помогут, а Вериша вон даже чуму лечит.

Ведь и правда лечит, так? С чего бы ей лгать? Может, хоть старая сказка поможет там, где развели руками лекари. С проблемой, которую и озвучить-то непросто, потому что весь опыт что лесной, что человеческой жизни рыси "переводит" это озвученное как "я неполноценна" или и вовсе "я родилась по ошибке".

- Я бесплодна.

Отредактировано Райли (2017-11-24 12:58:03)

+4

5

13 число Огня очага.

- Вериша, только не говори, что за полгода жизни в компании драконов ты ни разу не видела голых мужчин.

Эта фраза прозвучала столь неожиданно, что Вериша на мгновение даже забыла о смущении, бросила возмущенный взгляд на парня и ей нестерпимо-сильно захотелось треснуть Рагнара по бестолковой черепушке! (Правда она как-то упустила из виду тот факт, что была гораздо ниже северянина и для этого ему пришлось бы наклонится). Неужели Рагнар не понимает, что не о своем "чувстве прекрасного" она сейчас заботится? Не понимает, что ей стыдно и не ловко оказаться перед ним голой и совсем-совсем не хочется, чтобы он ее видел вот так? Волшебница кажется еще сильнее покраснела, приложила ладошки к полыхающим щекам и тут же, ойкнув, снова поспешила прикрыться.

-Отсюда совсем недалеко до моей избы. Там можно будет найти что-нибудь одеть. Да и вообще в принципе остаться на время.


Вериша тряхнула головой, прогоняя лишние мысли и нахмурилась - вряд ли Рагнар поселился где-нибудь в лесу, как отшельник, а значит дом стоит в деревне. И как же им идти туда совсем без одежды? Конечно, благо, что сейчас осень - оказаться на севере голышом среди зимы было бы гораздо хуже и неприятнее. Но без одежды даже осенью было весьма прохладно да и... не могут же они вечно отсиживаться в лесу! 
В принципе, она могла создать морок, отвести глаза, тогда бы деревенские смотрели да не видели. Но хватит ли у нее сил? А то ж очень неприятно окажется, если морок исчезнет аккурат посреди деревни! А ладно, особого выбора все равно нет! Тонкие, золотисто-прозрачные линии сплелись в красивый, похожий на снежинку, узор, а потом словно сами по себе начали расти и множится, и спустя полминуты над троицей раскинулся невесомый магический купол, укрывая их от чужих глаз.
Путь занял целый час, а у Вериши и вовсе было ощущение, что всю дорогу она тащила на себе здоровущий мешок с картошкой - заклятье забирало много сил. Когда же они добрались до деревни, волшебница настолько вымоталась, что ей было уже абсолютно все равно, что произойдет, если магия неожиданно даст сбой и их увидят местные жители. Но то ли заклятье сработало, как надо, то ли люди оказались слишком уж заняты своими делами, но им все же удалось дойти до дома никем не замеченными.

В доме Рагнара явно не хватало женской руки - двор густо зарос сорняками, в самом доме оказалось пыльно, печь давно не белена, на окнах нет шторок... Пока Вериша осматривалась, Рагнар успел одеться и притащить две накидки, чародейка молча кивнула и торопливо завернулась в предложенную одежду. Накидка оказалась не по размеру, висела мешком, но она была теплая и все же лучше, чем разгуливать в голом виде.
Волшебница устало опустилась на лавку возле стола, а заметив, что Рагнар то и дело морщится от боли запоздало вспомнила о ране, которую так и не долечила.

- Рагнар, иди-ка сюда.

Девушка сдвинулась на край, приглашающе похлопала по лавке, а едва здоровущий северянин устроился рядом, на миг прикрыла глаза, переходя на второе зрение и провела ладошкой по плечу и груди Рагнара. Магия послушно сложилась в простенький узор, полыхнула золотом и рассыпалась искрами, не исцеляя, просто убирая боль.

-Всё, я тебя завтра долечу, а то сейчас кабы не сделать хуже.

Рагнар, видимо обрадованный тем, что рана больше не причиняет боли и вспомнив, что гостей нужно не только одеть, но еще и обогреть, и накормить, принялся суетится по дому - натаскал воды, разжег печь, накрыл на стол, а потом сунул под нос волшебнице чугунок и какие-то травы, велев их накрошить и заварить.
Спустя час Вериша, разморенная теплом, едой и горячим чаем, оставила кружку, прислонилась спиной к стене и прикрыла глаза. Но тут Рагнару вздумалось поинтересоваться с какой это радости Райли решила пойти с ними. Этот вопрос и самой Верише не давал покоя, так что волей-неволей пришлось "проснуться".

-Я слышала, что маги могут вылечить что угодно. Обычные лекари мне, скорее всего, не помогут, а Вериша вон даже чуму лечит. Я бесплодна.


- Ты не можешь завести детей.

То ли вопрос, то ли утверждение, Вериша чуть нахмурилась, пытаясь ухватить за хвост какую-то очень важную мысль, а в голове всплыл вопрос Рагнара о голых драконах. Ей отчего-то вспомнился замок Волшебника: после того, как они разрушили алтарь, и Эшш, и Нэсси остались без одежды. Конечно, она еще тогда заметила, что мужчина отличается от женщины, но как-то не предала этому факту значения. Но все же, в чем же смысл этого различия? Зачем оно нужно? В воспоминаниях мелькнуло другое, из прошлой жизни - шумные, веселые деревенские свадьбы. Те, детские воспоминания упорно хранили множество деталей - невеста в длинном, украшенном вышивкой (а то и бисером) подвенечном платье, шумные, смешливые подружки, девичник, выкуп, поезд свадебный и лошадки с гривами украшенными яркими ленточками, гости с подарками, столы, уставленные едой, песни да пляски... Но это все не то! Яркая мишура, за которой скрыто что-то еще, что-то более важное. Хм... Вериша снова взглянула на Райли, словно пытаясь найти ответ. А потом в новой семье обязательно появлялись дети. Так может быть в этом и смысл? Иначе зачем же людям жениться? А если так, то как это все происходит?
Волшебница вспомнила эльфийку в Ригельском борделе, мертвую, с распоротым животом. Неужели Райли вот на это согласна?! Желает такой же участи? Или может быть, у людей и оборотней дети появляются по-другому? А смерть вовсе не обязательный исход? Разобраться во всем этом было так сложно! Может быть, Райли сумела бы дать ответы да вот только на такие вопросы у самой Вериши бы язык не повернулся.
Сейчас волшебница даже порадовалась навалившейся усталости - кажется у нее и вовсе не осталось сил на эмоции, а мысли о мертвой эльфе, о людях погибших да даже о оставшемся в Ригеле Верноне не находили отклика, не вызывали того резкого, щемящего чувства горечи и жалости. А безумная, страшная ночь в Ригеле и вовсе казалась не реальной, зыбкой, словно наведенный морок.

Вериша с трудом подавила зевок, потерла глаза и снова пододвинулась к столу. Заглянула в пустую кружку (при мысли, что придется вставать, идти к печке, чтобы налить чаю волшебницу замутило) и с сожалением отставила ее в сторону. Бросила взгляд на сидящую напротив оборотницу и вздохнула, ей не хотелось рассказывать, не хотелось лишать Райли надежды, но и врать... Нет, врать она точно не собиралась.

- Я не могу тебе помочь. И думаю никто из магов не сможет. Понимаешь... - девушка запнулась, подбирая слова - дело даже не в том, что мне еще очень долго учиться... Маги могут всего лишь ускорить процесс, подтолкнуть события - заставить рану быстрее исцелиться или семя быстрее дать росток... - Вериша кивнула на сидящего рядом Рагнара - Там, в Ригеле его мог бы спасти и обычный лекарь и рана сама бы зажила, со временем, я же лишь ускорила процесс, помогла организму быстрее справится с ранением. Или скажем дождь, по моей части целительство, но все же - раньше, еще до войны, маги помогали выращивать людям урожай, могли влиять на погоду. Возможно, дождь бы и сам пошел, потом, позже, маг просто ускорил процесс, заставил тучи собраться сегодня, а не через несколько дней.

Вериша благодарно кивнула, приняла из рук Рагнара чашку с чаем, сделал глоток и заговорила снова.

- Понимаешь? Маги не могут сотворить что-то из ничего. Чтобы развести огонь - нужны дрова, чтобы пошел дождь - нужны тучи. Я не могу просто хлопнуть в ладоши и пожелать, чтобы у тебя появились дети. Так не бывает. Прости.

Вериша замолчала, глядя на Райли и пытаясь понять, что она сейчас думает? Что чувствует? И насколько это больно, потерять надежду? Неожиданно молчание нарушил Рагнар, поведав о странной травнице, которая, возможно, сумела бы помочь Райли и к которой он, Рагнар, мог бы отвести.

Выслушав парня, Вериша задумалась: с одной стороны, идти бесы знает куда в одной лишь надежде, что эта травница сумеет исцелить то что не под силу даже магии - чистое безумие. С другой - кто знает, как-то же люди обходились все эти века без целителей, а может и действительно нашли способ лечить бесплодие?

- Если так, то я с вами пойду. - глянув на собеседников, торопливо добавила - Что если и мы тоже заразились в Ригеле? Я сумею вылечить. Вот только... - волшебница потеребила ворот накидки - В этих накидках да босиком мы далеко не уйдем, нам нужна нормальная одежда да и деньги в дороге лишними не будут.

Вериша перевела взгляд на Рагнара и продолжила.

- Чем вы зарабатывали с Верноном? Вряд ли он здесь в открытую колдовал и получал за это плату. - девушка взглянула на оборотницу, припомнив разговор в Ригеле, поинтересовалась - Райли, ты говорила, что умеешь охотится. И ты ведь оборотень, значит, оружие для охоты тебе не обязательно? Сумеешь что-нибудь поймать в лесу? В этом поселке наверняка есть рынок, можно было бы попробовать продать добычу.

Вериша задумалась - чем же она сама может помочь? Охотится, рыбачить она не умеет, предлагать услуги целительницы - нельзя (да и наверняка в деревне есть своя лекарка-травница и местные вряд ли пойдут к незнакомой девчонке, а не к своей лекарке), а зарабатывать шитьем, вышивкой, вязанием - слишком долго.

- Я завтра что-нибудь придумаю.

Голос прозвучал сонно, мысли начали путаться, а глаза неумолимо слипаться, Вериша зевнула, усталость словно накатила с удвоенной силой и сопротивляться ей не осталось ни сил, ни желания.

+5

6

http://s019.radikal.ru/i643/1712/7e/c1b1442028c1.jpg

13 число Огня очага. Дом Рагнара

Снежана шла, заламывая руки от волнения, надеясь лишь на то, что Рагнар вернулся и у него чистая совесть и доброе сердце. С каждым днем, нагулянный тёплыми летними ночками живот, становился все заметнее и скоро скрывать его станет невозможно. Она не знала как ей быть, если прекрасный голубоглазый кузнец не найдется и не возьмёт на себя ответственность за содеянное! Сказать отцу, что ее покорили его светлые волосы, крепкие мускулы, красноречивые речи о свершенных подвигах — было равносильно тому, что признаться  в собственной легкомысленности, что, наверное так и было. Но что поделать если девичьему сердцу не прикажешь? А подходящего жениха все нет, да нет! Соседи уже даже шептаться начали! А батюшка всех гнал, кто сватался! Один старый, второй плешивый, третий потомственный алкаш. Нет, Снежана, конечно, была рада такой переборчивости отца, но ей шел уже двадцать третий год, а мужа все не было.

Еще раз вздохнув, набрав побольше воздуха и смелости, она уже хотела было постучать в дверь, как услышала женские голоса, щебечущие вместе с голосом Рагнара! Радость от возвращения любимого, была смята ревностью! И сама не замечая что делает, Снежана схватила метлу, стоящую у входа и ворвалась внутрь дома.

— Да как ты посмел! — первый удар пришёлся Рагнару по спине. — Я так ждала тебя! Столько времени! — второй попал, вскочившему парню по жопе. — А ты?! — на третий удар, Снежана промахнулась, потому что кузнецу не понравилось, что его избивают и он начал уворачиваться и убегать. — Ты баб понавел?! — но девушка не отставала и пользуясь, тем что древко было длинное, продолжала лупить бегающего парня. — Да как ты мог! Ты обманул меня! Наобещал любви неземной! Жизнь, полную наслаждений! А сам сбежал! Другие мужики, кабелят, да баб домой не таскают! Совести у тебя нет! Совсем! — запыхавшись, что в ее положении произошло довольно быстро, Снежана оперлась на метлу тяжело дыша и,  наконец, обратила внимание, на сидевших за столом девушек в странных не по размеру плащах. — Чаевничаете, значит. Разлучницы! — она уже замахнулась метлой и на одну из них, как прутья зацепились за плащ, приподнимая его и демонстрируя голые ноги. — Они что, еще и гооооолыыыые? — разрыдалась Снежана и упав на соседний стул спрятала лицо в ладонях, заливаясь слезами. — Ох не того парня я полюбила! Не кузнеца, а блядину! Что же теперь со мной будет то?! Как же людям то в глаза смотреть теперь! — всхлипывала девушка.

Отредактировано Барбариска (2017-12-01 13:26:20)

+5

7

13 число Огня очага. Дом Рагнара

- Я бесплодна.


Бесплодна? Не, Рагнар конечно знал о том, что люди иногда не в состоянии воспроизводить себе подобных, даже несмотря на все старания и ухищрения, но никогда с этим не сталкивался лично. Разве что Леди Йенская, по слухам, не могла иметь детей. Это давало хоть какое-то объяснение тому, почему в таком возрасте такая солидная дама до сих пор не разродилась наследниками. И все же, северянину казалось, что эта болезнь больше касается лордов и их приближенных, чем простых людей. Однако, Гриммсон все же слышал о таких случаях, и таких людей считали неполноценными. А потому ему было понятно, почему девушка увязалась за ними в надежде, что ей помогут.

Гриммсон, будучи жутко уставшим после всего, хотел простого человеческого сдохнуть. Ну или хотя бы отдохнуть где-нибудь подальше от важных событий, вампиров, оборотней, битв  и прочей херни, творившейся последние полгода.  Но для начала можно было немного поспать. Тем более, дело клонилось к полуночи. Но покой всем нынче только снится. Разве что полный за упокой. Северянин внезапно вспомнил про ту бабку, которая направила его к волшебнику на север, откуда для него все и началось. Он помнил и все про особенности магии, рассказанные Верноном, а потому ответ Вериши его не удивил. Но, если уж не маги, то может та бабка сможет помочь. Если она не могла справиться с демонской магией, не значит, что не сможет справиться с этим. Ему не особо хотелось тащиться через половину земель, но бросать на произвол судьбы девушку было как-то....неловко что ль. А потому пришлось нарушить затянувшуюся тишину.

-Если не может помочь магия, может смогут…народные средства? Есть у меня один вариант, который, собственно, когда-то и втянул меня во все это. И находится этот вариант рядом с еще одним колодцем, ближе к Хасину. Но…я сомневаюсь, что после последнего прыжка в него вы захотите сделать это снова. А значит, нам нужны деньги на путешествие  до туда.

Райли, ты говорила, что умеешь охотится. И ты ведь оборотень, значит, оружие для охоты тебе не обязательно?


И почему Рагнар не был удивлен? Вот совсем. Он скорее удивился бы тому, что Райли  оказалась обычным человеком. Ну серьезно, за последнее время из нормальных, адекватных и главное просто людей без особенностей была только Монашка Офелия. И то он уже начинал в этом сомневаться. Кто знает, какие черти водятся в омуте этой девки спасителя. В какой-то момент ему показалось, что Райли бесплодна потому, что она именно оборотень. Но это глупость, они же как-то размножаются.

-Райли, скажи, а ты хочешь именно детей, или… же детей, но в животном обличии? Просто мало ли может эта такая ваша особенность, что оборотни могут иметь детей только в одном обличии, или что-то в этом роде.

-Вернон, в основном занимался целительством и траволечением, без применения магии. Ну почти. Иногда варил настойки. Весьма специфические по вкусу и….эффектам. После одной из них пришлось навернуть несколько кругов до кустов, а со второй опьянеешь со второго глотка. И не дай бог их вместе выпить. И я же ему эти травы притаскивал, и немного старался следить за огоро….

Дальше парню договорить не удалось. В этот момент в комнату с улица ворвалась какая-то не то баба, не то ведьма, не то еще что, и тут же с силой  начала лупить его метлой, причитая, что как он мог ее бросить. Как он мог наобещать ей всего, а потом исчезнуть, да еще и баб в дом привести. Да и это еще учитывая тот факт, что данную бабу Гриммсон видел в первый раз.  Но что-то объяснить, бегая вокруг стола и уворачиваясь от метлы, было не так уж и просто. И вообще, дожили. Уже, будучи неженатым и живя почти одному, нельзя даже знакомых девушек чаем напоить. Сразу с улицы забежит левая особа, и начнет причитать, что на ее мужика позарились.

-Девушка…..ай, вы кто вообще такая…..ой, и откуда вы меня знаете. И перестаньте уже махать своей метлой! Я уже понял, что она для вас крайне важна! Но может хватит?

Истерика девушки тем временем приобрела просто невиданные масштабы. И закончилось все тем, что он блядина. Нормально короче. К нему вломились в дом, избили метлой, а он в итоге еще и блядью бордельной оказался. Мечта всей жизни. Но вдобавок оказалось, что эта дама, с ее же слов, и имя которой никто не знал, еще и…..беременна! Шок, молчание, теряем сознание. Нет, ну вот почему последние полгода, стоит ему о чем-то подумать или поговорить, это сразу появляется в его жизни? Оборотни? Пожалуйста. Волшебники и драконы? Да без проблем. Вампиры? Заверните два! Вот и сейчас, стоило поговорить о беременности, тут же к нему в дом заявилась какая-то левая баба и утверждает, что она от него беременна. О спаситель, почему такое никогда не прокатывает с деньгами? Поговорил о них, и они тут же появились. Несправедливо.

Рагнар принялся лихорадочно соображать, где и когда он мог так сильно облажаться. За первые несколько  после возвращения месяцев он в Йене был от силы раза три-четыре, потому как с его...магической проблемой в виде каменной руки посреди многолюдного города появляться было весьма....рискованно. любой человек, церковник или, что еще хуже, инквизитор, могли запросто принять это за проявление магии и просто сжечь нечестивца на костре. Поэтому те немногие свои появления в Йене Рагнар старался вообще не бродить по многолюдным улицам и тщательно скрывал недуг. И уж тем более он бы не стал развлекаться на сеновале с какой-то левой бабой.

А в последние пару месяцев у него было не так много девушек, и все они, вроде как, уже не были девственницами. И, уж тем более, Рагнар сомневался что кто-то из них мог забеременеть после одного раза.  А даже если и так, то припрется сюда, особенно учитывая тот факт, что свой адрес северянин никому и никогда не говорил. Во избежание в особенности вот таких вот случаев. И все же, для него был странен сам факт, что эта девушка целенаправленно пришла сюда и теперь собирается на нем жениться. Он даже не помнил такую девушку среди тех, с кем он был.

-Девушка, с чего вы вообще взяли, что я, эмммм…..отец вашего ребенка? Я лично вас вообще в первый раз вижу. И  почему я должен на вас жениться? Я и в Йене в первый раз появился нормально от силы пару единолуний назад. До этого очень мельком и ненадолго. Особый…недуг не позволял сильно разгуливать по городу. И уж тем более я не стал бы с кем-то спать в тот момент.

Рагнар кивнул на Веришу. Она-то точно знала о том, что первые несколько месяцев после бойни в мертвых пустошах Рагнар лечился от демонской магии с помощью Вернона. Оставалось надеяться, что магичка ему поверит и  поймет, что с таким видом он вряд ли бы стал бегать за девушкой. Но по ее взгляду было видно, что она и сама не сильно понимает, что происходит. Гримссон и сам  не понимал. Но ему было очень интересно. Ведь даже если просто предположить, что он с этой дамой пересекался, хоть убейте, он ее не помнит.

+4

8

13 число Огня очага. Дом Рагнара

После слов чародейки мир не рухнул. И даже дыхание не перехватило. И вообще больно было не так, как в прошлый раз, когда Марта рассказала, что бесплодие неизлечимо. Вернее, когда Райли поверила в это. Тогда она долго плакала, только что не выла в подушку, а потом и вовсе сбежала в лес, чтобы прокричаться вволю. Нет, Марте-то сказала, что за травами, но на самом деле хотелось просто оказаться подальше от людей – и наконец дать себе волю. И никогда больше не видеть бесполезный народ, способный только отравлять мир вокруг себя да убивать всех, до кого дотянется. Вот охотиться и убивать люди умели и любили - это правда, а с лечением у них было немногим легче, чем у «правильных» оборотней. Наверное, Райли бы и не возвращалась, но тогда ей вспомнились рассказы о магах. О тех людях, которые умели почти всё. А теперь и маг вот говорит, что не может создать ей ребенка. Но она ведь и не просит ничего создавать! Она просто хочет, чтобы ее вылечили.

- Но ведь чума не прошла бы сама, а ты ее лечила. Может быть, и у меня это тоже какая-то болезнь?

Верить в неизлечимость не хотелось. Постепенно возвращалось то мерзкое ощущение бесполезности. Не только её самой, но и всего, что с ней было. Всё было зря. Все эти месяцы среди людей, постоянная ложь, вечный, въевшийся, кажется, в саму ее суть, страх разоблачения, разговоры, в которых страшно было лишнее слово сказать, чтобы случайно себя не выдать, ужас охваченного чумой города, встреча с демоном, те бандиты – всё зря. Средства не существует. Даже магия не поможет.

В прошлый раз за подобным осознанием пришла боль. Теперь тоже, но другая. Какая-то далёкая, словно потерявшаяся в пустоте. Словно в прошлый раз сгорел лес, а сейчас просто погибло единственное проклюнувшееся на пепелище деревце – и стало просто пусто. Да, было именно пусто. Разве что немного хотелось плакать, но слёз почему-то не было. Наверное, все выплакала ещё там, в домике Марты. Наверное, можно было уйти в лес прямо сейчас, но зачем? Зачем она вообще прошла через всё это и выжила? Только чтобы разочароваться было больнее? Так боли-то тоже почти не было – так, потерявшееся на пожарище эхо. Просто пустота.

-Если не может помочь магия, может смогут…народные средства? Есть у меня один вариант, который, собственно, когда-то и втянул меня во все это. И находится этот вариант рядом с еще одним колодцем, ближе к Хасину. Но…я сомневаюсь, что после последнего прыжка в него вы захотите сделать это снова. А значит, нам нужны деньги на путешествие  до туда.


Не смогут. Если бы могли, Марта наверняка бы знала. Или знала бы кого-то, кто знает. Но Марта была уверена, что бесплодие неизлечимо – и Райли очень сомневалась, что тот неведомый «вариант» действительно что-то изменит. Наверное, нужно было это сказать, но говорить не хотелось. Одно дело – понять, что всё было зря, а совсем другое – это своё понимание озвучить. Сама мысль об этом была неприятно-болезненной, а заполнять пустоту болью Райли не хотела. Больше, правда, было нечем. Разве что и правда сходить к этому самому «варианту»? А что, дальняя дорога – это вполне определенные, вполне решаемые задачи. И время. Много времени. Марта говорила, что время лечит. Если не бесплодие, то хоть пустоту. Да и куда еще ей идти? И что делать? Надо ведь как-то жить дальше, зачем-то двигаться, что-то делать. Самой непонятно, зачем, но пока жива – надо.

- Райли, ты говорила, что умеешь охотится. И ты ведь оборотень, значит, оружие для охоты тебе не обязательно? Сумеешь что-нибудь поймать в лесу? В этом поселке наверняка есть рынок, можно было бы попробовать продать добычу.


Оборотница провела руками по лицу, словно пытаясь смыть дурные мысли и сосредоточиться на тех самых задачах. Да, охотиться она могла и без оружия, но вот продавать результат такой охоты «как есть», со всеми характерными звериными следами – это чистое самоубийство. Ну, допустим, если очень повезет, один раз местные поверят в сказку про найденную в лесу брошенную добычу какого-то зверя. Но это если очень повезет – и только один раз. В разбросанные по всему лесу «бесхозные» тушки свежезагрызенных зайцев никто не поверит.

- Нам всё равно потребуется нож, чтобы спрятать характерные следы на добыче. Да и разделывать тушки чем-то придется. А еще можно поспрашивать, не нужны ли кому-нибудь травы. Марта… Некоторые целительницы предпочитают покупать те травы, за которыми, например, далеко идти. Конечно, если у них есть деньги – и нет молодых помошников.

-Райли, скажи, а ты хочешь именно детей, или… же детей, но в животном обличии? Просто мало ли может эта такая ваша особенность, что оборотни могут иметь детей только в одном обличии, или что-то в этом роде. .


- Я хочу детей. С котятами, конечно, проще, но ради своего ребенка я бы и с человеческими новорожденными обращаться научилась. Вот только дети у меня не получаются ни в каком обличии.

Вериша, кажется, уже потихоньку засыпала, да и саму Райли охватывало какое-то сонное оцепенение. Когда в комнату вошли, она даже обернулась не сразу, что, конечно, было непозволительной беспечностью. Обернулась, когда Рагнар принялся носиться по комнате и кричать что-то про девушку и метлу. Обернулась – и на секунду застыла. Потому что никакой девушки с метлой в комнате не было. А был крепкий вооруженный мужик со знакомым лицом. Один из бандитов, с которыми судьба столкнула в Ригеле. Райли, правда, не помнила, чтобы тогда хоть от кого-то из них так разило зверем, но сейчас это ее мало волновали выверты собственной  памяти. Важно было только здесь и сейчас, потому что от разбойника пахло медведем, а у женщины больше не было даже привычного ножа.

- Добегалась. – мерзкая рожа растянулась в совсем уж отвратительной ухмылке – и оборотень-медведь сделал шаг в сторону стола, за которым сидела Райли.

Райли еще успела немного пожалеть чашку (и очень сильно – что чай успел немного остыть за время их разговора), но себя всё-таки было жальче, поэтому чашка полетела в разбойника, а сама травница бросилась к окну.

Отредактировано Райли (2017-12-13 08:31:16)

+5

9

13 число Огня очага. Вечер. Дом Рагнара.

- Ах ты ж негодник! Да как ты посмел?! Простых девок тебе мало?!

Вериша ошарашено вытаращилась на женщину, что словно вихрь ворвалась в избу и принялась гонять Рагнара метлой. Высокая (выше самой Вериши на целую голову), статная, тяжелые, светло-русые волосы заплетены в косу и уложены вокруг головы, серо-голубые глаза, лицо... пожалуй такой же станет и Вериша, лет через тридцать.

- Мама?! Как?! Откуда ты здесь?!

Женщина, сорвав первую злость, остановилась и одарила Веришу недовольным взглядом.

- Молчи, бесстыдница! И так опозорила семью дальше некуда! Это ж надо - голой разгуливать да еще и в компании парня! Тебя учиться отправили, а не хвостом перед парнями крутить! - женщина, в гневе, замахнулась метлой и на Веришу - Ну если еще и ребенка принесешь!... Не хочешь учиться - значит пойдешь замуж. - и глянув на Рагнара, добавила - Свадьба через три дня!

Вериша от ужаса едва не брякнулась с лавки. Замуж?! Ей?! Как?! За что??!!! Нет, конечно, она знала, что ей придется выйти замуж, но это казалось таким далеким... Да и как можно выйти замуж по сути за первого встречного?! Что она знает о Рагнаре?! Да она и не любит его даже! А без любви разве можно выходить замуж?!

Вериша открыла рот, собираясь объяснить, что голой да еще и в компании Рагнара она оказалась не по своей воле, но тут краем глаза заметила что-то темное, летящее прямиком ей в голову. Волшебница, одурманенная травяным чаем, даже не сообразила уклониться или хотя бы перехватить чашку, вместо этого вскинула руку, пытаясь создать щит. Как ни странно, щит создался, всего на секунду и тут же полыхнул, сыпанул жгучими яркими искрами, а следом раздалось шипение, будто на огромной сковородке жарили кусок сала, все заволокло белым паром, в лицо и руку впились сотни колючек, по одежде потекло что-то мокрое и горячее, словно Вериша вывернула на себя кастрюлю с крутым кипятком.
Завопив от боли, волшебница отшатнулась и свалилась таки с лавки на пол, больно ударившись спиной. Но эта же боль и слегка отрезвила, заставила вспомнить все, что произошло за последние полгода. И Вериша ухватилась за эти воспоминания, как утопающий за соломинку. Ее семьи нет, давно, больше тысячи лет. Так что за тварь нацепила на себя образ ее матери?! Друг не станет скрывать лицо! А враг... вдруг он и мертвечиной не побрезгует? А если так, то и притворятся мертвой не имеет смысла. Вериша пошарила по полу руками и нащупала что-то тяжелое, плотное, шерстяное, ухватила и метнула на звук, раздался чей-то крик, какой-то шум.

Волшебница наконец-то сообразила, что не видит не потому что ослепла, а потому что так до сих пор и не открыла глаза. Первое что увидела - валенок, большой, тяжелый, один. Так вот чем она запустила в недруга! Второй валенок обнаружился у окна, рядом с Райли и судя по всему, именно в нее Вериша им и попала.

- Тебя нет! Прочь отсюда!

Схватив оставшийся валенок, волшебница вскочила на ноги, размахнулась и бросила.

- Уходи!

Попала. "Мама" попятилась, запнулась о порог и, с криком, спиной вперед вывалилась за дверь.

Отредактировано Вериша (2017-12-14 12:32:10)

+5

10

http://sg.uploads.ru/t/C6vk9.jpg

13 число Огня очага. Вечер.

Шутка богов? Демонов? Или слепая старуха-судьба снова перепутала нитки и свела несколько дорог на одном перекрестке?
Ивар, прижимая к груди валенок и вопя от ужаса, вывалился за дверь, кубарем скатился с крыльца да так и рванул прочь на четвереньках. Сердце казалось вот-вот выскочил из груди, мужчину била крупная дрожь, а зубы отстукивали какой-то дикий ритм. Он не был трусом, доводилось и с вампирами драться, и в кулачных боях участвовать, а прошлой зимой и вовсе в одиночку медведя-шатуна завалил! Но там... Спаситель! Что же там творится?!

И надо ж было ему сунуться в этот дом! Если бы не Санна... Алва, местная лекарку, вчера утром отправилась в Йен, проведать каких-то родственников. А сегодня днем Санна отправилась на болота, за клюквой,  путь лежал через лес и надо ж было так случиться, что в лесу на нее напал волк! Ей чудом удалось отбиться и кое-как добраться до поселка, кровь удалось остановить, но Санне становилось все хуже, появился жар, она начала бредила. До Йена было далеко и отправляться туда на ночь глядя было чистым безумием. Да и как в большом городе, не зная ни имен, ни адреса, найти тех родственником к которым отправилась Алва?! Однако, Ивар заметил, что в доме, где жили Вернон и Рагнар из трубы поднимается дым, видимо хозяева вернулись домой. Ивар слышал, что старик иногда лечил людей, может быть он сумеет помочь Санне?
Но то что он застал в доме... Спаси и сохрани! Веронона не было, в доме обнаружился Рагнар да пара девиц и вела эта троица себя очень странно. А еще Ивар хорошо запомнил странный, золотистый щит на миг появившийся в избе и тут же обернувшийся искрами и белым паром. Обычный человек такого бы не сотворил! Ивару мигом вспомнились все рассказы и проповеди отца Олафа о богомерзких колдунах и ведьмах. А вторая - тоже ведьма? Да откуда этих тварей только принесло в их поселок?! Ивар наконец поднялся на ноги, оглянулся на дом и убедившись, что ведьмы за ним не гоняться, изо всех сил припустил в сторону храма.

Зычный колокольный звон разнесся далеко окрест, вторя ему в поселке завыли-залаяли собаки. Этим колоколом пользовались редко, звонили в случае пожара, созывая селян на помощь или же перед ночью Единолуния, напоминая жителям, что пора искать укрытие. Спустя каких-то пятнадцать минут на площадке перед храмом собралась толпа, большая, никак не меньше сотни человек! Женщины, мужчины, дети... Даже древняя, почти слепая Герда пришкандыбала!

Мужчина наконец перестал трезвонить, отпустил веревку, привязанную к языку, обвел притихшую толпу взглядом и принялся рассказывать. Селяне слушали раскрыв рты, а Ивар, видя такое внимание, разливался соловьем, рассказывая и про щит, которым проклятые ведьмы хотели закрыть путь из избы да он сумел пробиться, и про самих ведьм, что вопили нечеловеческими голосами, а потом, совсем голые, с жутким хохотом летали под потолком оседлав помело, и про Рагнара, над которым богомерзкие чародейки наверняка собрались надругаться (а то и уже надругались, да не раз!), а потом, конечно же, порезать на кусочки да пустить его на какое свое жуткое колдунство... Рассказывал Ивар до того сочно и красочно, что и сам начал верить в свои выдумки и договорился до того, что уже и в нападении на Санну обвинил чародеек, наверняка же одна из них обернулась волком да напала на его жену? Последнее особенно возмутило селян, Санну многие знали и любили, ведьмы должны заплатить за свои злодеяния!

- Сжечь ведьм! На костер! Убить! Пусть заплатят!

Хватило и десяти минут, чтобы настропаленная толпа похватала колья, топоры, вилы и факелы и во главе со священником двинулась в сторону дома, в котором проклятые ведьмы взяли в плен Рагнара и, конечно же, прямо сейчас всячески над ним извращаются!

+5

11

13 число Огня очага. Вечер.

Рагнар подошел к девушке, чтобы развернуть к себе и посмотреть в ее заплаканные, возможно лживые глаза, но едва прикоснувшись к плечу, тут же отшатнулся. «Беременная» сама повернулась к нему, но вместо девичьего заплаканного лица, Гриммсон увидел…Абигайл. Нет, он был готов сейчас увидеть кого угодно, но только не ее.

-Что, Рагнар, любимый мой. Бросил меня тогда в горах, чтобы развлекаться с этими шлюхами?

И ведь, в самом деле, Гриммсон так ни разу и не подумал и не вспомнил о том, что стало с девушкой в суровых северных горах. Неизвестно, смогла бы там выжить столь избалованная, пускай и оборотень, девушка. Хотя нет, с той резвостью, с которой волчица решила его тогда загрызть, она бы точно как минимум не померла с голоду. И все же, кое-какие вещи для парня были слегка….непонятны. Во-первых, откуда здесь, посреди северных земель, взялась Аби. Во-вторых, куда внезапно делась та беременная баба? Рагнар был абсолютно уверен, что это была не оборотница хотя бы потому, что голос у нее был другой, да и внешность слегка, эммм, отличалась. В-третьих, почему оба эти странных существа уверены в низкой моральной составляющей Райли с Веришей. И за что они вообще на них все взъелись? Тут определенно что-то нечисто. Но его пугал и тот факт, что о событиях в северных горах он почти забыл, и вот так вот заново их вспоминать не хотелось. Хотя бы по той причине, что по количеству возможностей сдохнуть северные горы опередил только Ригель с его чумой и демонами.

-Абигайл, ты серьезно? Ты спрашиваешь меня об этом после того, как я по твоей же милости свалился со скалы, и выжил лишь благодаря огромным сугробам?

-Рагнар, любимый, неужели ты до сих пор думаешь, что это я могла тебя скинуть с той скалы? Я же любила тебя, глупенький мой. Если бы я хотела сожрать тебя, у меня была для этого куча возможностей

Вот об этом, если честно, северянин даже ни разу не думал. Ему и в голову не приходила мысль, что это могла быть не Аби, а вообще какой-нибудь левый волк, просто прибежавший, учуяв свежую плоть. Но сама идея того, что волк в самое подходящее время взялся именно там, где они остановились, да еще за такое короткое время, сама по себе казалась глупой, хотя и не лишена смысла. Впрочем, думать об этом уже не было никакого смысла. С того момента прошло уже полгода. Но, едва Рагнар моргнул глазами, как лицо девушки медленно начало желтеть, а затем вытягиваться, покрываясь шерстью. Но на этом ее превращение закончилось. Абигайл так и осталась не то человек, не то волк.

Внезапно, ее рука протянулась и мигом сомкнулась на горле Гриммсона, и остатки воздуха начали медленно выходить из его легких. Даже если бы он захотел пошевелиться, не смог бы. Его словно парализовало. Нет, это определенно была не Аби, это было нечто другое. Чудовище, сродни тому, с чем они боролись в Ригеле. Неужели тот демон все же выжил, и теперь таким образом решил отомстить? Гриммсон уже приготовился распрощаться с жизнью, как вдруг раздался хлопок, а комнату на миг залило желтым светом. Вериша! И тут все резко закончилось. Дух Абигайл мгновенно испарился в воздухе, а первое, что увидел парень, это улепетывающий через дверь крестьянин, вслед которому полетел валенок. А после увидел, как в разбитом окне мелькнули чьи-то лапы. Должно быть, испугавшись этого существа, Райли обратилась и сиганула в окно. Оставалось надеяться, что она скоро придет в себя, и вернется. 

-Что за чертовщина это сейчас была? Опять какая-нибудь демонская магия?

Рагнар сел на пол и попытался отдышаться. Уж где, а у себя дома он точно не планировал столкнуться с чем-то подобным. И кто был тот крестьянин, что выкатился через дверь. Нет, вряд ли это был демон, он просто так бы не сдался. Скорее всего это был кто-то из местных. И это было плохо. И буквально через пару минут его худшие опасения подтвердились, аккурат под звон колокола в часовне. Им с Веришей нужно было срочно валить отсюда. Если этот чудик понял, что девушка применила магию, то уже через считанные минуты здесь будет толпа с факелами и вилами, готовая сжечь их, закончив тем самым их приключения. Да, ему не хотелось покидать так недавно купленный дом, настоящим хозяином которого был именно он. Но быть горелым трупиком в виде горстки пепла ему хотелось все же меньше.

-Нам надо уходить отсюда. И чем быстрее, тем лучше.

**********

Разъяренная толпа, снаряженная вилами, факелами и всем, что под руку попадется, двигалась в сторону дома бедного парня, околдованного двумя богомерзкими созданиями. Никто понятия не имел, откуда они взялись, да еще и сразу в таком количестве, но все были полны намерений с ними покончить. Не пристало этим тварям ходить по чистым землям, благословленным спасителем.

Возглавляемые и подогреваемые речами Ивара про то, как опасно стало жить, люди уже почти подошли к месту сосредоточения зла, как вдруг из дома выскочили две тени, и побежали в сторону леса, но  быстро были нагнаны несколькими куда более расторопными сельчанами. К великому сожалению толпы, среди беглецов осталась только одна тварь, а второй оказался, собственно, сам Рагнар, который был настолько одержим магией, что тщетно пытался защитить проклятущую ведьму. Он был настолько буйный, что Ивару лично пришлось приложить его дубиной по голове, дабы образумить. Но не рассчитав удар, просто вырубил его.

Пока одна группа селян тащила связанную ведьму в церковь, другая рыскала в округе в поисках второй бесовщины, перевернув вверх дном все окрестности, и  в частности дом Вернона с Рагнаром. Звучали призывы сжечь его вместе с наверняка притаившейся там ведьмой, и лишь благодарность перед стариком-травником, вылечившим не одного селянина, не дала это сделать. Потерявшего сознание парня занесли в дом и бросили на кровать, в надежде, что он придет в себя после чар.

Молодую ведьму же затащили в церковь и заперли в подвале под надежной охраной. Разъяренная толпа требовала немедленно сжечь нечестивицу на костре, закидать камнями, а особо рьяные хотели расчленить ее. Но мудрый настоятель угомонил народ, ответив, что на рассвете пленницу повезут в Йен и передадут главному Йенскому инквизитору для допроса. Вести ночью ее было опасно, ведь все свято верили, что именно ночью нечисть обретает полную силу. Наверняка она знает не только куда делать та, вторая тварь, но и где находятся другие подобные им. Но священнику лично пришлось остаться дежурить на ночь, чтобы толпа не дай спаситель не разнесла церковь по камешкам. Ну и может, заодно, попытаться узнать у ведьмы, за что их проклятие пало именно на их деревню.

**********

Рагнар сидел в засаде недалеко от тропы, ведущей в Йен. На его счастье, из села она была одна, а значит особых вариантов, как повезут Веришу, не было. Когда несколько часов назад северянин очнулся у себя в постели, сразу понял, что-то не так. И полная разруха в доме была тому подтверждением. Вызнав у односельчанина судьбу Вериши, парень облегченно вздохнул. Он бы никогда не простил себе, если бы ее из-за него сожгли. Оставалась самая малость, спасти девушку по дороге в Йен, и на счастье парня, везти ее доверили двум далеко не самым удачным людям. Слывшие на всю округу изрядными  дебоширами, никто не удивится, если они во что-то ввяжутся, и с ними что-то случится. Однако никто больше не рискнул повести ведьму к инквизитору.

Чудом обогнав повозку с пленницей окольными путями, Рагнар забежал домой, накинул старый черный вернонский плащ, завязав на лице  старый платок, чтобы его не дай бог не узнали, и взяв топор, Рагнар теперь сидел в кустах, и ожидал скорого появления телеги, о чем говорило раздававшееся неподалеку ржание лошадей. Неподалеку находилась Райли, которую Гриммсон встретил незадолго до этого. Едва повозка поравнялась с ними, Рагнар кивнул оборотнице.Пора.

+4

12

13 число Огня очага.
Наваждение развеялось, спугнутое то ли ворожбой Вериши, то ли брошенным ею валенком. Никакого разбойника-оборотня в доме, разумеется, не было, да и быть не могло. Зато за дверью скрылся перепуганный крестьянин – и облегчение сменилось новым приступом паники. Что именно успел увидеть этот человек? Хорошо, если просто трех безумных людей, а если нет? Если он понял, что среди них «ведьма»? Человеческий страх – штука пострашнее одинокого разбойника. В конце концов, их в комнате трое – и с одним незванным гостем, даже оборотнем-медведем, они бы, наверное, все же справились, а вот человеческий страх наверняка закончится большим костром. Может быть, крестьяне даже не будут особенно возиться – и спалят всех троих прямо здесь, вместе с домом.

На самом деле, Райли хотела сбежать вместе с магами. Может быть, даже как-то помочь, если потребуется. Ну, может, не при самом побеге (Вериша, конечно, тот еще котенок и вообще относительно легкая, но дикая кошка – даже крупная – паршивая замена лошади), но после ведь и правда могла пригодиться. Зайца там принести, следы запутать, погоню, если такая случится,  проредить. Райли успела принять решение и сбросить накидку (что бы там ни решили маги, она не останется в доме и не будет бегать по лесу босыми человеческими ногами), а когда собиралась заговорить – услышала на улице чей-то крик. Человеческий слух не совершенен. Травница не только не поняла, что именно и где кричат, но даже не смогла бы точно сказать, мужчина это был или женщина. Может, действительно напуганный «злобной ведьмой» мужик спешил оповестить всех об «опасности», а может, просто какая-то селянка громко возмущалась по поводу попорченного соседской скотиной огорода – Райли не знала. Она просто услышала крик – и нервы (которым и без того здорово досталось в последние дни) не выдержали. Люди в таких ситуациях обычно мечутся по комнате, часто что-то кричат. Оборотница же практически упала на пол – и «рухнула» в превращение.

Ни самого превращения, ни побега человеческая память не сохранила. «Очнувшись» через несколько часов Райли не помнила, как, едва открыв глаза, прыгнула в окно и бросилась к лесу. Если честно, она даже не знала, насколько бескровно выбралась – и не напала ли на тех же магов. Нет-нет, раньше Райли не помнила за собой привычки бросаться на людей, но это было продиктовано разумом, а не инстинктами – и оборотница не была уверена, что звериная ее часть проявила бы такую же моральную стойкость. Хотя она ведь была сыта – и мечтала только о том, чтобы убежать поскорее и подальше, так что может и обошлось. В любом случае, проголодавшуюся к вечеру рысь куда больше волновал собственный ужин, чем какие-то далекие люди. Жива-здорова – хорошо, голодна – плохо. Если на кого и напала, поесть толком точно не дали.

Возвращаться к деревне рысь тоже не торопилась: там было опасно,  как в любом человеческом поселении, а бегающую по улице еду почему-то нельзя было ловить (она, видите ли, уже кому-то принадлежала – и этот кто-то сам ее не ел, не особенно прятал, но очень обижался, если еда вдруг пропадала). В поселениях вообще было много такого, от чего рысь предпочла бы держаться подальше. Правда, именно в той деревне были еще двое странных, обещавших помочь – и к рассвету рысь решила, что их стоило бы поискать. Вдруг и правда уцелели?

14 число Огня очага.
Она как раз определилась с направлением, когда услышала пробирающегося по лесу человека, в котором, подобравшись поближе, узнала спутника девочки-мага. Правда, был он почему-то один – и на охотника походил мало. На девочку все же напали? Селяне? Кто-то из обитателей леса? Сама Райли? Рысь не знала. Но они были в лесу, у человека в руках был всего лишь топор – и Райли рискнула показаться (а для более явной демонстрации своего миролюбия даже немного повиляла хвостом).

Рагнар, как ни странно, понял все правильно. И про мирные намерения, и про то, что собственно перед ним за рысь. Особенно приятно было то, что свой план спасения девочки-мага он изложил именно рыси, не заставляя оборотницу превращаться в такую слабую и хрупкую человеческую женщину. Которая, наверное, нашла бы какие-то сложности в плане. Люди вечно находят какие-то сложности и чего-то боятся. Рысь же просто не очень понимала, зачем ей охотиться на людей, когда в лесу полно куда более вкусной добычи. Но раз надо, то почему нет? В конце концов, охота – всегда охота. Она прыгнет на того человека в телеге, а пока этот Рагнар будет заниматься вторым и спасать своего котенка, ей может и перепадет что перекусить. Люди часто возят с собой еду.

Так и получилось, что телегу с Веришей они ждали вдвоем: Рагнар – чуть впереди, в кустах, с топором наперевес, рысь – на ветке, готовясь прыгнуть. Решись Райли на такое в человеческом облике, наверное, уже сто раз искусала бы себе пальцы от волнения, но рыси были чужды человеческие терзания. Она не волновалась об успехе (человек – дичь новая, но не пугающе крупная и не самая зубастая), не терзалась чувством вины за сделанное или планируемое злодеяние. Она просто охотилась. Вот разве что не приходилось раньше охотится именно на человека да непривычно было присутствие Рагнара. И вообще немного странно ждать повозку с какими-то непонятными людьми, которая еще непонятно как скоро проедет, когда в кустах уже сидит достаточно крупный человек.

К счастью, повозка показалась быстро. При чем самой привлекательной добычей рыси показалась лошадь. Даже жаль стало, что люди (а кроме «страшной ведьмы» их действительно было двое) со своими железными палками все равно не дали бы нормально полакомиться. Может, когда с людьми будет покончено, ей отдадут лошадь? Лошадей Райли тоже никогда не пробовала, но ей казалось, что они должны быть вкусными, как и все прочие животные с копытами.

Рысь подобралась и, пропустив повозку чуть вперед, прыгнула на спину вознице.  Человек успел закричать и как-то бестолково взмахнуть руками прежде чем зубы большой кошки сомкнулись на его шее. Человек дернулся и затих, а вот его товарищ разразился громкой тирадой – и плеснул на Райли какой-то дрянью из бутылки. Дрянь вроде бы боли не причиняла, но воняла так, что не доставила бы удовольствия даже человеку. Рысь же буквально взвыла – и, не дожидаясь более серьезного сопротивления, спрыгнула с телеги. Звуки, которыми она проводила и без того ощутимо ускорившийся транспорт, при должной фантазии можно было бы назвать «обиженным мявом» (состоящим из рычаний и завываний очень громким мявом большой и крайне оскорбленной кошки). Попытка хоть немного привести в порядок шкуру (а отмыться от вонючей дряни хотелось нестерпимо) успехом не увенчалась, а «мяв» после нее превратился в какие-то уж совсем потусторонние завывания.

Отредактировано Райли (2018-01-14 20:34:34)

+4

13

13 число Огня очага.

Огарок свечи едва-едва светил и от такого света глаза только больше уставали и болели. Церковный подвал оказался не слишком просторным и с низким (рукой можно достать) потолком. От каменных стен тянуло сыростью и плесенью, а сидеть на земляном полу было жутко холодно и неудобно.

Вериша недовольно поморщилась, связали ее до того крепко, что даже и не пошевелиться, хотя, по правде сказать, шевелиться не особо и хотелось - в драке и ей досталось. (А впрочем, по сравнению с тем, что ее ждало, синяки да ушибы - сущая ерунда). Но даже удивительно, что местный священник имел такое влияние на свою паству, что сумел утихомирить толпу и убедить отдать ему "добычу". Вериша слышала, как люди требовали, чтобы ее сожгли на костре прямо сейчас, забили камнями, а кто-то и вовсе предлагал расчленить ведьму!
Девушка всхлипнула, с трудом сдерживаясь, чтобы не заскулить от страха. Верише вспомнился Ригель, там тоже была шумная, неуправляема толпа, люди рвались в замок, но там они лишь искали спасения, а не хотели убить ее. Волшебнице казалось, что это какой-то дурной сон, ну не верилось ей, что люди быть настолько жестокими! И главное, за что?! Ведь она им совсем ничего не сделала да даже и не собиралась!

Ссадина на щеке болезненно саднила, а подсыхающая кровь неприятно стягивала кожу. Наверное, стоило бы ее залечить? Волшебница на миг прикрыла глаза, переходя на второе зрение и тут же дернулась, вздрогнула, как от удара и раздраженно зашипела сквозь зубы: здесь не было магии, точнее была, но такая же, как и в Мертвых пустошах - липкая, вязкая, темная! Сколько же людей на этом месте погубили, чтобы полностью разрушить нормальный магический фон?! Нет, с такой магией не поколдуешь, а амулет сгинул в колодце.
Вериша разочарованно вздохнула, склонила голову, потерлась щекой о плечо, стирая, а точнее только сильнее размазывая, кровь, потом привалилась к стене и устало прикрыла глаза. В подвале было жутко холодно и не смотря на дикую усталость, уснуть не удалось, мысли плавно перетекли к событиям в доме Рагнара.

"Что там была за дрянь? Что же нам привиделось? И почему? Неужто в округе завелся еще один волшебник и наслал на нас морок? Но зачем? Боялся, что мы его почувствуем и его раскроют вместе с нами? Или это и вовсе происки бесов да демонов?
А что стало с Рагнаром? Жив ли? А если его убили, за то что пытался защитить меня?"
На мгновение страх сменился раздражением и досадой на северянина. "Глупый! И упрямый! Почему просто не ушел?! Против такой толпы не выстоять и можно подумать его смерть что-то бы изменила!
Райли? Сумела сбежать? Или ее тоже поймали? Морзеус как-то рассказывал, что человеческий разум остается в распоряжении оборотня даже в звериной ипостаси. Не весь, всего лишь крошечная часть, но эта же часть делает этих созданий более хитрыми и опасными, чем обычные животные. Но если Райли поддалась панике? Если остались одни инстинкты? И испугавшись толпы попыталась найти укрытие в каком-нибудь строении, в хлебу или сарае? А убить загнанного в угол зверя не так уж и сложно.
И что станет с Верноном? Если ему все же удалось выбраться из Ригеля, что будет, когда он сюда вернется? Вдруг решат, что он тоже знает о ведьмах и его тоже схватят или убьют?"

Волшебница тяжело вздохнула, пошевелилась, подтянула колени к груди, надеясь, что так станет хоть немного теплее.
Полгода рядом с драконами, с ними было спокойно, безопасно и... интересно. Крылатые создания завораживали волшебницу, в ее время драконы были почти легендой, мифом, даже волшебники не так уж и много знали о этих ящерах, а ей выпала уникальная возможность жить рядом с ними. Чужие традиции, обычаи, уклад жизни, повадки - это было очень интересно и Вериша чувствовала себя кладоискателем, которому повезло попасть в древнюю сокровищницу. 
Но все же, даже рядом с драконами, волшебнице казалось, что она не на своем месте. Ригель... Конечно, ей было жалко людей и она могла им помочь, но была еще одна причина отправиться в чумной город - ей хотелось узнать, посмотреть, как живут люди и попробовать отыскать свое место среди них. Вериша горько усмехнулась, - теперь и она понимала, что покидать убежище драконов было настоящей глупостью, но зато точно убедилась, что волшебникам больше нет места в этом мире. Одна единственная ошибка приведет к смерти. И добро бы только к ее, Веришиной, смерти, хуже, если погубит и других, ведь за укрывательство волшебников по головке не погладят!

"А может так и правильно? Так и должно быть? Всех все равно не спасти, а пытаться что-то исправить, изменить, помочь - попросту глупо? В конце концов, люди как-то же жили целую тысячу лет без волшебников и ведь не вымерли! Стали развивать медицину, научились выращивать урожай без магической помощи, защищаться от нежити и жить по-другому, не обособленно, а сотрудничать и вести дела с эльфами, гномами, драконами... Может волшебники и должны исчезнуть? Здоровому человеку тоже не нужны костыли, а волшебники своей помощью лишь ограничивали свой народ? Не давали идти вперед и развиваться? Защищали, даже не представляя насколько люди могут быть сильными и стойкими."

В коридоре послышались шаги отвлекая волшебницу от размышлений, за дверью раздались взволнованные голоса, а потом прошуршал засов и на пороге показался священник. В полутемном подвале он казался глубоким стариком, борода и волосы отливали серебром (но при таком свете было не разобрать то ли седые, то ли просто белые), довольно высокий и крепкий он был одет в темную, длинную рясу, а на шее, на длинной цепочке болтался знак Спасителя. Святой отец застыл на пороге, в руках он держал большую масляную лампу, ее свет освещал подземелье гораздо лучше свечного огарка, а мужчина недоверчиво, пожалуй даже с опаской разглядывал пленницу. Веришу это удивило и слегка позабавило: драконы давно смирились с ее даром и уж точно не воспринимали ее, как угрозу. Даже когда какое-то плетение выходило не так, как должно и причиняло какие-то неудобства, это воспринималось скорее, как помеха, досадное недоразумение, а не серьезная опасность и теперь Верише было очень странно видеть, что кто-то может ее бояться.

Видимо, охране надоело ждать, когда святоша "налюбуется" пленницей, девушке показалось, что священника кто-то пихнул в спину, по-крайне мере тот как-то странно покачнулся и сделал огромный шаг, оказавшись в подвале, а дверь тут же захлопнулась и снова прошуршал засов.
Мужчина как-то тоскливо оглянулся на дверь, снова перевел взгляд на пленницу и, бормоча под нос молитвы, словно щит, выставил перед собой знак Спасителя. Наверное, предполагалось, что при виде этого символа ведьму постигнет какая-нибудь жуткая участь - рассыплется прахом, сгорит заживо или покроется прыщами. Но Вериша лишь равнодушно обозрела предложенный знак (уже видела такой в Ригеле, у монашки, правда тот был гораздо красивее и богаче) - никакой магической силы в этом значке она не чувствовала, а значит обычная железка.
Видя, что "проклятая ведьма" не спешит каяться в прегрешениях или, хотя бы, рассыпаться прахом, мужчина разочарованно поморщился и опустил руку, значок, тихо звякнув, повис на длинной цепочке.

- Откуда ты пришла? Где вторая ведьма? Ты знаешь куда она побежала?

Вериша с трудом сдержала улыбку, новость была хорошая, значит, хотя бы Райли удалось скрыться! Но что стало с Рагнаром? Он жив? Но прежде чем волшебница успела поинтересоваться судьбой северянина, священник подкинул новые вопросы.

- Отвечай! Ты околдовала Рагнара? Поэтому он кинулся тебя защищать? А что за проклятье ты наслала на наш поселок?!

Эти слова очень удивили Веришу, ладно ее обвиняют в колдовстве, но с чего священник заговорил о проклятье?! Может быть, люди теперь думают, что если в поселок приходит ведьма, то не успокоится, пока не нашлет проклятье? Волшебнице даже стало как-то обидно, что ее так безосновательно хают! Но конечно же, пугать святощеника, обещая мор и голод Вериша не стала (ведь, чего доброго, ее сожгут прямо здесь и сейчас, вместе с этим храмом), вместо этого попыталась убедить мужчину, что не имеет к ведьмам никакого отношения.

- Рагнар нас спас, отбил у разбойников и привел к себе в дом, он нам помог. Что с ним? Он жив? И... И почему... Почему меня схватили? Вы хотите меня убить?! За что?! Я же ничего не сделала!  И я не колдовала, я этого не умею! Мы не ведьмы, честно!

Ох плохо! Не убедительно! И если про Рагнара она сказала почти чистую правду (ведь Рагнар их действительно спас? Пришел за ними в замок и разбойники там были! Ну и что что дело происходило в Ригеле, какая разница?), то с колдовством было хуже, врать Вериша не любила да и не умела и сейчас, глядя в лицо священника, понимала - не верит.

- Не надейся! Спаситель милостив, Он защитил Рагнара от твоего колдовства, Рагнар больше не подвластен твоей магии и тебе он не поможет.

Мужчина замолчал, подумал, снова окинул девушку внимательным, цепким взглядом и изрек.

- Завтра тебя отвезут в Йен.

Вериша озадаченно примолкла, глядя в спину удаляющегося святоши. Ей не верилось, что он вот так просто отступил, даже не попытавшись добиться от ведьмы правды. Но тут откуда-то из закоулков памяти вылез давний разговор с Эшшем: "Я слышал о таких ошейниках. Их использует инквизиция в охоте на оборотней и... волшебников." Наверное, в поселке не нашлось такого ошейника, а без него допрашивать ведьму священнику было страшно.

14 число Огня очага.

Ночь тянулась бесконечно-долго, Верише уже начало казаться, что про нее просто забыли и теперь она навсегда останется в этом холодном подвале. Но все же, спустя кажется целую вечность, дверь распахнулась и в подземелье показались люди и пленницу вывели из подвала.
На улице уже наступило утро, воздух был холодный, напитанный морозной свежестью, трава укрылась тонким слоем инея, а осеннее солнце хоть и светило, но уже не грело да и вовсе казалось каким-то хмурым, словно оно тоже провело ночь в темном, сыром подвале. На площадке перед храма стояла лошадь, запряженная в телегу, рядом топтались двое парней, видимо им и предстояло везти ведьму в Йен. Охранники неуловимо напоминали Рагнара, такие же светловолосые и светлоглазые, вот разве что не такие высокие да статные.
А еще возле храма собралась большая толпа, Вериша слышала боязливый шепоток, чувствовала чужие, любопытные взгляды, видимо ведьм здесь ловили не часто и людям было интересно взглянуть на пленницу. Вот только ночью ее никто особо не сумел разглядеть и теперь охочие до зрелищ зеваки выглядели настолько разочарованными, что Верише даже захотелось извиниться за неоправданные ожидания - кажется люди надеялись увидеть что-то более жуткое или неприятное, чем мелкая юная девчонка.
Однако, не смотря на разочарование, отпускать ведьму никто не собирался, священник вручил охранникам письмо для дознавателя (по обрывкам разговора Вериша поняла, что сам он решил остаться в поселке, местные жители собирались устроить облаву, попытаться поймать вторую "ведьму") и девушку подпихнули к телеге. Забраться в телегу со связанными за спиной руками оказалось не простой задачей и в конце концов, один из охранников, осенив себя знаком Спасителя, схватил ведьму и словно мешок с картошкой закинул в телегу, забрался следом, подхлестнул кобылу и телега медленно покатила в сторону Йена.

Ночью Вериша попыталась ослабить веревки, но кажется они только еще сильнее затянулась - кисти она уже почти не чувствовала, зато запястья болели, как обваренные. К тому же, Вериша прекрасно понимала, что даже будь у нее развязаны руки, ей не удалось бы справиться даже с одним охранником, где же тут говорить о двоих? Конечно, можно было бы наслать на парней хоть тот же понос, но... даже не смотря на все произошедшее, воспитание и вбитые с детства принципы не позволяли переступить черту - люди на первом месте, она должна защищать и помогать им или, хотя бы, не должна вредить. В Мертвых пустошах, запустив в гоблинов заклятьем, она защищала Рагнара, конечно, причинять вред другим - плохо, но Рагнар был важнее, чем гоблины. В Ригеле эта ситуация повторилась, только вместо гоблинов в этот раз был демон (а под раздачу и вовсе попал вампир!). Но ведь люди в том борделе тоже были и вот это было важно, сохранить, дать фору "своим", людям. И теперь, даже не смотря на все произошедшее, она не могла, не решалась причинить вред своим охранникам.

Но и оказаться в Йене, попасть к инквизиторам юной волшебнице совсем не хотелось. К счастью, в ее "арсенале" было еще кое-что: каждого волшебника, не важно к какой школе он относился, обучали плетениям необходимым для выживания - создать карту, снять боль, залечить простую рану, создать шарик света, отпугнуть животных... И вот последнее заклятье было сейчас весьма кстати! Лошадка, запряженная в телегу, выглядела старой и на редкость флегматичной, наверное, ее не взбодрила бы и стая волков. Вериша надеялась, что если ее удастся напугать, то лошадь просто заупрямится и откажется идти дальше, а значит, у волшебницы появится еще немного времени, чтобы придумать, как же ей избежать встречи со слугами Спасителя.
После пятой попытки Вериша закусила губу, не позволяя сорваться ругани с языка! А ругаться очень уж хотелось! Ей никак не удавалось завершить заклятье, плетение раз за разом рассыпалось на отдельные нити - вчера она потратила много сил, создав щит, что укрыл их троицу пока они пробирались к дому Рагнара, а бессонная ночь в холодном сыром подвале не позволила толком отдохнуть и восстановиться. К тому же, если более взрослые и опытные волшебники плели заклятье мысленно и плетение сразу накладывалось на предмет или человека, то Верише же пока что не хватало опыта, ей было проще сосредоточиться на магической сетке прикасаясь к человеку, животному или к предмету, который следовало зачаровать. Теперь же, со связанными за спиной руками, ей не удавалось толком сосредоточиться и плетение раз за разом распадалось.

- Эй, тебя как зовут-то? Я Халле, это - парень кивнул на возницу - Энок.

Вериша, увлеченная плетением, упустила из виду, когда этот самый Халле подсел так близко и от вопроса, прозвучавшего над самым ухом, вздрогнула и едва не взвыла от досады - почти завершенное заклятье в очередной раз рассыпалось на отдельные нити. Волшебница недовольно зыркнула на Халле и демонстративно отвернулась. Конечно, Вериша понимала, что если они доберутся до Йена и ее сдадут инквизиции, то оттуда ей уже не выбраться и ох, как её это пугало и как не хотелось там оказаться! Наверное, это было глупо и стоило бы поговорить с охранниками, попытаться, если не заручиться их симпатиями, то убедить парней в своей непричастности к волшебникам. Но, во-первых, Вериша знала, что не умеет врать, только собьется и запутается пытаясь оправдаться, а во-вторых... сейчас волшебница чувствовала себя коровой, что ведут на убой, а разве кого-то интересует мнение коровы? И как будто ее не желание отправятся на убой что-то может изменить! А северянин все не унимался, подкидывая пленнице новые вопросы в надежде ее разговорить.

- Чего молчишь? Откуда ты в нашей деревне взялась-то? Сама пришла или Рагнар привел?

- Оставь девчонку.

- А тебе что, жалко?

Энок обернулся, окинул волшебницу взглядом, чуть помолчал, скривился и с явной неприязнью выдал.

- А вдруг она и правда ведьма?

Халле насмешливо фыркнул и ткнул в Веришу пальцем.

- Вот эта пигалица? Ты сам-то в это веришь?

- Но Ивар говорил...

Однако Халле отмахнулся и резко оборвал его на полуслове.

- Мало ли чего он сказал! Он соврет - не дорого возьмет. - снова взглянул на связанную девушку и недовольно поморщился - Мда... Не разговорчивая.

Вериша услышала, как звякнула бутылка и заинтересовано подняла голову - пить хотелось жутко, внутри будто все обветрилось и саднило от каждого вдоха. Но увидев, что в бутылке вовсе не вода, а какая-то мутная белесая жидкость, разочаровано вздохнула.

- Будешь?

Волшебница отрицательно качнула головой, отвела разочарованный взгляд от бутылки и куснула язык, чтобы вызвать прилив слюны, но приливать было уже почти нечему. Снова взглянув на парня, подумала и все же, решила попросить.

- Воды.

Однако, Халле понравилась идея напоить волшебницу, подсел ближе, поднес бутылку к ее губам.

- Пей.

Вериша отвернулась, но тот крепко ухватил за подбородок, стараясь впихнуть горлышко бутылки в рот. Девушка протестующе замычала, пытаясь освободиться из чужих рук - мерзкий, сивушный запах ударил в нос и пить эту дрянь не хотелось.

- Пей говорю!

В этот раз увернуться не удалось, горькая, жгучая дрянь огнем прокатилась по горлу, из глаз брызнули слезы, Вериша поперхнулась и закашлялась, хрипя и жадно хватая ртом воздух. Ей живо вспомнился драконий мезкаль, тогда она лишь пригубила незнакомый напиток и еще удивилась, как драконы добровольно могут пить такую крепкую гадость? Но вот теперь выяснилось, что у людей встречаются еще более гадкие напитки!

А в следующий миг... Вериша даже не поняла, что случилось, жгучие слезы застилась глаза и она не увидела, как с дерева, что склонило толстые ветви над дорогой, прямо на возницу рухнула увесистая серо-рыжая тушка. Раздался дикий, громкий вопль, следом завопил Халле, а Верише наконец удалось проморгаться и первое, что она увидела - рысь, сидящую верхом на Эноке. Девушке показалось, что она снова оказалась в своей ловушке - время стало долгим и тягучим, одна секунда растянулась на целую вечность, возница согнулся, свесил голову, казалось он просто задремал в такой нелепой, неудобной позе, а волшебница, словно завороженная таращилась на широкие, быстро наливающееся кровью царапины на плечах и спине.
Но тут забористая, громкая ругань разрушила хрупкую, тягучую иллюзию и словно спущенная пружина, время и события рванули вперед с утроенной скоростью. Халле с размаху плеснул на рысь самогоном, а потом и вовсе запустил в нее бутылкой, кошка как-то жутко, странно завопила и тут выяснилось, что Вериша весьма ошибалась на счет лошадки - почуяв запах дикого зверя да еще и услышав крики и рысий вопль у себя за спиной, та испуганно заржала и, словно обретя вторую молодость, рванулась и понеслась по дороге. Телега вихляла и подскакивала, Халле отпихнув мертвеца в сторону, плюхнулся на его место, орал, матерился и натягивал поводья, пытаясь остановить кобылу. Безумная гонка продолжалась совсем не долго: колесо попало в колдобину и соскочило с оси, телега наклонилась на бок, заскребла по земле, Вериша с криком вывалилась на дорогу. Перепуганная лошадь рванула еще быстрее, телегу занесло на повороте, она ударилась бортом о дерево, раздался треск, одна оглобля сломалась и Халле не сумев удержаться, вылетел из телеги.

Один... два... три... четыре... пять... секунда за секундой, словно невесомые песчинки в песочных часах... боль от удара потихоньку отступила, а картина перед глазами перестала расплываться и рассыпаться на блестящие звездочки, Вериша глубоко вздохнула и тут же недовольно скривилась - от мерзкого сивушного вкуса во рту к горлу то и дело подкатывает тошнота.
Взгляд зацепился за перевернутую телегу. Лошадь уже успокоилась и теперь щипала траву на обочине. Дорога оказалась щедро усыпана соломой, там же, рядом с телегой, валялись и сумки с вещами, а дальше... Казалось, что Халле просто прилег отдохнуть, раскинул руки, глядя в прозрачно-чистое небо, вот только Вериша видела, как из-под головы быстро расползается лужа, окрашивая разбросанную солому в темно-красный цвет. Девушка охнула, закусила губу и торопливо отвела взгляд. Горько стало. И холодно. Нет, не хотела она чтобы вот так. Не желала смерти этим людям.
Однако, предаться полноценной скорби по погибшим сородичам волшебнице не дали - раздавшийся рев наверное мог бы составить конкуренцию драконам! Вериша вздрогнула от неожиданности, оглянулась, а потом и вовсе перекатилась на другой бок. Драконов здесь не было, на дороге сидела рысь и старательно вылизывала мягкую шубку, девушка тихонько окликнула кошку.

- Райли?

Видимо рысь настолько увлеклась слизыванием со шкурки самогона, что про людей и вовсе забыла и от звука человеческого голоса большая кошка подпрыгнула, уставилась на волшебницу жуткими звериными глазами и кажется даже чуть-чуть оскалилась, показав кончики белых, острых клыков. Вериша замерла, с опаской глядя на рысь - что если она попытается пошевелиться или снова заговорить, большая кошка тут же бросится? Наверняка магическое зрение могло бы помочь, отличить животное от оборотня не составило бы труда, но волшебнице не удавалось сосредоточиться и теперь оставалось лишь гадать, кто же перед ней - знакомая оборотница или самая обычная дикая рысь? Вроде бы, осенью дикие звери не нападают на людей, в лесах и так полно еды. А вдруг это рысь-людоед?! Говорят же, что волк, однажды попробовав человеческой крови будет и дальше охотится на людей. А вдруг и эта рысь такая же?! Вериша почувствовала, как по коже пробежали мурашки и с трудом подавила желание зажмуриться. Вот сейчас сожрет охранников и примется за нее! Или сразу же с нее, Вериши, и начнет? Чтоб не сбежала?

Пока волшебница размышляла о перспективе стать обедом для рыси и торопливо искала способ избежать такой участи, на дороге показался... показалось... Вериша даже замешкалась с определением и лишь тупо таращилась на приближающееся чудище, высоченное, черное, жуткое. С испугу волшебнице почудилось, что на дорогу выбрался здоровущий, матерый медведь... с топором.

Отредактировано Вериша (2018-01-18 09:06:53)

+3

14

14 число Огня очага.

Рагнар даже немного позавидовал той грациозности, с которой Райли прыгнула на возницу, управляющего повозкой. Прямо-таки верх хищного изящества. Вот же везет некоторым. Ему же приходится каждый долбанный раз переть напролом. Ну вот вообще никакого разнообразия в жизни. Поэтому ему даже как-то жаль, что обучение с Верноном было так несщадно прервано. Авось научился бы чему полезному и перестал только махать кулаками, да топорами с дубинами. Хотя парень как-то не планировал убивать этих двух, хотя бы потому, что на его совести и так уже прилично смертей, рысь решила слегка иначе. Но это было ее личное дело, и северянина оно никак не касалось. Главное, что извозчик, пускай и не особо виноватый, сдох не от его руки.

Но дальше все приняло весьма незапланированный поворот. Второй сопровождающий Веришу плеснул в Райли какой-то дрянью, из-за чего в тележке началась потасовка, а лошадь, то ли испугавшись дикого животного, то ли возни, то ли всего вместе, рванула по дороге, словно пчелой под хвост ужаленная, увозя за собой тележку. Рагнар выпрыгнул из кустов и побежал вслед за стремительно удаляющейся тележкой. Остается надеяться, что лошадь или выдохнется, или ее остановят раньше, чем она свалится с обрыва, врежется в дерево, или еще что похуже. Он бежал с такой скоростью, с которой позволяли ноги, и надеялся, что бежать придется недолго. На счастье, или на беду, впереди раздался грохот и крики, перебиваемые лихорадочным ржанием. Во имя спасителя, хоть бы Вериша была цела. Маги определенно не могут сами себе восстановить свернутую шею. Хотя он бы посмотрел на такую картину, это было бы, как минимум, весело.

Через пару сотен метров Гриммсон увидел их. Веришу и рысь, сидящих на земле рядом с разбитой повозкой. Судьба второго стражника его мало интересовала, главное что эти две были живы и вроде как здоровы. Рагнар уже направился и приблизился было к ним, но по испуганному взгляду девушки понял, что что-то не так. И потом до него дошло. Из леса вышло нечто, почти двухметрового роста, обмотанное тряпками, да еще и с топором. Северянину оставалось благодарить спасителя, что волшебница с испугу ничего не колданула в его сторону. А она могла, он это помнил, особенно после летавших в его сторону камней в Мертвых Пустошах. Если уж это у нее вышло случайно, страшно даже подумать, что она могла сделать для своей защиты целенаправленно.

-Вериша, ты как, цела?  Райли, а ты? Что за дрянью они ее облили?

Парень бросился к девушке, и принялся пытаться развязывать ей руки, однако узлы оказались столь крепки, что их проще было разрезать о топор. После же помог девушке подняться на ноги. Им надо было срочно отсюда уходить. Во-первых, был риск наткнуться на кого-то из селян, во-вторых никтотне отменял наличия в лесу диких животных. Особенно каких-ниюудь волков, которые, привлеченные запахом свежей крови, наверняка могут заявится сюда очень скоро. Пока все отвлеклись на то, чтобы немного перевести дух и немного привести себя в порядок, никто не заметил, как из леса на опушку вышел медведь. Привлеченный не то шумом, не то запахом крови, он вышел из-за деревьев, обнюхал тело мертвого селянина, после чего направился к троице. Отвлеченный шумом, Рагнар обернулся и увидел, что в их сторону направляется весьма  страшное и довольно опасное животное.

-Стойте и молчите. Если медведь не увидит в нас опасности, он уйдет. Нам в любом случае от него не убежать.

Еще с детства северянин помнил, что если попытаться сбежать от медведя, он догонит тебя очень быстро и, приняв за добычу, в лучшем случае просто сначала откусит голову, а в худшем медленно и методично раздерет жертву на части. Но еще он знал, что если оставаться на месте и не давать дикому животному намеков на опасность, оно рано или поздно само уйдет, и уже тогда надо будет ретироваться как можно скорее, пока оно не вернулось. Рука сама,.чисто инстинктивно, еще крепче сжала рукоятку топора, ведь это было единственное доступное им щас оружие, пускай и не самое удачное. Но дальше случилось неожиданное. Медведь внезапно начал...обращаться в человека. Господь Спаситель. Неужели еще один оборотень. Они что, живут на каждом углу чтоль. Дикое животное превратилось в человека, как минимум на половину головы выше Рагнара и как минимум вдвое больше в обхвате.

-Даже не думайте что-то предпринять. За годы жизни в лесу я настолько освоил искусство обращения, что успею обратиться прежде чем вы скажете слово спасите, можете не сомневаться.

-Что тебе нужно?

Оборотень неспешно ходил между ними, будто бы принюхиваясь к каждому из здесь присутствовавших. Если к Верише он принюхивался довольно долго, даже будто-бы одобрительно хмыкнув, то от Райли вообще едва ли не отскочил, будто бы ошпаренный. Рагнар прекрасно понимал, что надо было бы что-то предпринять, пока они еще живы, но как назло, в голову не лезло никакой мало-мальски умной мысли. А просто так рисковать жизнью, проверяя реакцию этого парня и его слова об обращении на правдивость, как-то не хотелось.

-Вы даже представить себе не можете, как я не люблю, когда абсолютно посторонний оборотень вторгается на мою территорию. Это сродни тому, будто тебя начинает прижимать к себе абсолютно незнакомый человек. Неприятное ощущение скажу я вам. Но да ладно, речь не об этом. А о твоей подружке, рыси.  Гуля по лесу, она не просто вторглась на мою территорию, но еще и прошлялась недалеко от моей берлоги.

Рагнар искренне недоумевал, что происходит вокруг него, К ним приперся какой-то левый парень, оборотень, и утверждает, что кто-то вторгся в его пространство. Северянин ваще никогда не слышал о том, чтобы у какого-то конкретного животного была своя личная территория. Ладно еще если речь о стаях, но ведь оборотень, пускай даже и медведь...да еще и один. Это, по меньшей мере, эгоистично. И все же, создавалось стойкое ощущение. что от этого человека ничего хорошего ждать не стоит. Вряд ли он пришел просто поболтать сюда.

-Итак, что же мне с вами сделать? Убить? Как я обычно поступаю с теми, кто нарушает мой покой. Или просто сожрать вас? Давненько я не питался человечиной. Те двое, что вы оставили в лесу, должен признать, выглядят довольно неаппетитно. А вот эта вот девочка пахнет  настолько вкусно, что аж зубы сводит. Вот скажи, блондинчик, что мешает мне убить тебя и твою подружку-рысь, а потом закусить этой особой?

+4

15

14 число Огня очага.

Вонючая гадость заглушала все запахи вокруг, а при попытке очистить от нее шкурку немилосердно жгла язык. Райли еще раз обиженно рявкнула – и, похоже, напугала этим рагнарова котенка.

- Райли?


Вопрос прозвучал так испуганно, что рысь вскочила – и быстро огляделась в поисках опасности. На обоняние надежды было мало, но зрение и слух вроде не пострадали – и никого, кроме Вериши и Рагнара, рядом не находили. Чего опять испугался этот котенок? И как человеческих котят успокаивают? Райли попыталась изобразить человеческую улыбку (увы, строение рысьей морды как-то не очень располагало к таким фокусам) и пару раз махнула хвостом. С Рагнаром вроде сработало. Может, и Вериша поймет?
Но волшебница, похоже смотрела только на зубы. Ну пока не появился Рагнар, которого она испугалась не меньше.

-Вериша, ты как, цела?  Райли, а ты? Что за дрянью они ее облили?


Райли повернула морду к Рагнару и коротко рявкнула. Другого способа пожаловаться на мерзопакостную жидкость, явно придуманную как оружие против пушистых обитателей леса, у нее, к сожалению, не было. Как и способа стереть с себя вонючую гадость. Ну правда, не превращаться же ради этого в человека здесь и сейчас. Придется «благоухать», пока не подвернется более безопасное место. И надеяться, что Рагнар с Веришей не забудут позаботиться об оружии и одежде. Пока Рагнар возился с веревками, Райли подошла к перевернутой повозке. Аккуратно переступив через тело человека и осторожно обойдя кровавое пятно, райли подошла к одной из сумок и тронула ее лапой. Интересно, там может быть одежда? Или еда?

Райли хотела привлечь внимание людей к сумкам (руками копаться в них явно удобнее, чем лапами), но людям было явно не до того. Да что там, ей и самой стало не до сумок. Медведь – это очень, очень плохо.  Особенно голодный (иначе с чего бы ему выходить из леса?) медведь. И еще не ясно, для кого кого хуже – для людей или для рыси.

-Стойте и молчите. Если медведь не увидит в нас опасности, он уйдет. Нам в любом случае от него не убежать.


Рысь быстро осмотрелась. Медведь, конечно, быстро бегает, но и ей до безопасного укрытия два прыжка. Если бы не эта вонючая дрянь, если бы она учуяла зверя чуть-чуть раньше… Сейчас медведь уже слишком близко. Ей нужно два прыжка, ему – один рывок.  И Райли очень сомневалась, что ее неподвижность ее спасет. Человека – спасла бы, но рысь?

Райли успела проститься с жизнью и решиться на последнюю попытку побега, когда оборотень-медведь (вот уж воистину, пророческое видение вызвали те травки) начал превращение. Очень-очень быстрое превращение – Райли в жизни не видела, чтобы превращались с такой скоростью. Она даже подошла поближе (не столько к людям, сколько к деревьям, а то мало ли кто еще выйдет из леса). Оборотень вызывал у нее куда меньше страха. Если он меняет сильную и быструю звериную ипостась на беззащитную человеческую, значит, хочет поговорить, а не напасть. Вот только разговор как-то с самого начала не задался.

-Вы даже представить себе не можете, как я не люблю, когда абсолютно посторонний оборотень вторгается на мою территорию. Это сродни тому, будто тебя начинает прижимать к себе абсолютно незнакомый человек. Неприятное ощущение скажу я вам. Но да ладно, речь не об этом. А о твоей подружке, рыси.  Гуля по лесу, она не просто вторглась на мою территорию, но еще и прошлялась недалеко от моей берлоги.


Это было странно. Райли не помнила первых часов после побега из хижины, но приближаться к медвежьему логову? Она была напугана. Напугана, а не безумна. К тому же, она впервые слышала о столь трепетном отношении к собственным границам. Та же пума (обычная или оборотень) и правда могла во время охоты убить и съесть рысь-оборотня. Но то на охоте, а этот медведь выслеживал ее по старому следу. Просто потому что она оборотень. Это было странно. Почти так же странно, как разгуливать человеком перед теми, кого грозишься убить.

- Вот скажи, блондинчик, что мешает мне убить тебя и твою подружку-рысь, а потом закусить этой особой?


Помешать мог бы топор Рагнара. Человек – всего лишь человек. Крупноват для рыси, но против троих не выстоит. Нужно превращение. Несколько секунд уязвимости. Для одного точного удара топором – более чем достаточно. И он это понимает. Чего он хочет? Или, может, он не один? Пахучая дрянь все так же отбивала обоняние – и рысь беспокойно крутилась, пытаясь услышать возможную опасность из леса. А вместо этого услышала смех.

Смеялась Вериша. Смеялась как-то странно. Райли впервые слышала смех, так похожий на плач. Или на безумие. Звучало, наверное, жутко. Во всяком случае, оборотень испугался. Признался что это шутка, и предложил укрытие. Среди цыган. Рысь недовольно рявкнула на «шутника», но Верише и Рагнару и правда нужно было убежище. Да и ей, если она собирается следовать за ними, не помешает. А еще ей не помешает одежда взамен отнятой колодцем – и об этом, видимо, нужно позаботиться самостоятельно.

Райли села поудобнее, прикрыла глаза – и потянулась к той единственной магии, что доступна оборотням. На этот раз все было осознанно и правильно. Никакой потери памяти, никакого (ладно, почти никакого) страха. Просто привычное изменение – и приятная легкая ломота в изменяющемся теле. Затихающие звуки, истаивающие запахи (учитывая вонючую дрянь на шкуре – тоже приятное ощущение) и – Райли не видела этого, но точно знала, что так и есть – загорающийся все новыми красками мир.

Через пять минут молодая женщина поднялась на ноги – и направилась к перевернутой телеге. Собственная нагота ее не смущала, но холод беспокоил, да и человеческие обычаи приходилось учитывать.

- Мне нужна одежда. А если повезет, то еще и приличный нож.

В сумках нашлась кое-какая еда, но запасного комплекта одежды конвоиры с собой, к сожалению, не взяли. Были только теплые плащи, но люди ведь не носят их на голое тело, да и обувь нужна.
Райли поморщилась – и без особого восторга взглянула на трупы. Носить вещи убитых ею же людей?

- Я чувствую себя самой настоящей разбойницей. – вздохнула женщина, но выбор был невелик – и она сняла с покойника пояс с ножом, а после принялась стягивать сапоги.

Отредактировано Райли (2018-02-09 01:00:48)

+2

16

14 число Огня очага.

Может быть стоило по-тихому, не привлекая внимания рыси отползти в кусты? Сейчас рысь стояла вполоборота и Вериша видела, как нервно из стороны в сторону дернулся короткий хвост, домашние коты, когда злились, тоже начинали махать хвостами...
Однако додумать эту мысль волшебница не успела, теперь она с ужасом таращилась на приближающегося громилу и рысь начинала казаться не самым худшим вариантом, по-крайне мере возница умер быстро, топором оно наверное гораздо хуже и больнее?... Вериша пошевелилась, попыталась отползли и подняться на ноги, но попытка не увенчалась успехом и волшебница сосредоточилась на магии, силясь вспомнить хоть что-нибудь, годное для защиты, но в голову, как на зло, ничего путного (да и не путного) не лезло! Странно правда, что и рысь никак не отреагировала на приближающееся "чудище", не попыталась сбежать или напасть, она его словно и вовсе не замечала.

- Вериша, ты как, цела?  Райли, а ты? Что за дрянью они ее облили?


- Рагнар?! - громила содрал с лица тряпки и Вериша наконец-то опознала северянина - Ты... вы... Слава богам, вы живы!
Верише казалось, что она кричит от радости, но на деле получался едва слышный шепот - во рту пересохло, а от гадостного сивушного привкуса к горлу подкатывала тошнота, волшебница сглотнула и попросила.

- Пить.

На вопрос Рагнара рысь, повернула морду и коротко, обиженно рявкнула, кажется запах алкоголя ей не нравился и слизать эту дрянь со шкурки никак не получалось.
Рагнар разрезал-распутал веревки, Вериша осмотрела свои руки и болезненно скривилась - грубые веревки стерли в кровь кожу на запястьях, а онемевшие кисти теперь словно кололо тысячами острых иголок. Северянин протянул фляжку с водой, но удержать ее девушка не смогла, фляжка выпала из непослушных пальцев, а попросить о помощи Вериша уже не успела - из леса вышел медведь.

-Стойте и молчите. Если медведь не увидит в нас опасности, он уйдет. Нам в любом случае от него не убежать.


Совет показался Верише сомнительным, но решив, что Рагнар разбирается в медведях лучше чем она, волшебница поднялась на ноги и встала рядом, внимательно наблюдая за зверем.
Медведь не спеша, вразвалочку (словно уверенный, что люди никуда не денутся) приблизился и... начал обращаться! Спустя пару минут перед ними встал человек, очень большой, высокий и мощный, кабы Вериша не видела, что он был медведем, то вполне могла бы принять его за дракона. Волшебница мысленно выдохнула и чуть расслабилась - оборотень все же лучше, чем дикое животное, перевертыши разумны и с ними можно договориться. А раз медведь решил сменить ипостась, значит собрался поговорить, а не нападать.

Сменив облик, медведь заговорил и вот тут-то и выяснилось, что не все оборотни мирные, а некоторые и вовсе не прочь закусить человечинкой. Вериша глянула на принюхивающегося медведя и... расхохоталась. Громко, в голос, вытирая катящиеся слезы и перемежая смех с резкими, судорожными всхлипами.
Сначала ее пытался убить демон, потом селяне, потом ее собирались отправить в Йен к инквизитору (где опять же бы убили), потом она только чудом не свернула шею, вывалившись из телеги, а теперь вылез вот этот медведь и тоже грозит смертью! Вериша и сама понимала, что смеется совсем не от радости, но остановить накатившую истерику никак не получалось.
Медведь, подозрительно косящийся на волшебницу, попятился, видимо решив, что девушка просто свихнулась со страху.

- Это она чего? Совсем что ли шуток не понимает? Эй, не будут я тебя есть, слышишь? Вот уже и пошутить нельзя! - мужчина перевел взгляд на Рагнара - Выруби ее хоть что ли! А то сейчас на этот хохот все окрестные селяне сбегутся!

Верише показалось, что Рагнар что-то сказал, однако слов она не разобрала, продолжая то смеяться, то всхлипывать. Видимо и северянин сообразил, что вести беседы сейчас бесполезно, схватил волшебницу за плечо и слегка встряхнул, однако и это не помогло и в следующую секунду щеку словно обожгло огнем. Вериша вскрикнула, отшатнулась и, скорее от испуга, чем действительно желая причинить кому-то вред, потянула магию. Чистый выброс энергии, не оформленный в плетение, довольно ощутимо долбанул Рагнара в грудь, от неожиданности он разжал руку, выпустил топор и тот свалился аккурат Рагнару на ногу, заставив северянина взвыть от боли и запрыгать на здоровой ноге.

Кажется, ни Райли, ни медведь даже и не поняли, что произошло (по-крайне мере на скачущего на одной ноге северянина и бегающую вокруг него и причитающую волшебницу они таращились с одинаково удивленными лицом/мордой), магический выброс они не увидели и наверное, решили, что Рагнар, забывшись, сам выпустил рукоять топора.

- Ну... - оборотень поскреб затылок, пожал плечами и философски изрек - Зато девка успокоилась, а то очень уж жутко хохотала.

Дождавшись, когда все более-менее успокоятся, оборотень подошел ближе и заговорил.

- Вас искать будут, особенно, как прознают, что охранников убили, а ведьма сбежала. Пойдемте, я помогу схоронится, в таборе-то сам бес ногу сломит, там точно не отыщут. Да и не рискнут селяне туда сунуться, ребятня у нас шустрая, незваные гости без последних штанов останутся.

Мужчина переступил с ноги на ногу, почесал широкую грудь и слегка пожал плечами. Верише показалось, что он чувствует себя виноватым за дурацкую шутку и теперь всеми силами старается сгладить неловкость.

- Меня кстати Эсбен зовут. Мы еще вчера прибыли, шатры в поле поставили, а чего всю ночь в таборе сидеть? Скучно же! Ну я вечерком в кабак и наведался, эля попить, новости узнать, девок пощупать опять же... А там народ шумит, главная новость в поселке - ведьму поймали.

Эсбен довольно ухмыльнулся и лукаво глянул на Райли с Рагнаром.

- Там же и разузнал, что ведьму сразу не убили, а в Йен решили отвезти. Хотел помочь девчонке да вы вот первые успели.

Окинув притихшую волшебницу любопытным взглядом, мужчина поинтересовался.

- А ты правда что ль ведьма?

Видя, что Вериша не спешит отвечать, слегка пожал плечами и махнул рукой.

- Да ладно, мне-то все равно, я тебя святошам точно не стану сдавать. Просто что-то не похожа, я вот думаю ту ли девку селяне поймали? В кабаке-то расписали... Ух! Страх и ужас! С когтями, зубищами, волосами-паклей да еще и обряженная рубище! - и тут же, коротко хохотнул. - Правда там же говорили, что она кого-то из местных парней зачаровала и всякими непотребствами с ним занималась. Да судя по описанию, на такую бабу и под магией не залезешь!

Лошадь тихонько заржала, фыркнула и тряхнула гривой, Эсбен оглянулся.

- А вот лошадку я, пожалуй, заберу, не дело ее посреди дороги бросать. - подумал, кивнул своим мыслям - Да и мертвяков надо сжечь, а то ж еще чего доброго падальщиками обернутся. - оборотень слегка поежился от холода и посмотрел в лес - Не уходите никуда, я сейчас вернусь.

Едва медведь скрылся в лесу, как Райли тут же сменила ипостась и сообщив, что ей нужна одежда, направилась к перевернутой телеге. Вериша глянула на Рагнара, потерла щеку, нахмурилась, подумала и вздохнула.

- Я... - волшебница кашлянула, кивнула, приняв из рук Рагнара фляжку, сделал глоток воды. Стало легче, хотя после истерики Вериша чувствовала себя опустошенной и уставшей, а еще ей было очень стыдно за топор и за вот этот припадок. - не хотела, чтоб с топором так. И я не знаю, что это на меня нашло, честное слово со мной такого раньше никогда не было. И... и... Райли, Рагнар, спасибо, что вы пришли за мной.

- Я чувствую себя самой настоящей разбойницей.


Кажется оборотнице не было никакой дела до благодарностей волшебницы, - она деловито стаскивала с трупа сапоги. Вериша удивилась, - видимо, Райли совсем ничего не испытывала, ни страха, ни сожаления, ни угрызений совести за отнятую жизнь. Интересно, сколько людей она уже убила? Или все оборотни относятся к смерти вот так... практично?

- Так странно, - девушка кивнула на разбитую телегу и лежащего рядом с ней мертвеца - еще утром эти люди были живы, о чем-то разговаривали, о чем-то думали и уж точно не ожидали, что умрут сегодня.

Вериша зябко поежилась, плотнее запахнулась в плащ и устало опустилась на обочину дороги. Почему из-за нее все время кто-то умирает? Лана, гномы и эльф в Альнура Альхики, теперь вот эти двое... Может быть ей самой следовало умереть еще тогда, тысячу лет назад? Может быть, зря она выжила? А теперь смерть просто пытается забрать то, что ей было обещано? Но каждый раз чуть-чуть промахивается и вместо Вериши забирает кого-то другого.
Волшебница шмыгнула носом, растеряно взглянула на Рагнара и нахмурилась. Может быть они зря ее спасли? Ведь это не правильно - платить за свою жизнь чужими.

Из леса вернулся оборотень, он успел одеться да еще и приволок второго охранника, бросив мертвеца возле телеги, Эсбен распряг кобылу, протянул поводья Райли и велел отвести ее в сторонку. Потом подобрал соломы, присыпал ей тела, присел и несколько раз чиркнул огнивом, сыпанули яркие искры и сухая солома занялась огнем. Отойдя от телеги и забрав у рыси поводья, Эсббен взглянул на спутников.

- Ну так что, вы идете со мной?

+4

17

Рагнар и сам был в легком шоке от столь странного поведения Вериши. Не, не то, чтобы оно его пугало, просто слегка сбивало с толку. Тем более похожее состояние он наблюдал у той драконихи в мертвых пустошах, Ланы кажется, которая умом тронулась. Хотя почему-то казалось, что оно так и было изначально. В конце концов, как нормальный человек мог допустить, чтобы в его теле поселилась душа другого. С другой стороны, северянин в глубине души понимал Веришу. Попробуй тут не сойди с ума, когда тебя непременно раз в день обещают то убить, то изнасиловать, то сжечь, то сожрать.  Она еще долго продержалась. И все же, ее надо было привести в чувство, иначе правда проблем не оберутся, если кто услышит.

-Вериша, ээээй, очнись. Успокойся, сейчас же все окрестные животные и, не дай бог, другие люди сюда сбегутся. Прекращай, давай.

Но слова на нее не производили ровным счетом никакого впечатления.  И, когда даже приличная встряска не привела девушку в чувство, Рагнару пришлось прибегнуть к самой крайней мере, дать ей пощечину. И тут же стало ясно, какую фатальную ошибку он совершил, забыв, что имеет дело с человеком, владеющим магией. И очень любящим иногда пускать ее в своих. В следующий миг в грудь парня словно ударили дубиной, от чего он по инерции отошел на пару шагов назад, и от неожиданности выронил топор, тут же приземлившийся ему на ногу. Вот тут уже очередь голосить на весь лес пришла северянину. Только не ржать, а орать и материть Веришу, попутно скача на одной ноге, и потираю другую. Слава спасителю, топор упал тупой стороной, потому как волшебница вряд ли знала заклинания, способные пришить обратно отрубленные пальцы.

- Там же и разузнал, что ведьму сразу не убили, а в Йен решили отвезти. Хотел помочь девчонке да вы вот первые успели.

-Да мы и не успевали. Мы изначально ее спасать шли. А вот как ты тут оказался, действительно хороший вопрос. И главное зачем.

А оборотень оказался на удивление болтливым. Болтливым настолько, что чтобы что-то сказать, надо его сначала оглушить. И те не факт, что он после этого не закончит трепаться. Да спаситель, он был хуже последней деревенской доярки, те и то хоть какие-то тайны хранили. Этот же вываливал сразу все без разбора. Еще и про какой-то табор говорил. Рагнар слышал о них как-то, но не думал, что они сунутся так далеко на север, тем более осенью. Вполне возможно, что те бродячие артисты, с которыми он покидал Хасин, были тоже из какого-нибудь такого же табора. Было бы забавно с ними сейчас тут внезапно встретиться. А вот сама мысль остановиться среди кучи довольно странного народа ему казалась весьма странной. Хотя бы потому, что неизвестно, что они могут с ними сделать, и по какой причине их так заинтересовала Вериша,

- Я... - не хотела, чтоб с топором так. И я не знаю, что это на меня нашло, честное слово со мной такого раньше никогда не было. И... и... Райли, Рагнар, спасибо, что вы пришли за мной.


-Ничего страшного. Это я просто иногда забываю, что с тобой надо быть аккуратнее. В следующий раз, когда буду приводить тебя в чувство, буду делать это без топора и в доспехах. - Рагнару показалось, что от его слов волшебница слегка улыбнулась, и это было самое главное, потому как до этого она была мрачнее сумрака в пустошах. - А спасение...мне кажется, что спасать друг друга у нас уже просто вошло в привычку. Так и будем спасать друг друга через раз. Главное, чтобы это не начало надоедать после круга так пятого-десятого.

Глядя на трупы, Рагнар и сам поневоле задумывался, почему он не среди них. Сколько раз за последние полгода он мог сдохнуть, не пересчитать по пальцам никаких рук. И до сих пор какая-то неведомая сила оставляла его в живых. Только для чего? Где он так успел провиниться, что его раз за разом отправляли почти на верную смерть, но каждый долбанный раз он в итоге каким-то неведомым образом выживал. Для чего все это? Странно, но до этого момента он ни разу не задавался вопросом о смерти, хотя она сопровождала парня едва ли не на каждом шагу. Пока он предавался мыслям, оборотень притащил из леса тело второго деревенщины, после чего сжег их, сложив друг на друга.

- Ну так что, вы идете со мной?

-А откуда нам знать, что ты не заведешь нас куда-нибудь, где с нами будет легче разделаться? И кто сказал, что в вашем таборе нас же и не обчистят, как обчищают других? Или вообще не убьют?

Не. Вы конечно можете отказаться от помощи, остаться одним блуждать в лесу, пока не наткнетесь на инквизицию, менее дружелюбного оборотня, или еще что похуже. Само собой это более здравый выбор, чем пойти с человеком, который предлагает вам убежище на время, пока в округе все не уляжется, а вы не будете готовы отправиться туда, куда пожелаете. А может решите остаться у нас, кто знает.

Рагнар как-то не очень доверял этому Эсбену хотя бы потому, что не знал этого человека, да и после первых двух весьма не очень удачных знакомств с оборотнями, не очень доверял им в принципе. Его смущало и то, как рьяно этот парень пытался выяснить, волшебница Вериша, или нет. Прямо-таки из шкуры вон лез, лишь бы ему раскрыли это. И это не заставляло не задуматься о его намерениях. С другой стороны, остановка в таборе помогла бы им наконец передохнуть, так что стоило туда пойти если не ради себя, то хотя бы ради Райли с Веришей, потому как они за последние двое суток выглядели весьма уставшими. Да и денег на длительное путешествие по землям до той самой деревни где-то посреди земель у них не было, как и видимых способов туда добраться. Кроме разве что колодца, но им лично северянин пользоваться второй раз ну очень не хотел. Неизвестно, что эта магическая хрень вытворит в следующий раз. Уж лучше, как сказал Тадди, пешочком на своих двоих. Это хоть и дольше, но безопаснее. Относительно. Получив согласие девушек, Гриммсон вместе с ними и с Эсбеном направились в сторону цыганского поселения. И все же парень старался лишний раз держаться подальше от этого оборотня. Чисто на всякий случай.

-Вам не кажется, что этот человек может вести нас в ловушку? Может сбежать, пока еще не поздно?-полушепотом спросил парень у спутниц. Ладно он, но может Райли, как оборотень, или Вериша, как волшебница, чувствовали какой-то подвох? В конце концов они не просто люди, особенно первая. Она, обладая охотничьими инстинктами, явно смогла бы распознать опасность.

Через какое-то время компания оказалась на большой поляне, окруженной деревьями, и посреди которой возвышались пара десятков шатров, палаток, небольших вагончиков и крытых телег. Тут и там бегали дети, животные, слышались музыка и смех. Между палаток туда-сюда сновали странно одетые люди. Это место словно контрастировало с деревней всего в паре километров отсюда, где деревенщины еще вчера вечером были готовы сжечь трех человек в их собственном доме только потому, что двое из них казались им порождением ада. Но было и то, что казалось Рагнару странным. Ощущение, которое он не испытывал нигде до этого, ни в одном месте. Это было сложно объяснить, но разум и ощущения подсказывали, что все эти люди были не просто бродячими артистами. И это настораживало и успокаивало одновременно. И, судя по Верише, она тоже поняла, что тут что-то не так.

-Идемте, я проведу вас навстречу с нашим бароном. Я уверен, что он будет рад вас здесь видеть.

Эсбен проводил их в один из шатров, находившийся чуть в стороне от других, и наиболее богато разукрашенный из всех. И, наверное, самый большой. Внутри он казался еще больше, чем снаружи. Вокруг висели покрывала, ковры всех цветов и рисунков, а на полу было разбросано множество подушек. Казалось, это должно было создать ощущение уюта и спокойствия, но у северянина пока никак не получалось успокоиться. Слишком все было странно.  Тут из-за занавески с другой части палатки вышла молодая девушка, не сильно старше самого Рагнара, одетая в белую рубашку и огромную красную юбку до пола.

-Эсбен. Я вижу, ты привел к нам гостей? Это случайно не те люди, которые навели шороху в ближайшей деревне? Хотите, я вам погадаю, по руке, по картам, а вы пока расскажете, что же такого вы сделали, что, по словам нашего мишки, вас были готовы сжечь а ли не живьем, и что лишь сама судьба помешала это сделать сразу?

+3


Вы здесь » Проклятые Земли » Локационная игра. Отыгранное. » Окресности Йена


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC