Проклятые Земли

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Проклятые Земли » Эпизоды » Попытка национализировать национальное достояние


Попытка национализировать национальное достояние

Сообщений 1 страница 20 из 24

1

http://s018.radikal.ru/i509/1710/e6/896fb045eacb.jpg

0

2

26 день месяца Огня Очага
Последние полгода, однако, выдались довольно напряженными. Все началось с беспорядков в Ашхабаре. Спася свою сестру, которая, на самом деле, ему, в общем-то, не сестра, Маэль находился в ожидании, когда новоявленный император придет в себя после событий во дворце.  Периодически гулял с Анарсоэль, и даже позволял себе целовать ее, несмотря на то, какие последствия это могло вызвать как для него, так и для нее. И все же, большего он себе позволить не мог. Параллельно этому он обдумывал то, как себя теперь вести. Он знал тайну своего происхождения, но также и знал, что заяви он об этом напрямую Рах’Эмару, его жизнь могла, как очень круто измениться, так и  сократиться очень быстро. А этого дракону очень не хотелось, а значит, приходилось думать, как выкручиваться из сложившейся ситуации. С другой стороны, его вполне устраивало его нынешнее положение дел, по крайней мере, пока.

Прошло больше недели прежде, чем Керкетхе Рах’Эмар Ше’Детх пришел в себя. Маэлькорх ожидал, что за помощь в нелегком деле воцарения на троне последует награда. И да, она последовала, только совсем не в том виде, в котором он ожидал. Вместо императорской милости его бросили в темницу по обвинению в измене новому правителю. И это было весьма неожиданно, учитывая, что лично за собой Ваз’Заэрах не припомнил таких грехов, которые можно было бы счесть за измену. Сопротивляться так внезапно пришедшим к нему домой императорской страже он не стал, это могло бы лишь подтвердить лживые обвинения.

Практически месяц дракон провел в темнице, прежде, чем к нему пожаловал лично император. За это время парень заметно истощал, ведь тюремный режим значительно отличался от того, которым он привык жить последние несколько сотен лет. И все слухи, да разговоры о том, какого это, ни в какое сравнение не шли с реальным заключением. За время содержания, до него дошли слухи, что по всей столице империи прошли массовые зачистки врагов нового правителя, и где-то в глубине души Маэль надеялся, что попал в эту чистку случайно, но прекрасно понимал, что в нынешней ситуации любые случайности не случайны.  А потому, когда в его темницу вошел Керкетхе, дракон чисто инстинктивно шарахнулся от него.  Хотя император и выглядел не лучшим образом, лишившись руки, как догадывался парень, не без помощи женушки или бывшего принца, все равно внушал страх.

— Я хочу знать, зачем ты предал меня.


Маэлькорх и слышать не слыхивал ни о каком кольце, о судьбе которого так жаждал узнать Керкетхе у своего бывшего слуги. Сначала дракон думал о том, что это, возможно нечто, что по очень странному совпадению пропало из тех архивов, в которых копался парень незадолго до всех событий, но откуда там вообще в принципе взяться какому-то кольцу. Но быстро понял, что ошибался. Речь шла о каком-то кольце, которое он якобы украл у Эшшеры Дар’Кетхерион в темнице. О том, что Ваз’Заэрах вообще ничего не знал и  не слышал об этой безделушке, Рах’Эмар ничего не хотел слышать, ибо был уверен в виновности парня. И, наверняка, был убежден в этом не без помощи Эшшеры. Хотя парень никак не мог понять, как император мог поверить девке, которая едва не убила его в первую же брачную ночь.  И уже начинало казаться, что сидеть Маэлю в темнице до тех пор, пока ему не снимут голову, как обычно поступали с предателями. Не сразу, но увещевания парня относительно того, какого демона ему нужно это кольцо, и как бы он потом смог скрыть его пропажу и тем более спокойно шататься по империи не боясь быть пойманным, смогли убедить императора. Хотя парень подозревал, что ему не верили, и тем более не доверяли.  А получить второй шанс от человека, который в принципе не жалует предателей и расправляется с врагами раз и навсегда, сродни чуду, и что-то подсказывало, что третьего шанса не будет.

*****

Они прибыли в Хасин, преодолев очень долгий и до безобразия утомительный путь. И лишь во время встречи с демоном Маэлькорх, наконец, смог понять настоящую ценность кольца, из-за пропажи которого чуть не лишился головы. И тот факт, что с дракона были окончательно сняты все обвинения в измене, принес ему несказанное облегчение. Значит, его голове в обозримом будущем ничто не угрожало.

Кроме того, ему выпала честь представлять свою расу в Хасине. И пускай реальных полномочий у него не было, одного звучания этой должности хватало, чтобы вести роскошную жизнь. Все поручения исходили исключительно от императора, и по его велению. Однако Ваз’Заэрах был доволен и тем, что все вокруг находились в его власти, а также свой личный небольшой гарем, состоявший из свежеприбывших эльфиек. При этом он не забывал, что неумолимо приближался срок события, которое должно было стать расцветом его расы, и что могло окончательно реабилитировать его в глазах Керкетхе. И это поручение он не собирался провалить. Просто не мог. Даже несмотря на язвительное письмо его названного отца о том, что любимая сестра обещана в дены императора, и теперь парень никогда не смеет не просто прикоснуться к ней, но и вообще смотреть на нее. Маэль помнил, как Ше'Детх обходился с плененной Эшшерой, а потому не питал иллюзий того, что станет с его пока невинной и наивной сестрой. Возможно, в отличии, от тех, кого он считал родителями.

*****

Но что было, то было. Теперь же он стоял посреди бального зала королевского дворца в Лимпии, столицы людского королевства. Королевства, которое скоро должно было перестать существовать. Все находившиеся здесь, предавались веселью по случаю праздника урожая. И ни один не подозревал, скольким суждено погибнуть в эту ночь, и в последующие за ней. Никто, кроме него. Даже прибывшие с ним две драконьи четы, не знали всех подробностей плана во избежание любых недоразумений.

Казалось бы, что проще, объявить войну в любой момент? Тем более что армия драконов уже ожидала сигнала к началу атаки. Нет. Это было бы слишком просто и предсказуемо. Куда интереснее нанести удар, когда жалкие люди меньше всего этого ожидают. И они сами виноваты в том, что это произойдет. Нанести удар в самое сердце, в момент, когда люди будут веселы и беззаботны. Что может быть лучше, чем повергнуть врага в момент наибольшего его благоденствия? Наблюдать, как он страдает, еще недавно, будучи счастливым. Как меняется его состояние, как он скатывается в безысходность. Нет, ни одни физические пытки не сравнятся с этим. Люди слабы и беспомощны, а потому за их страданием будет одно удовольствие наблюдать.

Но была для присутствия здесь и иная причина. Королевская корона, находившаяся сейчас на голове его величества Куэвас-Руэды. Именно за ней, по приказу Керкетхе и прибыл Маэль. Само собой просто так корону ему не отдадут, а значит, придется забрать ее хитростью. Ну, или силой. Как пойдет. Но делать это он будет не один. Ему в помощь Император прислал вампира-наемника, Бишопа Рихтера. Еще некоторое время назад, до того, как осмотреть город, которому скоро предстояло быть разгромленным, дракон встретился со своим сообщником и обговорил детали того, где и как они встретятся. План был простой. В то время, как драконы будут разводить хаос, они займутся королевской семьей. Возьмут в плен королеву, потом угрожая ей заберут корону, а затем, прикрываясь ей же, отступят из дворца. Благо среди них был дракон, так что проблема того, как же им выбраться, была в общем-то решена заранее.

Время подходило. Надо было срочно выманивать королеву в сад. Именно там было условное место для встречи с сообщником. Что может быть лучше, чем пригласить ее величество на танец, а потом позвать на вечернюю прогулку перед запуском фонариков? Скажем, в сад. где все и должно свершиться. Лорена Лимпийская стояла в окружении фрейлин, и о чем-то с ними хихикала, иногда поглядывая в сторону молодого дракона. Параллельно этому она ненароком гладила свой живот. Видимо, годы без детей не прошли даром, и она теперь старательно оберегала долгожданного ребенка. Определенно у нее было хорошее настроение, и это лишь  вселяло уверенность в успехе операции. При виде подошедшего к ним кавалера, дамы притихли и с интересом стали наблюдать за развитием событий. Ваз'Заэрах, с позволения, поцеловал монаршей  особе ее прелестную ручку, и только потом заговорил.

-Ваше высочество. Я бы счел за честь станцевать с вами медленный танец.

-Думаю, было бы большим упущением с моей стороны не станцевать с таким галантным кавалером.

Фрейлины, окружавшие королеву, расступились, и пара закружилась в танце. Про себя Маэль отметил, что королева выглядела довольно неплохо. Да, она не была писаной красавицей, но при этом парень видел в ней шарм и женское очарование. Не стоило больших усилий понять, почему король был так в нее влюблен. Она выглядела счастливой, хотя, как показалось парню, в глазах женщины проглядывалась печаль. Музыка постепенно становилась все быстрее, заставляя танцующих двигаться активнее. Маэлю же приходилось тщательно следить за тем, куда он ставит ноги, ведь и без того немаленький, своими лапами он мог ненароком затоптать королеву. Едва танец закончился, Лорена пошатнулась и чуть не упала, так что парню пришлось ее придержать. Вокруг, слово из ниоткуда, возникла стража, посчитавшая, видимо, что Королеве угрожает опасность. Но таковой не было. Пока.

-Прошу прощения, мне что-то не хорошо. Мне придется оставить вас и пойти подышать свежим воздухом. Мне не очень хорошо.

Маэль понял, что все складывается как нельзя лучше. Ее даже не придется уговаривать сходить в сад на прогулку. Она сама туда пойдет. Но было бы большим упущением отпустить ее туда одну. А потому предложил лично сопроводить королеву на свежий воздух. Разумеется, в сопровождении стражи, не собиравшейся оставлять королеву наедине с драконом. Ночь в столице выдалась на удивление тихой и красивой. Две луны в сопровождении звезд сияли светом. Именно им предстояло стать свидетелями сегодняшнего триумфа. Даже не верится, что уже через считанные минуты тихий и праздничный город, улицы которого заполнены толпами счастливых людей,  превратится в поле кровавой битвы. Вот-вот будут запущены воздушные фонарики, что послужит сигналом к началу нападения. Но у него были дела поважнее этого.

-Ваше величество, как вы себя чувствуете?

+4

3

Из эпизода <=====

26 день месяца Огня Очага

Теперь оставалось самое интересное – отыскать тот самый участок сада, в который его подельник юный дракон, представившийся Маэлем, должен будет вывести королеву. Он, конечно, дал своему напарнику инструкции, как выйти к нужному месту в саду, но Бишоп тут ни разу не бывал, пытаясь соорентироваться, а потому, медленно шагая по дорожке меж подстриженных кустов и зарослей цветов, превратился в сплошной слух. Благо стража в их доспехах  громыхала будь здоров, выдавая вампиру их местоположение с головой. Впрочем, действовало это в обе стороны, да и наемник не старался прятаться, уверенно шагая, подражая несколько неуклюжей походке стражи. Несколько раз встречал молчаливо приветствующих его стражей, стоящих в карауле у стен и двигался дальше. В итоге он поступил проще – пошел на звуки музыки, доносящиеся из примыкающей саду части дворца и не прогадал.

Мельком заглянув внутрь на кружившиеся в танце пары, примечая охрану особ королевской крови и нескольких странных типов на галерее, совсем не выглядящих как знать. «Арбалетчики» - предположил вампир, для которого такая расстановка сил была вполне логичной. Закончив беглый обзор, он вышел  обратно на террасу, к стене, оплетенной вьющейся зеленью и принялся терпеливо ждать выхода напарника. Полночь была уже почти на носу, дурацкая алебарда мешалась в руках, хищно поблескивая натертым лезвием в свете лун.

В ночной тишине, нарушаемой лишь отдаленными визгами скрипки (какой идиот только назвал это музыкой?) появились новые звуки – тяжелые шаги, бряцание металла и шелест ткани. По ступеням, ведущим в сад с замковой террасы, где притаился вампир, медленно спустилась женская фигурка под ручку, которую вел высокий темноволосый парень, в котором Бишоп узнал Маэля. Хотя драконы и присутствовали на празднике целой делегацией, ошибиться было сложно – следом за сладкой парочкой шествовало четверо стражей из личной гвардии короля. Двое следом и двое чуть по бокам.

Бишоп ухмыльнулся про себя, отмечая поведение гвардейцев не сводящих глаз с королевы и сосунка дракона. «Или не сосунка, поди их разбери этих тварей» - понять по внешнему виду ящеров их возраст было гораздо сложнее чем у людей. Впрочем, это было неважно мальчишка или его ровесник – справился со своей частью вполне успешно, даже собрал на себе внимание стражи королевы, что, несомненно, давало вампиру преимущество. Сняв шлем и оставив алебарду прислоненной к стене он медленно двинулся следом, стараясь двигаться бесшумно, что в полном обмундировании стражника было довольно сложно, но ему на руку играл шум производимый самой свитой королевы. Да и в отличие от дракона и вампира в темноте ночи они были слепы как котята. Ну, почти, ведь ночь выдалась довольно светлой.  Проверив, что нож из-за пояса он сможет вытащить в любой момент, Бишоп осторожно приблизился, к двоим замыкающим шествие, стражам. 

— Ваше величество, как вы себя чувствуете?


Что ответила Маэлю их цель, Бишоп уже не слушал. Голос дракона послужил своеобразным сигналом к действию. Мягко шагнув по устланной гравием дорожке, он возник за спиной ближайшего к нему стража, отточенным движением резко поворачивая его голову в сторону. Раздался несильный хруст и первое тело обмякло. Вампир собирался поступить так же и со вторым и только потом ввязаться в потасовку, но гвардеец оказался нервным или подозрительным и обернулся на этот шорох. Но не успел даже вытащить меча – кинжал из-за пояса Бишоп вытащил гораздо быстрее и всадил его  в лицо по самую рукоять. На этот шум уже повернулись все – двое оставшихся и Маэль с королевой. Пнув труп ногой вместе с застрявшим кинжалом в одного противника, вампир ловко отпрыгнул от второго, который уже обнажил меч. Медлить было нельзя, еще мгновение или два  пройдут до тех пор, пока кому-то из них не придет в голову заорать так, что услышит вся округа и поднимется тревога. Но по сути ценная заложница уже у них в руках, так что особенно он не переживал за исход. Лезвие вампира  блеснуло ярким росчерком, отразившись в его жестоких глазах, и нашло себе цель, воткнувшись в шею вновь бросившегося на него стражника. Остался последний противник, клинок которого тотчас же оцарапал кольчугу вампира, но подло использовавший прием бесноватой монахини, на подобравшемся слишком близко защитнике, Бишоп без угрызений совести саданул того коленом по яйцам, а после со всей силы приложил гвардейца лицом о каменное ограждение клумбы. Пару раз. Ну, может быть, тройку. Он всегда был натурой увлекающейся. Отбросив с лица волосы, он вытащил из ближайшего тела меч, затем кинжал и подошел к напарнику, сжимающему в лапах Лорену Лимпийскую, одна из которых закрывала дамочке рот.

— Ваше величество. – с нескрываемой издевкой в голове Бишоп отвесил бледной как вампирша королеве подобие поклона. После чего ухмыльнулся и кивнул Маэлю. – Осталось недолго, ждем сигнала и идем. – согласно плану они должны были войти как раз посреди воцарившегося хаоса и сделать эту ночь для столицы королевства еще ужаснее.

– Теперь вы, ваше величество. – обратился он к Лорене, приподнимая личико за подбородок, ощущая как ее бьет дрожь. «Хорошо, будет сговорчивее». – Хоть слово услышу и твоя голова будет отдельно от тела. – доверительно сообщил он ей, и увидев страх на ее лице наклонился ближе, послушать как бешено бьется сердце испуганной женщины, но услышал еще одно еле слышное биение. «Ребенок? Ну да, конечно». Скользнув взглядом вниз по фигуре, он заметил ладошку, прижатую к животу «Мать всегда попытается защитить ребенка» – Вы же не хотите умирать, верно? – вампир выразительно скосил взгляд на живот Лорены, как бы намекая, что она умрет не одна. - Будь паинькой, ваше величество и останетесь в живых.  Иначе же.. – Бишоп поднял окровавленный нож на уровень глаз и несколько мгновений вертел его в руке, разглядывая так, словно не видел никогда в жизни.

- Убери руку от ее рта. – обратился он к дракону. – Посмотрим, как наша королева поняла сказанное. - после чего опустился на колено, вытирая нож  о труп одного из стражей, попутно отстегнув у того ножны с мечом. Поднявшись, передал ножны Маэлю, забирая у него Лорену.

- Пойдешь со мной, ваше высочество. И без глупостей. – широкий и несомненно острый клинок наемника, коснулся нежной кожи на шее королевы. – Мне стоит лишь немного надавить и тебя не спасут. – прошипел он ей в ушко. – Будешь послушной? – Бишоп заставил Лорену приподнять подбородок и заглянуть ему в глаза. Та дрожа всем телом еле заметным кивком подтвердила, что поняла. – Умница. – резюмировал вампир, мертвой хваткой удерживая заложницу за руку, слегка заломанную той за спину. – Ничего, потерпишь. – ответил он на невысказанный вопрос монаршей особы, понимая, что причиняет ей боль и несомненно был рад этому.  – Готов? – вампир перевел взгляд на Маэля, с мечом в руке. Неожиданно над садом и дворцом взмыли в воздух сотни фонариков, крупными звездами осветив мрачный небосвод.

– А вот и сигнал. Пошли, дорогушенька. – пихнул Лорену плечом Бишоп и они медленно двинулись обратно в бальную залу. – Держись чуть сзади, так им будет труднее в тебя целиться, не рискуя зацепить свою славную королеву. – посоветовал он дракону.  – Посмотрим как тебя любят. – эта фраза была адресована Лорене, которую он втолкнул в проем ведущий в залу.

Там царил хаос. Так можно было сказать про любое место в Лимпии в эту ночь. Нападение драконов на толпу во время праздника стало неожиданностью века или даже тысячелетия. Со стороны балкона, с которого король произносил речи перед подданными, и откуда знать собиралась запускать фонари в память о жертвах Ригеля, снаружи доносились истошные крики, бьющихся в панике и агонии людей. Под свист драконьих крыльев и шипение выдыхаемого пламени, всполохами озаряющего город. Внутри дворца обстановка тоже была не лучше. Окинув взглядом залу, Бишоп даже присвистнул, оценивая зрелище. Гвардейцы сгрудились подле Куэвас-Руэды, защищая своего короля, часть вельмож разбежалась, кто куда, часть была ранена и убита. Несколько запуганных девушек на коленях жались  у стен, прикрывая голову руками, не рискуя бежать и нарваться на меч или арбалетный болт.  В воздухе витал аромат крови – людей, эльфов, драконов, соблазняя вампира на кровавые бесчинства, но пока ему удавалось держать себя в руках, упиваясь им, словно запахом любимого вина.  Их возвращение с королевой прошло настолько незамеченным в общей суматохе, что он поспешил это исправить.

- Прошу минуточку вашего внимания достопочтимые судари! – громогласно заявил вампир, являя взорам собравшихся Лорену Лимпийскую с острым кинжалом у горла. – Если хоть кто-то двинется с места ее прелестная головка будет отдельно от тела. – оскалившись в подобии злобной улыбки произнес он, обводя взглядом залу. На галерее что-то шевельнулось и помня о арбалетчиках Бишоп чуть сильнее вдавил лезвие в шею ее высочества.

– Я, что непонятно объясняю? Прости, дорогуша, они тебя не любят. – продолжил он издеваться над несчастной заложницей, оставляя тонкую полосу надрезанной кожи, пока алая капля не скользнула по изящной шее. Лишь тогда один из стражей опустил меч, жестом призывая арбалетчиков покинуть укрытие, что те и сделали, показывая Бишопу поднятые руки.

Отредактировано Бишоп Рихтер (2017-11-03 23:07:56)

+4

4

26 день месяца Огня Очага

Пламя. Стена огня, где-то слышны крики. С чистого и безоблачного неба обрушилась огненная стена. И в мгновение ока все исчезло в этом страшном огненном смерче. Чьи-то руки схватили. И потащили. Вниз. В темноту. А она лишь смотрела на огонь. Слышала хлопанье крыльев над головой и душераздирающие крики эльфов.

Воспоминания погасли также быстро, как и появились. Возвращая свою юную хозяйку снова в реальность. Когда сбывается мечта, сердце трепещет и радуется. Но что если мечта сбывается из-за безысходности. Нападение драконов на родную деревню принесло, наконец, Исилиэль Ди’Санс долгожданное путешествие, вот только в душе навечно поселилась вместе с радостью, горькая печаль и тоска. Мать похищена, брат ранен и чудом остался в живых. А отец, погрузившись в вереницу забот, просто напросто отослал младшую прочь из дома.
Королевский дворец Лимпии поражал роскошью и величием. Даже в каждом незначительном убранстве читалось уникальное и особое значение. Эльфийская делегация в составе из 28 персон прибыла в столицу утром. А в данный момент поднималась в правильном порядке по шикарной лестнице в бальный зал. Посол Её Величества Веласиндор и его супруга вели себя сдержанно, олицетворяя истинное достоинство и пребывая в таких местах явно не впервые. Старший сын посла Фреос, молодой эльф, двадцати девяти человеческих лет, старался подражать родителям и не удивлялся представшей пред ними роскоши. Его супруга Тирариала шла рядом, скромно осматривая дворец, что-то тихо говорила. Трое дочерей и младший сын Веласиндора будучи еще слишком юными и впечатлительными, не могли сдерживать свои детские эмоции.  Лучники были предельно сосредоточены на охране и тщательно оглядывались по сторонам по необходимости. Фрейлины по большей части заняты были юными наследниками посла, стараюсь то и дело приструнить детей, напоминая о правилах приличия.
Замыкали шествие летописцы. В числе, оных теперь и находилась Исилиэль. Иллиан Дест шел впереди. А дочь Луны вместе с новой подругой Паналерин были последними. Обе девушки посещали королевство людей впервые и впитывали увиденное как губки. Ведь, в конце концов в последующем при составлении летописи необходимо запомнить даже каждую мелочь.
Зеленоглазка также с восторгом и трепетом любовалась убранством. Величественные колонны, высокие своды, расписанные умелыми художниками и резчиками притягивали взор, хотелось смотреть на них бесконечно. Все было таким светлым и помпезным, но не резало взор, а наоборот показывало истинную суть этого места.
Наконец эльфы вошли в бальный зал. Церемониймейстер объявил имена посла и его супруги, остальные члены делегации были объявлены лишь по должностям. Исключение составил еще Фреос, как наследник.
Велансидор и Антанириана почти сразу же направились к монарху Аурэлио и его супруге. Остальные же ушастые создания рассредоточились по залу. Дети побежали за сладостями, фрейлины рванули за ними. Лучники же часть отправилась охранять детей, старший же везде следовал за послом и его женой.
Летописцы остались, предоставленые сами себе. Иса и Пана, оставив Иллиана в кресле, куда он практически сразу рухнул устало, неодобрительно фыркая на танцующих, решили пуститься в исследование королевского замка.
Они были на балконе и наблюдали за взлетающими в темное небо воздушными фонариками, когда со стороны площади послышались крики. А внизу началась суматоха. Девушки уже знающие о том, что обычно следует за этим, переглянулись и нырнули за гобелен, висевший на стене. Там как-то неожиданно оказалась узкая лестница вниз. Спустившись эльфийки держась за руку, оказались за очередным гобеленом и сквозь растянутые от времени нити смогли наблюдать, как в середине зала, где еще несколько минут назад проходила торжество, появились двое мужчин захвативших Лорену Лимпийскую в заложницы и, угрожая, заставили стражу опустить оружие. Остальные гости замерли и превратились в статуи. Но по толпе то и дело проносились тихие испуганные вздохи.

- Что происходит? Кто они? – шепотом спросила Паналерин.

- Я не знаю…. Давай немного подождем, а потом попробуем найти Тиралиора или кого-нибудь из лучников….защита нам тоже сейчас не помешает – также тихо ответила подруге Исилиэль, стараясь быть храброй, вот только сердце давно ушло в пятки. И от страха она внутренне дрожала как осиновый лист, сжимая руки в кулаки и моля Мать Природу защитить своих детей.

+4

5

Первое что сделали гвардейцы – закрыли все окна. Никто не ждал нападения драконов на Лимпию. Никто к нему не готовился. Но здравый смысл был всегда присущ людям, вынужденным соседствовать с весьма кровожадными существами. Такими как вампиры и драконы. Первые залпы, если можно так назвать отрыгиваемый тварями огонь, пришлись на стражников башен. Некоторые из них не удержались на занимаемых позициях и рухнули на балкон. Огонь с их одежд мигом перекинулся на бальные платья близстоящих дам, усугубляя панику и суматоху. По балкону драконы не били, опасаясь задеть свою делегацию, мигом схваченную под стражу. К сожалению, гости не поняли намека и попытались превратиться, но были тут же убиты.

Щиты которыми, стража закрывала окна, не были предназначены для сдерживания атак крылатых тварей. Лишь для происков природы, которая временами обрушилась на прибрежный город бурями и ураганами. Раненных спустили в зал. Вокруг короля усилили охрану. Огонь потушили и всеми силами пытались привести в чувство съехавшуюся со всего Королевства. Но паникующие люди метались по залу как пойманные в банку бабочки.

Неожиданно в центре зала появились гости, которым собравшиеся мягко говоря были не рады. Увидев жену в лапах неизвестного стражника, сопровождавшего посла драконов, Король издал какой-то скулящий звук м упал в обморок. Ему повезло, ведь он не слышал, последующею за требованием опустить оружие речь.

Ну что, ваше Величество, если вы желаете спасти вашу дражайшую женушку, то вам придётся постараться. Хотя кого я обманываю. Нам от вас нужно только одно. Ваша драгоценная корона. Неужели эта жалкая безделушка сравнится с жизнью вашей супруги? Вряд ли ей придется сладко в драконьем плену. Если она доживет до него, конечно.

В тяжёлое для всех время, тем кто не должен был бы, приходится брать на себя ответственность. Затихшая толпа расступилась пред Верховным пастырем, снявшим с Короля корону и вышедшим чуть вперёд.

— Если мы отдадим вам корону какие гарантии того, что вы отпустите её высочество? — тихо спросил он глядя в глаза похитителям. Мужчина не нервничал. Наоборот, церковник был нарочито спокоен. Ведь за его плечами стояла маленькая армия – королевская гвардия, а эльфийские лучники, умело прятались в толпе и за балюстрадами. — Я предлагаю прийти к взаимовыгодному соглашению. Вы отпускаете Королеву, а я отдаю вам корону. Что такое стекляшки, когда речь идет о жизни? — судя по реакции злоумышленников, говорил Пастер не сильно убедительно, либо они не понимали в какой ситуации на самом деле оказались. Королеву любили: и народ и Король. Но терять и корону и ее, отпускать покусившихся на святое безнаказанными — об этом позоре будут вспоминать столетиями. Он войдет в историю как самый глупый Наместник Спасителя на земле, что было не допустимо. Пастер сделал шаг вперёд и продолжил свою речь. — Поймите, если  вы убьете Лорену, из этого зала вам не выбраться живыми. Вы окружены. — тишину воцарившуюся в зале разрушало сражение происходившее за его стенами, которые то и дело сотрясались от нападок драконов. Интересно, насколько ценной фигурой для нового императора является этот мальчишка? Может быть смерть Лорены не такая уж и  большая цена, если захватить живым этого наглеца и отвести беду от Лимпии. — Ну что? Мы договорились? Вы отдаёте королеву, мы вам корону и вы уходите.

Так или иначе, его слова подействовали и с похитителями удалось договориться о встрече в центре зала. Наместник как и обещал, в полном одиночестве, с короной в руках медленно подошёл к месту встречи и протянул похитителям корону, забирая у стражника-предателя королеву. И все было бы хорошо, если бы не вмешалась рука судьбы. Никто не понял как это произошло. Но тяжелый, расшитый гербами Королевства гобелен, сорвался с крепления, лишь чудом не покалечив спрятавшихся за ним эльфиек, но падая зацепил механизм, удерживавший огромную хрустальную люстру, освещавшую зал с помощью тысячи, зажжённых свечей. Никто и моргнуть не успел, как она упала на собравшихся в месте обмена. Осколки разлетелись по всему залу, притихшие было гости, снова поддались панике. Многие получили ранения.

Для дальнейшей игры необходимо кинуть кубик.
Для каждого из участников событий.
2 кубика. Варианты для значения первого кубика:

1 – отделался легким испугом
2 – легкое ранение осколком
3 – легкое ранение осколком и сотрясение мозга
4 – тяжелое ранение или перелом
5 – смерть для Наместника или Королевы, пережеребьевка для Маэля и Бишопа.
6 – сотрясение мозга от удара люстрой по голове.

Для значения второго кубика: четное число попал в плен, не четное число сбежал.

Жеребьёвка для короны:

1 – осталась в руках Маэля
2 – отлетела в сторону
3 – отлетела в сторону и от удара рубин вылетел и затерялся под ногами толпы
4 – досталась Бишопу
5 – осталась у Пастыря
6 – отлетела к Исилиэль

Отредактировано Fate (2017-11-09 11:59:03)

+3

6

26 день месяца Огня Очага
Появление Бишопа стало весьма неожиданным даже для самого Маэля, что уж говорить об остальных. Зажав рот королеве, чтобы та не вздумала заорать на весь дворец, и тем самым навлечь неприятности, дракон второй рукой крепко удерживал ее, прижав к себе. Им обоим лишь оставалось смотреть, как ловко наемник расправляется с королевской стражей. Если все и дальше пойдет так же легко, как Бишоп расправляется с врагами, то ночь пройдет как нельзя лучше. Уже спустя несколько мгновений, вся стража лежала поверженной на каменном полу. Наемник подошел, и посмотрел Лорене в глаза. Дракону даже в какой-то момент показалось, что вампир решил забить на дело, и перекусить пленницей, но все обошлось.

- Убери руку от ее рта.


Маэль отпустил заложницу, и передал ее вампиру, забрав взамен ножны, которые прицепил на пояс. А после у того же стражника, чей был меч, забрал и его кинжал, рукоять которого торчала из сапога. Сейчас любое оружие лишним не будет. Оставалась самая малость, дождаться сигнала, до которого оставались мгновения. Вряд ли кто-то будет дожидаться королеву для запуска шаров, но даже если и решат, то есть его же сородичи, которые обеспечат подачу сигнала. И вот настал тот долгожданный момент, когда в воздух взмыли сотни мерцающих огоньков, символизировавших кульминацию праздника урожая. И никто из запускавших их еще не знал, каким хаосом обернется вскоре праздник.

– Держись чуть сзади, так им будет труднее в тебя целиться, не рискуя зацепить свою славную королеву.


Уж с чем, а с этим он был явно согласен. Хотя дракон сомневался, что с его ростом страже при желании не составит особого труда попасть в него стрелой. Но все же хоть какая-то защита лучше, чем ничего. Они прошли по пустынному коридору дворца в сторону бального зала. Оттуда уже не доносились первоначальные звуки музыки и звонкие искрящиеся голоса. Все смешались в кучу. Эльфы, гномы, люди, все не ожидавшие нападения, теперь беспорядочно метались из угла в угол, а с балкона, откуда пару минут назад запускали огни бумажные, теперь мелькали языки пламени настоящего. Стража бегала и пыталась сбить огонь с пышных платьев дам. Членов своей делегации дракон не увидел. Их либо увели в темницу, либо, что более вероятно, убили. В суматохе даже никто не заметил, как они вошли в зал. Настолько не заметили, что Бишопу лишь со второго раза удалось привлечь внимание всех здесь присутствующих.

-Ну что, ваше величество, пришло время. Если вам дорога жизнь вашей любимой супруги, придется постараться. Хотя….кого я обманываю. Нам от вас нужно только одно. Ваша драгоценная корона. Неужели эта жалкая безделушка сравнится с жизнью вашей супруги? Вряд ли ей придется сладко в драконьем плену. Если она доживет до него, конечно.

К великому сожалению Маэлькорха, Король Аурэлио оказался настолько слабохарактерным трусом, что при первых же признаках опасности, по-видимому, свалился в обморок. Кошмар, какой, однако. Правь столь слабохарактерный человек драконами, он не просидел бы на троне и года. Вести переговоры  пришлось с каким-то мужиком в рясе. Верховный пастор, или как его там звали человечки. Жаль, конечно, не удалось побеседовать с самим его величеством, но парню было без разницы, кто перед ним. Главное получить корону. И если этот тип готов отдать ее, почему бы и нет?

— Если мы отдадим вам корону, какие гарантии того, что вы отпустите её высочество? Я предлагаю прийти к взаимовыгодному соглашению. Вы отпускаете Королеву, а я отдаю вам корону. Что такое стекляшки, когда речь идет о жизни?


-А каковы гарантии того, что вы дадите уйти нам, едва получите свою королеву живой? Каковы гарантии, что ваша стража не прикончит нас, едва все свершится?

— Поймите, если  вы убьете Лорену, из этого зала вам не выбраться живыми. Вы окружены. Ну что? Мы договорились? Вы отдаёте королеву, мы вам корону и вы уходите.


Маэль был в раздумьях, ведь прекрасно осознавал, что иметь дело с людьми себе дороже, и что наверняка их убьют, как только обмен совершится. С другой стороны, выхода из ситуации все равно пока не предвиделось. Разве что ждать, пока армия сожжет дворец вместе со всеми, кто тут находится. Либо им ударят в спину, чего парень тоже боялся. Наверняка кто, да сбежал и уже сообщил о переполохе в зале. Так что придется действовать сейчас.

-Допустим, я вам поверю. Но учтите, что если ни я, ни мой союзник не выберемся отсюда живыми, сотни драконов, кружащие сейчас над вашей столицей, сначала превратят в пепел ее и ее жителей, а затем и этот дворец вместе со всеми обитателями. А после сожгут дотла каждый город, каждое селение, и обратят в рабство каждого выжившего жителя вашего так называемого королевства.

Ваз’Заэрах не знал, сработает его вранье, или нет, но другого пути не было. Драконы все равно, в конечном счете, сожгут и Лимпию, и все земли, но может лживое обещание не делать этого, сохранит ему жизнь, и даст возможность уйти. По крайней мере, сейчас. В противном случае проще подохнуть тут, чем прийти к Керкетхе без трофея. Смерть от стрел, или меча с огнем, покажется ему легкой прогулкой в сравнении с тем, что сделает император с теми, кто не выполнит его поручение. Одно сомнение в верности уже обошлось ему дорого, а второго допустить было нельзя. Сообщники вместе с заложницей двинулись в центр зала, навстречу пастору с короной, который шел к ним в одиночестве. Хотя вроде бы все арбалетчики сейчас стояли перед ними, а стража находилась достаточно далеко, чувствовался какой-то подвох. Словно чего-то не хватало. Они вышли в центр зала, где дракон протянул руку к вожделенной короне, пока Бишоп готовился отпустить Лорену. Драгоценность уже была в его руках, когда внезапно неподалеку раздался сильный грохот. Маэль на мгновение обернулся, и увидел падающий гобелен, а затем громкий скрежет раздался уже над их головами. А потом все потонуло в громе и звоне, а самом дракону на голову обрушилось что-то тяжелое. Корона вылетела из ослабевшей хватки, и покатилась в неизвестном направлении.

*******

Маэль с трудом раскрыл глаза. Вокруг все плыло, а по голове словно прошлась тысяча груженых повозок. Вокруг слышались крики и топот десятков ног. Рядом с ним без сознания лежала королева, чье платье порвалось, и местами было в крови. Чуть поодаль Бишоп. Верховника же не было видно. По-видимому, он успел отскочить подальше. Везде лежали сотни осколков хрусталя, поломанные потухшие свечи, да покореженный металл. А в самом зале стало гораздо темнее. -Эти твари обрушили на нас люстру!!! Маэля не волновал факт того, случайно это вышло, или было спланировано. Если он выберется отсюда живым, лично спалит этот дворец. В этот момент в воздухе завис неприятный запах гари. Маэль поднял голову, и увидел, как по разрисованному в пейзажах потолку бегут первые языки пламени, а портьеры, висевшие на окнах, уже занялись огнем.  Было ли это последствием упавшей с сотнями горячих свечей люстры, или его же сородичи подсобили, разбираться времени не было. Маэль ощупал лицо, и кончиками пальцев ощутил нечто  теплое и липкое, стекавшее по его лицу. Кровь. Видать не слабо его приложило. Оставалось благодарить богов, что он вообще остался жив. Ваз’Заэрах оперся на остов люстры и, пошатываясь, встал на ноги, и тут в сантиметре от него пролетела стрела. Нет, не людская. Какого демо…Долбанные эльфы! Как он мог про них забыть?! Разумеется, делегация ушастых тварей приехала сюда не без защиты. Это очень нехорошо. Эльфийские лучники могли его легко прикончить.

Он увидел, как Бишоп поднялся, и рванул куда-то в сторону, но не выхода из зала. Дракон сначала недоумевал, но потом увидел то же самое, что и его сообщник. Вожделенная корона лежала рядом с ногами какой-то эльфийкой, находившейся около упавшего гобелена. Он встал на ноги, и тут же вокруг все завертелось, и пришлось спрятаться за грудой металла, дабы его не зацепило стрелами. На благо дракона, в помещении было куда темнее, чем раньше, а значит, и прицелиться лучникам будет сложнее. Хотелось на это надеяться. Голова все еще адски болела, но Ваз’Заэрах. Шатаясь, побежал в сторону Рихтера, возившегося с эльфийкой.

Но в один момент, Маэль почувствовал, как ему  грудь что-то влетело, но боли не было. Он ощупал мантию, и понял, что это стрела, угодившая в мешок с монетами, так удачно висевший внутри. Несказанное везение, которое второй раз может и не сработать. Зал начинало заволакивать клубами дыма, и становилось все жарче. Пожар определенно разгорался все сильнее. Здесь нельзя было оставаться. И тут дракона снова повело из стороны в сторону, от чего он привалился к стене, и сполз по ней на пол. Определенно удар люстрой по голове не прошел даром. Первое, что он сделает по прибытию в Ашхабар, пойдет к лекарю. Вокруг раздавались крики, а к нему уже быстрыми шагами направлялась стража, обнажив мечи. Дракон хотел направиться в сторону сообщника, чтобы вместе с ним и добычей бежать, но тут на него налетела пара стражников, и о Бишопе с эльфийкой и с короной пришлой забыть. Маэль обнажил меч, и скрестил его с гвардейцами, явно не желавшими, чтобы гости ушли просто так. Сражаясь. пришлось передвигаться так, чтобы стражники находились между ним и балюстрадой, откуда в него стреляли эльфы. Так он хотя бы избавился от опасности быть застреленным в спину, но легче от этого не становилось. Вот тут и пригодился тот самый кинжал, снятый с убитого ранее врага. Уличив секунду, и вытащив его, Ваз'Заэрах одной рукой отразил очередной вражеский выпад, а второй вогнал нож в шею. Но будь у него третья рука, он бы отразил нападение второго стражника, но ее не было. И удар мечом пришелся парню прямо по руке, а мантия обагрилась кровью. Стражник уже замахнулся для очередного удара, как вдруг замер с замахнувшейся рукой. Затем меч выпал из его ладони, а затем и сам он упал на пол. Из спины гвардейца торчала стрела.

Результаты кубика

http://s5.uploads.ru/t/bQBwu.png
На побег:
http://s3.uploads.ru/t/cmFCH.png
На корону:
http://sd.uploads.ru/t/FxCn8.png

+4

7

26 день месяца Огня Очага

Гобелен служил довольно хорошим укрытием. Две девушки надежно были скрыты этой тканью, но могли видеть происходящее в зале. Хотя обзор был не сильно широким, но и этого было достаточно. Самое главное было слышно все, что говорилось там.

- Мамочки, мне страшно – пискнула Пани.


- Тише Рыжик. Все будет хорошо, нам нужно всего лишь постараться выйти отсюда незаметно – по-дружески Иси сжала руку подруги в поддерживающем жесте.

Тем временем события разворачивались как в плохом спектакле. Король Аурэлио не смог справится с собой в этой критической ситуации и его тело рухнуло в обморок прямо около собственного трона. Вести переговоры с захватчиками пришлось Верховному пастору. Исилиэль как летописец по дороге в Лимпию постаралась максимально изучить главенствующую верхушку власти, и теперь ряса вместе с большим амулетом на груди послужили подсказкой.
Мужчина в форме стражника держал королеву, а его напарник потребовал королевскую корону за Лорену. После недолгого торга пастор решился на обмен, и эта четверка перешла из дальнего угла в самый центр. И вот уже эльфийки затаив дыхание готовились увидеть благополучный исход. Как над головой что-то скрипнуло, и ткань гобелена внезапно начала опускаться, стремительно складываясь около ног. Помещение наполнилось криками и громким звоном хрусталя, а затем что-то тяжелое рухнуло на голову девушкам.

♦♦♦♦♦
Сколько прошло времени неизвестно, прежде чем Исилиэль с трудом начала приходить в себя. В голову внезапно врезалась мысль о Паналерин.  Повернув голову, зеленоглазка увидела рыжую прядь, лежащую на полу, а остальное было укрыто злосчастным гобеленом. Попытавшись подняться, эльфийка столкнулась с новой проблемой, столкновение головы с металлическим карнизом не прошло бесследно. Перед глазами все расплывалось, и от этой карусели к горлу подкатывала тошнота. Но инстинкт самосохранения пульсировал, и мысль что теперь их укрытие раскрыто и надо бежать, стала очевидной.
Рядом раздался стон подруги, Пани медленно выбиралась из-под тяжелой ткани, и тоже в панике оглядывалась. Их взгляды встретились. В этот момент краем глаза блондинка уловила движение в их сторону, кто-то пробирался к ним сквозь завесу тумана из пыли и осыпавшейся штукатурки.

- Пани, надо бежать, постарайся встать – шепотом произнесла Исилиэль, следя за приближающейся фигурой. И при этом сама, держась за стену, попыталась, несмотря на головокружение и пелену перед глазами подняться на ноги. Попытка увенчалась успехом, схватив подругу за руку, старшая поспешила нырнуть в темноту тайного прохода, но тут услышала:

- О нет, нет, мой обруч – начала бормотать юный летописец. – Это подарок, я не могу его потерять, Иси пожалуйста, я должна его найти…


Головной обруч видимо слетел с девушки при падении, при знакомстве с Паналерин, та поведала историю о том, что после нападения драконов девушка тоже потеряла близкого человека – старшую сестру унес дракон. А родители, отправляя младшую в столицу на службу, подарили этот подарок. Рыжик снимала его, только ложась спать, он давал ей успокоение и напоминал о доме и родных. Поэтому поступить иначе было жестоко.
Сквозь дымку тумана Иси осмотрела пол и заметила блеск, подойдя она наклонилась и схватив найденное рванула снова прочь, уходя назад так как зловещий силуэт уже был весьма близко.

- Я нашла, бежим – рассматривать предмет в руке, не было времени, а на ощупь он весьма походил на обруч, таким образом, вывод был сделан уверенно, и сомнению не подлежал. Девушки побежали по узкому проходу, внезапно он закончился тупиком, но осмотревшись Иси, увидела другой лаз сбоку.

- Туда

- Куда мы бежим? Иси ты знаешь дорогу?


- Нет, но думаю, что нам стоит найти выход из дворца.

Голова болела нещадно, все плыло перед глазами и темные тайные проходы казалось, никогда не закончатся. Но внезапно в нос ударил свежий порыв ветра, как птица, почувствовав свободу, Исилиэль рванула в нужном направлении, таща за собой младшую.
Вскоре они выбежали из замка и оказались около лестницы, спускающейся в королевский сад. Не раздумывая, эльфийки поспешили туда, намереваясь укрыться от преследователя в зарослях кустарника. Продвигаясь все дальше вглубь, спустя несколько минут Пани заметила возвышающуюся стену:

- Исилиэль смотри стена, если пойдем вдоль нее можем найти ворота или какую-нибудь калитку садовников.


Согласно кивнув, оба летописца поспешили к дворцовой стене и действительно некоторое время шли вдоль. И вот внезапно заметили дыру, будто кто-то штурмовал недавно это препятствие, решив воспользоваться удачей девушки, побежали к проходу, но неожиданно на каменной горе показалась огромная драконья голова. Желтый ужасный дракон заползал через эту дыру прямиком навстречу эльфийкам, его жуткие глазищи явно были устремлены на Иси и Пани. А подруг от страха как парализовало, и они застыли, как статуи не в силах шевельнутся.

Отредактировано Барбариска (2018-07-03 04:35:35)

+4

8

27 ночь месяца Огня Очага

На них, наконец-то обратили внимание, но речь которую толкнул его напарник ушла в пустоту – завидев супругу в руках зло ухмыляющегося вампира венценосный монарх тихо пискнул и брякнулся в обморок. Больше этого наемника забавляло то, что Маэль продолжил, как ни в чем не бывало вещать требования в пустоту. Уж он бы не стал так распинаться, пока его высочество не привели бы в чувство для продолжения выслушивания и осознания ситуации. А сделали они бы это быстро, особенно под визги своей милой королевы, которая, к слову, проявила себя умницей и даже не пыталась дернуться. Возможно процедуру пришлось бы повторить и не раз, но это того стоило бы. Благо в стане противника, помимо дуболомов гвардейцев нашлись и те, кто не побоялись поторговаться за жизнь Лорены. Верховный церковник, в длинной расшитой символами спасителя рясе, вылезший из-за спин гвардейцев  даже пытался им угрожать и в какой то момент Бишоп пожалел, что не взял с собой арбалет. «Лишняя дырка в башке этому типу бы не помешала» – раздраженно подумал он, пристально следя за дворцовой стражей. По тому, как нагло и излишне самоуверенно этот святоша себя вел, становилось понятно, что после обмена прорываться наружу придется с боем. 

Вампира эта перспектива не пугала, но, то что людишки так их с драконом недооценивают было даже несколько обидно что ли. Хотя эту эмоцию он утратил еще давным-давно. Но желание устроить пакость стало лишь сильнее. Можно конечно демонстративно провести их славной заложнице лезвием по горлу, как только корона окажется в руках дракона, но тогда все то стадо, замершее за спиной пастора и по углам залы, чьи взгляды притягивались на захватчиков королевы, кинется на них.
 
Пока наемник обозревал залу на предмет поиска несогласных с его скромной просьбой не двигаться и побросать арбалеты, Маэль и святоша, возомнивший себя полководцем и защитником короны, обменялись колкими угрозами, но все же пришли к соглашению. Этот взаимовыгодный обмен должен был состояться в центре комнаты. Вампир, исполнявший роль типичного недалекого стражника и не вмешивающийся в происходящее, заметил условный кивок дракона и медленно двинулся вперед, почти ласково придерживая Лорену за руку. По его меркам это означало, что жертва не корчится от боли и в то же время подобная хватка давала мнимую надежду на побег, которого азартный вампир только и ждал. Но королева, проявляла чудеса самообладания и не поддавалась на провокации, размеренно шагая и придерживая свободной рукой длинный подол платья. Пастор, в одиночку двигался им навстречу держа в руках перед собой корону, которую снял с головы обморочного Кувас-Руэды. По пути к центру залы Бишоп услышал, какой-то приглушенный шепот, но не сумел разобрать, откуда тот исходит, стараясь держать в поле зрения вероятных противников, терпеливо ожидающих мгновения передачи и начала нападения на глупцов, посмевших столь дерзко покуситься на их возлюбленную королеву. Он видел это по их собранным лицам и пристальным взглядам, на которые отвечал неизменно злой ухмылкой, не сходящей с лица вампира. Оставшиеся в живых придворные дрожали, кто от страха за Лорену, кто понимая, что назревает бойня. Во всяком случае, так казалось Бишопу. О том, что люди просто хотят спастись и больше никогда не быть свидетелями подобного зрелища, ему было невдомек.

- Все-таки они тебя любят. Я признаться несколько разочарован. – чуть слышно, хрипло сообщил он на ушко Лорене,  которая никак не отреагировала на эту выходку, высокомерно смотря точно прямо перед собой. Такое впечатление, что она тут мирно прогуливается, собираясь слиться в танце с очередным кавалером, а не идет с ножом у горла. Бишоп втянул носом аромат ее крови, сочащейся из нанесенной вампиром царапины. Королев ему пока пробовать не доводилось, да и наемник не рассчитывал, что такой шанс ему перепадет в ближайшем обозримом будущем. Но тут было слишком много народу. Даже если, наплевав на последствия, он перережет ей глотку, утолить жажду ему все равно не дадут. А подставляться так тупо из-за какой то девки.. Он вспомнил рыжую и шлюшку спасителя с палкой. Хватит с него на сегодня столь неожиданных и безнаказанных знакомств.

Он остановился, чуть позади юнца дракона и нагло оскалился, глядя на подошедшего святошу, буквально чувствуя повисшее в зале напряжение. Спасения народной любимицы храбрым приспешником спасителя все ожидали затаив дыхание. Пара фрейлин, или кем еще могли быть эти разодетые девки, картинно упали в обморок, но только одной удалось сделать падение удачным – в руки какого-то юнца. Другая же с  гулким стуком шлепнулась на пол, не удостоившись какого-либо внимания. 

Передача королевы почти завершилась, Пастор выглядел настолько уверенным в своем превосходстве над вампиром и драконом, что как только рук Маэля коснулась столь нужная их нанимателю корона, а Бишоп убрал кинжал от горла Лорены, демонстративно чуть подталкивая ее другой рукой к святоше.. Как одновременно произошло сразу две вещи.  Наемник, уже почти отпустивший руку королевы, внезапно  с гаденькой ухмылкой обращенной к церковнику, неуловимым и точным ударом вонзил кинжал Лорене в живот по самую рукоять.

- Тебя надули, дорогуша. -  злорадные слова сорвались с насмешливо изогнувшихся губ на красивом лице вампира, а последнее потонуло в чудовищном грохоте с которым сорвался со стены тяжелый много веков собирающий в себя пыль громадный гобелен, увлекающий за собой невероятных размеров люстру, несущуюся вниз со зловещим скрежетом. Бишоп оттолкнул королеву и попытался отпрыгнуть, но не успел. От удара, пришедшегося по плечу и затылку в глазах предательски потемнело и вампир упал на пол, на пару мгновений теряя сознание.

Приход в себя был омерзительным, словно утреннее похмелье. Голова гудела, будто литая и по ней долго и нудно били чем-то большим и тяжелым. В ушах стоял шум, и примешивающиеся к нему панические звуки толпы, вновь погруженной в хаос, отнюдь не помогали вампиру. В глазах все расплывалось и двоилось, делая Бишопа в данный момент практически беспомощным и полностью дезориентированным. Лишь одно обоняние работало четко, достоверно щекоча чувствительные ноздри ароматом крови.. Дурманящей крови дракона. С трудом поднявшись на четвереньки наемник глухо застонал, про себя проклиная судьбу, долбаный гобелен, ебаных драконов, девок и всех людей в целом. Лишь благодаря тому, что довольно часто он истязал драконов и был привычен к запаху их крови, Бишоп еще не впал к неконтролируемое безумие. Попытавшись закрыть рукой нос, пока полностью не поддался власти наркотического запаха, он понял, что хваленая бесполезная кольчуга рассечена острым краем люстры в районе плеча левой руки, и движения теперь давались ему с некоторыми усилиями, если не обращать внимания на боль. Боль в плече по сравнению с отбитым достоинством была скорее смехотворной, а вот подвижность руки сейчас его несколько тревожила.

Проморгавшись как следует, вампир отметил корчащуюся от боли под остовом люстры Лорену, святоша бывший подле нее словно испарился. Ах. Эти крики. Он бы мол наслаждаться ими бесконечно, но дело надо закончить. Кстати о деле, обернувшись, он увидел, как поднимался с пола Маэль, но наемник не заметил в его руках короны и принялся взглядом обшаривать залу, среди снующих людей, попутно вынимая меч из ножен на поясе. Пока общая сумятица и неразбериха играли им на руку. Стало гораздо темнее, хрустальные осколки ранили многих. Бишоп то тут, то там видел тела и слышал стоны, не говоря уж о запахе крови, но учитывая близость раненного дракона старался не дышать носом. Выпавшие свечи потухли не полностью, попутно что-то подпалив и внося еще больше хаоса.  А вот и первый страж, пытающийся к ним подобраться, появился в пелене небольшого дымка. Вампир было собрался прирезать бедолагу, как вдруг его внимание привлекла блеснувшая во всполохе пламени на юбке одной из пробежавших девок корона, манящая огромным рубином, откатившаяся к двум эльфийкам пытающимся подняться с пола подле упавшего гобелена. Почему он решил, что девушки были эльфийками? По тошнотворно скучным целомудренным  нарядам и длинным торчащим ушам.

Шипя сквозь зубы всевозможные ругательства, Бишоп двинулся за монаршей блестящей цацкой, обнаруживая вонзившийся в бедро осколок хрусталя. К его облегчению гвардеец не заметил его и прошел мимо, многие возились около рухнувшей люстры, помогая достать королеву, пока та еще жива. Вампир снова обернулся и махнул дракону, надеясь, что тот его увидит и поспешит следом, ведь корона уже почти рядом. Но тут все планы спутала бросившаяся к нему девушка, спутавшая его со стражником и  умоляющая доброго господина помочь ей выбраться отсюда живой, назойливо хватая вампира за раненую руку. С силой толкнув ее прочь, так что девка растянулась на полу он возобновил путь к цели, обращая внимания на стонущих и паникующих людей вокруг не более чем на  зудящую над ухом мошкару.
Внезапно воздух рассек тихий свист, и нечто ударило вампира в спину под лопатку. «Стрела. Скорее всего эльфийская» - подумал вампир, чувствуя, что стрела прочно завязла в кольчуге, не пробив ее. Вновь противный свист, но в этот раз стрелок не рассчитал реакцию Бишопа, считая его обычным человеком. И ему удалось уклониться. Наконечник звонко чиркнул по колонне, за которую юркнул наемник, приблизительно на уровне головы. «Ясно, больше церемониться не будет. Быстро понял про кольчугу, ублюдок ушастый» - ругнулся он, но это было только началом. Одна из сбежавших было эльфиек, вернулась и вероломно поживилась их добычей, то есть королевской короной и наглым образом скрылась в ближайшем коридоре.

- Сука ушастая, оборву эти лопухи нахрен вместе с пальцами. – мрачно пообещал он в спину удаляющейся девушке, раздумывая как быть с лучником. Но стоило Бишопу сделать шаг из укрытия, как вновь звонко тренькнула тетива и светлое древко вонзилось вампиру в грудь, но к несчастью белобрысого юнца стрела так же завязла в кольчуге, а бросивший взгляд на проход в котором скрылась воровка наемник не желал стать похожим на ежа, пока этот недоносок ослоухий упражняется в стрельбе по движущейся к нему и очень злой мишени.   

Меч вампира легко вонзился в плоть глупого мальчишки, протыкая его бесполезный легкий доспех, а после отпихнув тело ногой с лезвия Бишоп обернулся на звон клинков, через дым с трудом различая высоченную фигуру своего подельника, сражающегося с парой стражников. Рассудив, что Маэль и сам справится, а девки и так имеют  фору и могут в панике дать деру куда угодно, наемник поспешил к выходу намереваясь их догнать, но тут нарвался на еще одного эльфика стрелка, который по всей видимости отсиживался в темном уголке тщательно выцеливая вампира. Если бы не отменная реакция, то стрела угодила бы ему в щеку и вышла с другой стороны, навсегда изуродовав лицо. Убить то его не так просто, как кажется. Бишоп успел поднять руку и стрела, наконечник которой торчал буквально перед носом,  пробила ему ладонь.

Скривившись от боли и в целом неприятного осознания, что рука восстановится не скоро, он избавил мир от еще одного паскудника, отрубив его белобрысую головенку. «Ммм..» - до чего же удивительный и ароматный запах крови у эльфов, а уж на вкус она еще лучше. Бишоп, скрываясь в коридоре и забирая у трупа заряженный арбалет,   уже решил, что одну девку он точно сожрет. «А может быть и двух..»  – внезапно ему почудилось, будто коридор оружие в руках раздвоилось, но вампир не предал этому особого значения, свалив все на травму головы от ебаной люстры. «Надеюсь святошу тоже прибило» - злорадствовал он, хотя то, что наемник сделал с Лореной уже было коварно само по себе.

Стрела в ладони ныла, беспокоя и тревожа все сильнее. Остановившись на немного, Бишоп обломал древко, но вытащить не сумел и плюнув на это дело поспешил к выходу в сад – туда, где скрылись эльфийки. Спустившись по лестнице, он раздумывал, куда же могли податься эти две полоумные девки, пока не услышал за спиной шаги. Резко развернувшись, он вскинул арбалет, который с трудом удерживал раненой рукой и тут же опустил. Его догнал Маэль. Это Бишоп понял по вмешавшемуся в свежий морской ветерок дурманящему аромату крови юнца дракона, еще до того, как тот показался. Махнув напарнику мечом, вампир случайно заметил на кусте несколько бледных длинных волос и понял, что девки ломанулись напрямик, по дури избегая тропинок.

- Я их нашел. Сюда! – крикнул он дракону и прикрывая предплечьем лицо двинулся в заросли. Поначалу они издавали шум как небольшой взвоз стражников новобранцев в полной боевой амуниции, но посреди творящегося ужаса и криков, отдаленно доносящихся с улиц, шипения и подобно молниям озаряющим небо вспышек драконьего пламени, это было каплей в море. Руководствуясь волосками и кусочками ткани, застрявшими в цепких ветвях кустов Бишоп с Маэлем догнали похитительниц короны, которые нарвались на пробившегося в сад песчаного здоровенного дракона и теперь стояли перед ним, словно пара сусликов перед хищником, безмолвно ожидая пока их сожрут. Белобрысая сжимала в руке искомую корону и вампир не преминул указать на нее напарнику.

- Хватаешь и за мной! – указав на девку с короной, скомандовал вампир, в голове которого уже созрел безумный, но не сильно замысловатый план. Сражаться с драконом, хоть и не огнедышащим было не просто, особенно в ипостаси ящера с крепкой как броня чешуей. Наемник предпочитал ловить их в людском облике,  заключать в сдерживающие оковы и только потом сражаться. Сейчас же шансы выжить при стычке были минимальны, поэтому в дело пошла хитрость.  – Готов? – он окинул Маэля взглядом светло-карих глаз и ухмыльнулся, дожидаясь ответа.

Выскочив из кустов, что с осколком в ноге далось ему не так легко как хотелось бы, Бишоп практически в мгновение ока оказался за спинами девушек. Дракон разинул пасть и издал зверский рык. Не дожидаясь пока тварина рванет в их сторону и пустит в ход хвост и мощные лапы, вампир что есть силы толкнул рыжую эльфийку прямиком в пасть дракону, и не смотря как хрупкое тельце разрывают мощные челюсти и острые зубы, пользуясь тем, что  песчаник отвлекся, проскочил к пробитой в кладке трещине, через которую этот чешуйчатый и проник в сад. Маэль не сплоховал и тоже уже был рядом.

- Быстрее! – чувствуя в ладони из которой продолжала капать кровь странную пульсацию, переходящую в судороги Бишоп принялся пробираться на ту сторону, в город. Спрыгнув, он пошатнулся и чуть не выронил арбалет. Конечно, может, сказывались множественные ранения, но ощущал себя наемник крайне паршиво. Осмотрев пустынную улицу,  залитую кровью и частями тел, он не удивился, но уважительно присвустнул. «Отсюда и пришел дракон» - поразительно, сколько хаоса может учинить одна такая тварь. Тут из трещины появился Маэль таща в руках белобрысую эльфийку. Вампир выругался, под доносившиеся с той стороны каменного забора хруст и чавканье. Он вообще-то говорил про одну корону, девку можно было и бросить. Над ними пронесся горный дракон, изрыгая пламя и поджигая крыши зданий.

- Надо убираться. – мрачно сообщил вампир, пересекая улицу, но внезапный приступ головокружения заставил его остановится и облокотиться на стену ближайшего дома, чтобы не рухнуть на усеянную трупами горожан мостовую. 

Бросок кубика

На ранение:
http://s9.uploads.ru/t/GfXKx.png
На побег:
http://s8.uploads.ru/t/KCfT1.png

Отредактировано Бишоп Рихтер (2017-11-21 00:53:05)

+3

9

Результаты кубика для Пастыря и Королевы.

Лорена:

http://s009.radikal.ru/i307/1711/d4/bdd1d769d5b6t.jpg

Пастырь:

http://s019.radikal.ru/i615/1711/b9/f09b1b2481e6t.jpg

0

10

27 ночь месяца Огня Очага

В дыму Маэль различил фигуру Бишопа, мелькнувшую где-то в глубине дворца, и побежал следом. Перед глазами, по-прежнему все плыло, словно он оказался на дне реки, а до этого выпил несколько литров мезкаля. Внезапно он ткнулся грудью в арбалет, который держал стражник. Но через мгновение, к облегчению, в нем Ваз’Заэрах узнал своего подельника. Вместе они кинулись в сад, куда, по всей видимости, и сбежали эльфийки. Хотя бы потому, что больше спрятаться им было негде. После относительной тишины во дворце крики, стоны и грохот на улице, на мгновение оглушили дракона, но закончилось это очень быстро, в отличие от головокружения, мешавшего нормально соображать и передвигаться.  Приходилось периодически на что-то опираться, чтоб не упасть. Они пробирались сквозь заросли кустарника, по знакам, в бегстве оставленными ушастыми. И нагнали беглянок довольно скоро. Две ушастые твари, словно вкопанные, стояли перед проломившим стену дворца песчаным драконом, явно не зная, куда им деться. Одна из эльфиек сжимала в руках вожделенную корону, из-за которой поочередно сыпались одна проблема за другой, и которую он так стремился уже, наконец, заполучить.

- Хватаешь и за мной!


Пытаясь сфокусировать взгляд на том, на что же именно указывал наемник, корону или эльфийку, Маэль решил схватить и то и другое. В конце концов, ушастая может пригодиться в любой момент. Можно будет пожертвовать ей, чтобы спастись самому, ну или останется прекрасным трофеем после всего пережитого. У него возникла мысль обратиться, чтобы без проблем выбраться отсюда и, в случае чего, пробраться через песчаника, и справиться с ним. Но сделать это мешало, во-первых, его состояние, оставлявшее желать лучшего, а во-вторых, тот факт, что во время обращения его вполне могли убить как те сучьи эльфийские лучники, так и людские арбалетчики. И те, и другие наверняка все еще во дворце, и не оставят преступников в покое. Дракон кивнул своему напарнику. Пока Бишоп толкнул рыжую эльфийку прямо в пасть дракона, который тут же начал пережевывать добычу, Маэль схватил белобрысую вместе с короной, и побежал вслед за Бишопом в сторону пролома в стене, проделанного песчаником, и прямо под его брюхом. На его счастье, дракон не заметил ускользнувшую от него добычу, будучи поглощенным пережевыванием эльфийки, хотя что-то подсказывало, что хватит ее очень ненадолго. Они выбрались на залитую кровью и усыпанную трупами улицу.

- Надо убираться.


Маэль с этим был абсолютно согласен. Ему жутко хотелось покинуть эту помойку, гордо именуемую столицей, а нынче превращающуюся в горстку пепла. Тем более то, зачем он сюда прилетел, теперь было у него в руках. Корона, усыпанная камнями, с большим рубином посередине, сейчас находилась прямо перед ним. Они пробрались через темные улицы на достаточно безопасное расстояние, чтобы можно было слегка передохнуть. Свежий морской воздух придал сил, и на время прояснил затуманенное после удара люстрой сознание парня. Он вдохнул полной грудью.

- Мы выберемся отсюда самым простым  способом.

Они были в достаточно спокойном месте, чтобы дракон успел обратиться прежде, чем его бы убили. Ваз’Заэрах, скинув одежду и передав вампиру корону, начал превращение, почему-то дававшееся ему сейчас с трудом. Списав все на усталость, он взмыл в небо, почувствовав обволакивающие его потоки воздуха, и окунувшись в полную свободу. Меж тем, почти сразу пришло осознание того, что дракон не различает, где низ, а где верх. Головокружение, и без того доставившее немало проблем на земле, в воздухе стало почти катастрофой. Он почти не соображал, куда и как летит.

Город внизу превратился в один большой горящий факел, заревом отражавшийся от необычно безмятежной водной глади каналов и моря. Маэль спикировал вниз, чтобы забрать сообщника  с добычей, и смыться отсюда, но внезапно ему снова стало плохо, и он перестал понимать, куда летит, беспомощно размахивая крыльями в воздухе. Лишь недалеко от земли ему удалось сконцентрироваться и, прервав падение, взмыть почти у самой земли. Дракон понял, что оказался где-то не в том месте, с которого взлетал, но судя по горящему неподалеку дворцу, все же был недалеко. Он полетел над горящими полуразрушенными крышами в поисках Рихтера. Его водило из стороны в сторону, да так, что он едва не врезался в сородичей, жегших в это время округу недалеко от канала. В глазах потемнело, и  Ваз’Заэрах не видел, куда летел. Наконец, зрение вернулось к нему, но слишком поздно. Последнее, что Маэль увидел, как движется точно в часовую башню.

*****

Ваз'Заэрах с трудом пришел в себя, пытаясь понять, что произошло. Вокруг него валялись горы камней и дерева. Он таки врезался в эту башню. Рядом лежали осколки колокола, отбивавшего время каждый час, покореженный циферблат, неподалеку от которого валялись стрелки.  Со всех сторон его внезапно начали окружать стражники с арбалетами.  Бедные людишки, забывают, что с их оружием бесполезно идти против дракона. Хотя стоит отдать должное их храбрости, пускай и безрассудной. Они защищают свой город также стойко и яростно, как драконы пытаются его уничтожить. Внезапно один из стражников выстрелил в Маэля, и попал в ногу. Следом за ним по дракону выстрелили остальные, но если другие болты не причинили особого вреда, то первый, каким-то образом пробил чешую, и вонзился в полть. Из раны потекла кровь. Дракон взревел на всю округу. Сучье гномье железо! Откуда оно тут вообще?! Но это было их ошибкой. Если бы стража его не тронула, он бы просто улетел, но теперь нет, все они подохнут тут. Все солдаты, кто были вокруг, мигом оказались во власти драконьего пламени, все, кроме одного. Его Маэль, как бы этот ублюдок не пытался успеть перезарядить свой арбалет, а потом сбежать, оказался порванным на две части.

Маэль кое-как взлетел в небо, нашел и вернулся к напарнику, намереваясь забрать его, но очередное головокружение заставило рухнуть его на близлежащий дом. Он вернулся в человеческую форму. Из ноги текла кровь, а сам он был словно после тяжелой бойни.

-Не знаю, что произошло там во дворце, и какое к этому имеет отношение и та чертова люстра, но я не могу нормально летать. Не знаю…каждый раз, когда я пытаюсь взлететь, вокруг все превращается в кашу. Боюсь, придется или выбираться вплавь, или дожидаться следующей ночи и надеяться, что нас  не найдут до этого момента.

Воздух внезапно огласил дикий рев. Оглянувшись, как один из горных драконов, в квартале от них, полетев вниз, рухнул на землю, уничтожая все на своем пути, в том числе несколько домов, стоявших у него на пути. Из этого города определенно надо было выбираться, только как. Парень почувствовал подкатившую к горлу тошноту, и его вырвало прямо на залитую кровью улицу.

+4

11

27 ночь месяца Огня Очага

Длинное, ящероподобное тело ползло прямо на них. Его красные глаза с ромбовидным вытянутым зрачком приковали эльфиек к месту. В голове пронеслись сначала мысли о конце, о прощании с родными, о том, что не успела, а затем сознание переключилось куда-то в абстрактное, будь что будет. Потому появление мужчин Иси не заметила, также как и что эти двое распорядились за нее и Пани, решив поиграть в божественную справедливость или еще черт знает во что.
Рука подруги выскользнула в очередной раз из пальцев блондинки и вот уже как в страшном сне летописец наблюдает как рыжие локоны и красивые янтарные глаза исчезают в кровавом месиве среди зубов песчаного дракона.
- Неееееетттттт… - истерика, каждая клеточка тела зазвенела от боли и крика отчаяния. Казалось что разум, чувство собственного достоинства и самоконтроля пропали без следа. Исилиель хотела только одного – убить. И хотя она как истинное дитя Природы не умела и никогда в жизни не могла причинить даже самому маленькому существу боль, в данный момент жаждала только крови. Но кинуться к песчаному, ей не дали чьи-то руки, как мешок тело закинули на плечо и понесли, прочь от сожравшего подругу монстра. Пальцы скорее автоматически держали злополучный обруч, эльфийка так и не замечала, что держит в руках королевскую корону.
Маленькие кулачки застучали по телу своего похитителя, и даже кровожадное желание оказалось реализовано. Маленькие зубки Иси впились в плечо парня. На что тот, оказавшись уже на значительном расстоянии от замка, дракона, в каком-то уединенном переулке оттолкнул девушку и…и…и превратился В ДРАКОНА!!!!
Округлившимися от ужаса глазами дочь Луны посмотрела на стражника и снова на взлетевшего дракона. Говорить в данный момент она не могла, точнее мозг выдавал целую тьму вопросов, и выбрать из них первый было невозможно.
Снова взгляд зеленых глаз перешел на стражника, точнее на убийцу королевы.
- Ты тоже дракон? – тихо спросила эльфийка, попятившись назад, отступая, отходя и в какой-то момент, прижавшись спиной к стене какого-то здания. Но один из захватчиков явно чувствовал себя неважно, оперся рукой о стену, тяжело дыша и явно борясь с головокружением. И сердце доброй девушки всколыхнулось от волнения и переживания. Исилиэль готова была помогать даже отъявленным негодяям. Слишком чистая и милосердная.
Несмело зеленоглазка сделала пару шагов к своему захватчику и поинтересовалась:
- Тебе плохо?
В этот момент с неба снова почти рухнул на их головы парень-дракон, напарник переодетого стражника, став снова человеком, он тоже заговорил о собственном недомогании. И в подтверждение слов его стошнило, когда на соседней улице рухнул очередной ящер, как снаряд катапульты, сметая все и оставляя после себя лишь плотную пыльную завесу. 
- Вы оба слишком слабы – взгляд девы поспешил осмотреть переулок и вот взор зацепился за открытую дверь, хозяева явно решили, что жизнь дороже имущества. – Вон там можно немного придти в себя…и спрятаться…
Исилиель что ты несешь? Тебе нужно бежать…это дракон и убийца…не стоит им помогать. Ты совсем спятила.
На долю секунды блондинка прислушалась к доводам разума и поднялась на ноги, готовая сорваться с места и бросить этих двоих мужчин. Даже сделала шаг, оглянулась и не смогла уйти.
Подхватив под локти парней, с огромным усилием она повела их в дом.

+3

12

27 ночь месяца Огня Очага

Понимая, что место для отдыха выбрано крайне неудачно, Бишоп заставил себя, не смотря на то возникающее, то пропадающее головокружение оторваться от стены. Они двинулись по ближайшей узкой улочке, стремясь оказаться как можно дальше от дворца. Маэль, идущий чуть позади вампира продолжал тащить на плече подозрительно притихшую эльфийку, но наемника ушастая девка волновала сейчас меньше всего. Он нахватался ран, словно шелудивая шавка блох и уже одно это приводило его в тихое бешенство. Но боль в ноге и плече, не шла ни в какое сравнение с нарывающей пульсацией в пробитой ладони, заставляя его шипеть сквозь зубы грязные ругательства. Что-то подсказывало Бишопу, что такой реакции не должно быть, но времени на осмысливание у них не было. Даже если по их следу не бросится стража, то через каких-то несколько часов его прикончит солнце. А сдохнуть в объятой пламенем и затянутой дымом столице его совсем не прельщало, учитывая, что задание было выполнено и они с напарником должны незамедлительно доставить желаемую корону их щедрому нанимателю. Пройдя еще немного, Бишоп остановился, прислушиваясь к отдаленным крикам и звукам сражения, и оглянулся на дракона, который был полностью такого же мнения, касательно их дальнейших действий.

– Мы выберемся отсюда самым простым  способом.


Отпустив девку, Маэль сунул вампиру в руки корону. Бишоп, убрав меч в ножны на поясе, рефлекторно скользнул большим пальцем по громадному рубину в центре, прикидывая, что одни только камни стоят баснословных денег. Тем временем дракон разделся и принялся превращаться в чешуйчатую тварюгу. Наемнику даже в какой-то момент показалось, что у сопляка ничего не выйдет – трансформация протекала не равномерно, словно с трудом. Как у не обученного ребенка, который как то попался ему вместе с отцом по дороге в Хасин. Что заставило этих глубинных оказаться так далеко от своих вод, ему было не интересно, а вот развлечение вышло знатным. Заковав взрослого дракона в цепи, попутно снабдив ошейником, заставил смотреть, как расправляется с его сыном, упиваясь болью и яростной беспомощностью. «Тогда парнишка превращался так же криво» - Бишоп не успел подумать, что лететь не лучшая идея, как дракон стремительно взмыл в ночное небо, озаряемое всполохами пламени его сородичей. Они с эльфийкой, боязливо жмущейся к стене остались одни.

– Ты тоже дракон?

Раздался тихий мелодичный голос, с проскользнувшими нотками страха.  Вампир смерил девушку изучающим взглядом, раздумывая с какой из двух лун на его голову свалилась эта белобрысая идиотка.

– Эльфы уже не в состоянии отличить  драконов от людей? – с издевкой спросил он и уже было подумывал воспользоваться представившейся ему возможностью и перекусить, ожидая пока напарник налетается, все равно корона осталась у наемника, как внезапно раненную ладонь словно пронзило еще раз. Зашипев, он выпустил из сведенных судорогой пальцев арбалет, звонко стукнувшийся о камни мостовой. Пальцы на руке двоились и изгибались подобно змеям. Не понимающий, что происходит Бишоп перевел взгляд на эльфку. Та была одна и не делала ровным счетом ничего – не орала, не пыталась убежать и что удивительно не была в состоянии обморока. А боль, пылающая в руке, и не думала проходить, распаляясь все сильнее. Поборов новый приступ головокружения наемник со злостью посмотрел в пока еще темное небо, с мелькающими в воздухе тенями сородичей Маэля. « Где там это гребанный дракон, заснул что ли?»

– Я не дракон. –  не оборачиваясь, бросил он девушке, пристально пытаясь высмотреть напарника. – Я гораздо хуже. – последние слова Бишопа потонули в чудовищном грохоте, который, кажется, был слышен в каждом уголке злосчастной столицы. Словно вторя незамысловатым мыслям вампира о сне, одна из громадных теней, безраздельно властвующих в небесах, на полной скорости, врезалась в башню с часами на главной площади. «В бывшую башню» – поправил себя вампир, ведь теперь она не возвышалась над крышами домов, а значит, разрушилась как минимум в половину, если не до основания. Раздался зловещий рев дракона, эхом прокатившийся по улочкам, и оставалось только гадать, был ли это предсмертный рев придурка, протаранившего башню или же торжествующий одного из нападавших на столицу. 

– Надеюсь, этот неумеха не был Маэлем. – в пространство  пробормотал вампир все еще надеясь выбраться да поскорее. В этот момент он пошатнулся и скорее  всего, упал бы, если бы не встретил на пути стену, приваливаясь к ней спиной. Раздался хруст, словно что-то сломалось и острый наконечник стрелы, про которую он благополучно забыл, проколол кольчугу, впиваясь в плоть. Наемник глухо застонал и попробовал дотянуться здоровой рукой и выдернуть ее, но его попытка не увенчалась однозначным успехом. В руке рассыпались щепки треснувшего дерева, все, что осталось от стрелы, а наконечник никуда не делся, продолжая доставлять неудобство. 

– Тебе плохо?


Снова подала голос эльфийка, и даже сделала несколько шагов в сторону наемника, будто была обеспокоена его состоянием. Впрочем, ответить он не успел, Со свистом рассекая воздух, драконья туша спикировала им на головы, каким то чудом шмякнувшись на стоящий по соседству дом, вместо того, чтобы приземлиться им на головы. Бишопа и эльфийку сбило с ног волной и отбросило  на несколько метров, попутно обильно обдав пылью и ворохом мелких обломков. 

Когда пыль рассеялась, наемник с трудом поднялся, перед этим бесцеремонно спихнув с себя развалившуюся на нем ушастую.  На месте того, что совсем недавно было зданием, а сейчас превратилось в живописные руины, обнаружился  Маэль, уже сменивший ипостась ящера на привычный человеческий облик. Но новости у напарника были отнюдь не утешительными.

– Не знаю, что произошло там во дворце, и какое к этому имеет отношение и та чертова люстра, но я не могу нормально летать. Не знаю…каждый раз, когда я пытаюсь взлететь, вокруг все превращается в кашу. Боюсь, придется или выбираться вплавь, или дожидаться следующей ночи и надеяться, что нас  не найдут до этого момента.


Бишоп от злости стиснул челюсти, сжимая зубы до противного скрежета, не находя ругательств, чтобы описать ситуацию в которой они оказались. Все продолжало идти наперекосяк и катилось глубже к демонам в их грешное подземелье. Вновь дикий рев прервал мысли вампира. Еще один дракон рухнул с неба, снося собой сразу несколько домов всего в паре кварталов от них. Оставаться  на улочках было опасно, но как показала практика каменные стены не в состоянии защитить от падающих на землю бестий.

– Это так и задумано? – морщась от вновь нахлынувшей боли, поинтересовался наемник у Маэля, кивая в сторону упавшего сородича дракона. «Кто знает, какой приказ получили эти паскудные создания?» Вместо ответа того стошнило, а сам Бишоп ощутил нечто напоминающее жжение в той части спины, в которую вонзился наконечник стрелы. Сопоставить факты ему не дала эльфийская девка, которая сделав пару шагов в сторону, решительно обернулась и выдала:

– Вы оба слишком слабы – взгляд девы поспешил осмотреть переулок и вот взор зацепился за открытую дверь, хозяева явно решили, что жизнь дороже имущества. – Вон там можно немного придти в себя…и спрятаться…


Брови Бишопа поползли вверх. Пусть он и чувствовал себя самым паршивейшим образом, но все его естество просто отказывалось верить в увиденное. Чудом оставшаяся в живых девка, имея в распоряжении уйму возможностей, чтобы  сбежать от двух мужиков, находящихся не в лучшем состоянии, не только не дала деру, но и пытается им помочь?

Насколько это было возможно он, придерживаемый под локоть ручкой тонкой как тростинка эльфы, другой рукой так же вцепившейся в дракона, все же пошел следом, позволяя девушке завести их внутрь пока не разрушенного, но уже, кажется покинутого дома. Пройдя по небольшому коридорчику, где он мог  придерживаться рукой за стену, они оказались в небольшой богато украшенной гостиной.

Но от этого стало только хуже. В замкнутом помещении кровь дракона, сочащаяся из раны, дурманила его, лишая рассудка. Чувствуя себя словно в тумане, Бишоп разглядывал Маэля, пачкающего кровью дорогой пушистый ковер янтарного оттенка, силясь вспомнить, почему не должен перекусить драконом прямо сейчас. На ум как назло не приходило ничего путного, и уже почти было собравшись пойти на поводу у жажды крови, наемник почувствовал, как рука что-то сжимает. Несколько мгновений он тупо пялился на изукрашенный камнями символ власти людей. «Ах, да, корона.» Но как она может помешать ему сожрать дракона? Сквозь пелену он услышал голос эльфийки и резко повернулся в ее сторону. Вот ее можно сожрать.  Кажется, Маэль попытался двинуться к нему. Но девушка была все равно ближе. Такая светлая, хрупкая, с тонкими чертами лица она повернулась и шагнула к вампиру, протягивая нож с широким лезвием и грубой рукоятью, смотрящийся довольно противоречиво в изящной руке, с нежно голубыми прожилками вен, пульсирующими в такт биению ее сердца.

– Поиграй со мной. – попросила девушка, неотрывно смотря в янтарные глаза Бишопа, который медленно протянул руку за ножом. – Поиграй! – с нажимом требовательно повторила она, растягивая губы в соблазнительной улыбке. – Я буду кричать, тебе понравится. – неожиданно лицо, и плечи эльфийки покрылись, прекрасными с точки зрения бездушного маньяка, кровоточащими порезами разной глубины. Некоторые порезы просто алели на белоснежной коже, некоторые истекали сочной, еще теплой кровью, капли которой, скатываясь вниз, чертили красные дорожки и срывались, звонко разбиваясь о резной пол. Завороженный столь упоительным зрелищем вампир вновь пустил в ход нож, избавляя девушку от платья, попутно оставляя следы на теле жертвы.. И тут его окликнули.

Наемник моргнул и не понимающим взором уставился на находящуюся в метре от него испуганную эльфийку. Без единого следа крови и даже царапины. Но как же.. Он только что сам ее изуродовал и собирался вкусить ее потрясающе вкусной крови, текущей буквально отовсюду. Что вообще происходит? Рука вампира сжала предмет в руке, но на том месте, где должен был быть нож, находилась корона.

– Какого хрена? – хрипло спросил он, опуская так и протянутую к ушастой руку и тут же новое головокружение вынудило его опуститься на колени. Левая ладонь больше не горела огнем, Бишоп ее словно не чувствовал, пытаясь сфокусироваться и увидеть двигаются ли пальцы. А вот рана на спине жгла нещадно, как будто бы вместо стрелы там был кусочек раскаленного угля.

«Надоело, все надоело» – одна единственная мысль забилась в сознании вампира, все больше и больше поддающегося власти драконьей крови, которой уже пропиталась практически вся комната. Желание вонзить клыки в жертву стало невыносимым и Бишоп, уже почти потеряв контроль над собой, с необычайной ловкостью  поднялся и медленно, пошатываясь при каждом шаге, двинулся в сторону Маэля. Неизвестно, чем бы все закончилось, если бы не столь же ярое нежелание наемника провести всю причитающуюся ему вечность жалким рабом крови. Не дойдя до столь лакомого кусочка, он внезапно сжал руками виски, ощущая, что еще немного и сорвется, и резко остановился, на миг, уловив движение комнаты из стороны в сторону.

– Завяжи ему раны, пока я вас обоих не сожрал! – с трудом соображая, что он вообще несет, прорычал вампир, чувствуя, как его захлестывает кровавое безумие, усугубляемое ароматом наркотической крови дракона. Он окинул бешеным взором два источника пищи перед собой. Маэль неожиданно раздвоился и выглядел, будто труп недельной давности, а девка.. Голова эльфийки непропорционально раздулась, как и один глаз, занимавший добрую половину лица, а второй остался без изменений, но светился бледно-желтым, пронзительным и губительным солнечным светом. Охренев от увиденного, и превознемогая  вспышку боли в ноге, он двинулся в сторону выхода, то и дело задевая плечом предметы мебели, будто специально кем-то расставленные на его пути, чтобы не дать ему выбраться наружу. Издавая злобное шипение или хриплый стон почти каждый шаг он, наконец, выскочил на улицу, жадно выдыхая морской горьковатый воздух, с примесью дыма и пепла и жженой плоти. Стараясь перебить  дурман и хоть немного придти в себя, он опустился на невысокую ступень крыльца, прислонившись спиной к каменной кладке. Не лучшее решение. Наконечник плотно вонзившийся в тело снова дал о себе знать.

– Чтоб я сдох.. – пошипел себе под нос Бишоп, которому следовало бы снять кольчугу и вытащить осколок, но он не мог этого сделать, не разорвав на части истекающего кровью дракона. А в том случае, уже было бы неважно.  Его внимание привлек шум, доносящийся до чуткого слуха вампира. Решив, что сидя на месте, он имеет больше возможностей незаметно вырубиться, наемник, придерживаясь раненой ладонью за стену и оставляя на ней кровавые отпечатки, медленно двинулся на звук. Вторая рука вампира цепко сжимала с таким усилием добытую корону.

Свернутый текст

Бишоп страдает галлюцинациями от яда с эльфийских стрел, что несколько искажает действительность происходящего.)

+4

13

27 ночь месяца Огня Очага

– Это так и задумано?


-Ага, именно таков и был план. Уничтожить город собственными тушами. Ничего умнее этого не придумать.

Маэль отпустил едкое замечание, едва его закончило выворачивать наизнанку прямо на залитую кровью мостовую. Им нельзя было оставаться здесь. И понял он это не один. Ваз'Заэрах с трудом соглашался поверить в то, что происходит. Эльфийка, казалось бы, могла воспользоваться шансом и сбежать, пока ее похитители чувствовали себя не лучшим образом. Нет же. Вместо этого она взяла их обоих под белы рученьки, и повела в какой-то дом, оставленный хозяевами на время битвы. Учитывая происходившее, наивно было полагать, что эта каменная двухэтажная хибара останется целой к утру. Но может ее хозяева уже погибли, и нынче дом остался без хозяев. Кто знает. Дракон снова переключил свое внимание на ушастую. Помогать тем, кто может тебя убить? Глупая, глупая дура. Хотя может, она просто благодарна за то, что именно благодаря им ее совсем недавно не разорвало на части вслед за ее рыженькой подружкой. В любом случае, поведение данной особы сильно противоречило представлению Маэля о том, как должна вести себя жертва.

Они прошли в гостиную, где дракон без сил упал на колени на бывший когда-то пушистым и белоснежным ковер, заливая его  сочившейся из ран кровью. Ему было плохо, но окончательно упасть без сил не позволял лишь тот факт, что он еще не выполнил свою задачу. И пускай корона фактически была у него, оставалась самая малость. Выбраться из этого долбаного города не то, чтобы невридимым. хотя бы живым. Вот с этим и могли возникнуть проблемы. Будь все чуть лучше, он просто улетел отсюда, и направился в сторону Ашхабара. Но нет, дракон нынче не в состоянии был даже нормально взлететь. А все благодаря тому человеческому ублюдку и его арбалетному болту.

Ваз’Заэрах нашел внутри силы взять себя в руки, и снова поднялся на ноги, намереваясь забрать себе корону, рассчитывая, что  лишь снова держа ее лично, будет чувствовать себя спокойнее. Но вместо этого, он увидел, как его напарник, будто сумасшедший, размахивает руками из стороны в сторону, словно разрезая воздух, и что-то шепчет. Неужели после всего разуму вампира настал каюк? Рукой с короной он махал так, словно пытается что-то расчленить. Эльфийка, стоявшая чуть поодаль, тоже, судя по виду, не совсем понимала, суть происходящего. Дракон хотел было двинуться к Бишопу, но решил, что лучше не стоит. Неизвестно, на что способен вампир в таком состоянии.

-Рихтер. Ты в порядке?

Бишоп, видимо, пришел в себя, так как почти сразу прекратил разрезать руками воздух, и теперь тупо оглядывался вокруг.  До парня начинало доходить, что происходит. Судя по всему, от полученных травм вампира начало лихорадить, а запах драконьей крови, которой по всем комнате успел наоставлять Маэль, добивал напарника, заставляя разум замутняться. И находиться с таким человеком в одном помещении было весьма…небезопасно. Неизвестно, смог бы  и без того раненый и измотанный дракон дать достойный отпор. К счастью, Бишоп и сам это понял. А потому удалился на крыльцо, наказав эльфийке перевязать раненого Маэля, с чем тот был абсолютно согласен. Его же самого до сих пор мутило и качало из стороны в сторону. Однако проблевавшись еще на улице, парень чувствовал себя немного лучше. Маэль сел на диван, а Эльфийка тем временем притащила ковш с водой, какие-то тряпки, бывшие в недалеком прошлом то ли скатертью, то ли портьерами, и принялась обрабатывать его увечья. Свечей в доме не было. Да и если бы были, зажигать их было опасно, так что работать девушке приходилось в полутьме, освещаемой лишь лунным светом, да пламенем, в котором медленно погибал город. Рядом с ним лежали кинжал и меч, любезно одолженные у королевских гвардейцев.

Раны, промываемые ледяной водой, нещадно щипало, но дракон терпел. Это было лучше, чем просто истекать кровью. Он понимал, что до рассвета, до которого оставалась какая-нибудь пара-тройка часов, вряд ли выберется отсюда, а к следующей ночи может вполне себе спокойно сдохнуть от потери крови. Точнее мог, если бы не эта эльфийка. Маэль все пытался понять, что движет этим существом. Почему она в страхе не сбегает от него, не ищет своих, или хотя бы просто тех, кто может помочь. Было столько возможностей сбежать, но ушастая не сделала этого. Будто-бы не хотела. Милосердие к раненому, или желание почувствовать что-то новое? Испытать незабываемые ощущения? Он не знал. Но она ему определенно нравилась. Нет, не как любовь всей жизни. Просто как существо, делающее то, на чтобы у многих ее сородичей даже не хватило духу. Он помнил и тех эльфиек, что служили в его доме. Трусливые, ничего не умеющие курицы, которых непонятно где понабрал отец. Возможно, именно эта  могла бы стать венцом любого гарема. Обычно этих ушастых похищали, либо покупали на невольничьих рынках. Но эта…эта сама, почти добровольно готова угодить в лапы дракона.

-Скажи мне. Почему ты помогаешь тому, кто вполне способен убить тебя? Почему не сбегаешь?

Внезапно с улицы раздались торопливые шаги и приглушенные голоса. Они направлялись в сторону дома, и принадлежали явно не находившемуся на улице Бишопу.

-посмотри в том доме. Они должны быть где-то недалеко. Мальчишка сказал, что видел, как те двое потащили жертву в ту сторону. и где-то там же свалился чертов дракон, разрушивший часовую башню.

Сообразив, что дело пахнет жареным, Маэль вскочил, и принялся лихорадочно думать, куда можно спрятаться. Сражаться он был не в состоянии, а погибнуть или попасть в плен ему совсем не хотелось. Единственным более-менее подходящим местом ему показался приоткрытый чулан под лестницей. Он сграбастал эльфийку и, на всякий случай приставив к ее горлу поспешно схваченный кинжал, затащил ее туда, где шепотом приказал молчать. Нельзя, чтобы их обнаружили. Он не знал, куда делся Бишоп, и почему не предупредил о приближении стражи. Волновало лишь то, что еще одной стычки он может не пережить. Стражник тем временем бродил по первому этажу в поисках беглецов. Маэль старался прислушиваться к каждому шагу, дабы быть готовым. Солдат тем временем заглядывал в каждый уголок, словно думая, что именно там мог спрятаться двухметровый дракон. В один момент он остановился всего в паре шагов от двери чулана. Оставалось благодарить богов, что люди не могли чувствовать запах драконьей крови, и вообще не обладали усиленными органами чувств, иначе бы их непременно нашли. В противоположной части комнаты раздались новые шаги.

-Эй, Клайв! Чего встал. Живо тащи свою ленивую задницу сюда. Нехер там ошиваться, нет их в этом доме. Я нашел какие-то следы, ведущие в сторону рынка. Должно быть, они побежали туда.

Лишь после того, как стражники покинули дом, Ваз’Заэрах облегченно вздохнул. И тому было сразу две причины. Во-первых, его не нашли, а во-вторых, судя по всему Рихтер был жив, и корона, возможно, все еще была у него. Но теперь стоял вопрос о том, как найти сообщника, если тот сбежал. Либо же ждать, пока он сам вернется сюда? Главное, чтобы наемник не решил его предать, и сплавить добычу повыгоднее. В таком случае дракон лично перевернет вверх дном весь город, и сожжет этого ублюдка живьем. Но, находясь в тесном пространстве, дракон понял, что волнует его сейчас вовсе не Бишоп с короной, не тот факт, что он весь изранен, а город почти уничтожен. Его почему-то волновало хрупкое создание, находившееся сейчас прямо в его руках. Ее прерывистое дыхание не давало сосредоточиться и нормально думать о чем-то еще кроме нее. Маэль развернул опешившую эльфийку лицом к себе, заключив в драконьи объятия. Он поцеловал ее в губы, после чего наклонился к уху и зашептал.

-Ты спасла меня. И, в благодарность, я овладею тобой здесь и сейчас. А после, когда мы выберемся отсюда, я унесу тебя в Ашхабар, где уже ты будешь принадлежать только мне.

+3

14

27 ночь месяца Огня Очага

Дом, в который она привела мужчин, оказался не богатым и довольно скромным. Но здесь было то, что могло сослужить еще службу для помощи раненым. В голове и сердце, конечно, шла настоящая битва между моралью и совестью.
В одном доме без сопровождения с двумя мужчинами, Исилиэль ты опозорена. Вспомни, чему тебя учили, как ты могла.
Она спасает свою жизнь, правильно делает, к тому же Мать Природа учит помогать в беде и не оставлять любое живое создание без помощи если ты можешь облегчить его страдания.

А сама Иси просто действовала интуитивно и по воле собственных чувств. Она прекрасно понимала что логичней, правильней бежать подальше отсюда сломя голову, но не могла. Понять причину эльфийка не могла, смотря на дракона, ей хотелось помочь ему.
Оставив пока раненых девушка поспешила обшарить шкафы в поисках перевязочного материала и воды. Мысленно возблагодарив хозяина или хозяйку, за то что бочка оказалась полной, набрала ковш, нашла простыни и уже собралась возвращаться. Но ощутила на себе пристальный взгляд и обернулась, «стражник», как она продолжала называть одного из своих захватчиков, стеклянным взором смотрел на нее. Страх сковал её вновь, мужчина замахал лихорадочно руками, будто разрывая что-то или кого-то. Исилиэль замерла и еле дышала.
Он сошел с ума? Его видимо сильнее всех приложило той люстрой? Я вряд ли помогу, тут лекарь нужен.
Тем временем дракон окликнул своего напарника и тот, посмотрел на него. И словно вынырнул из своего безумия. Но только для того чтобы разъярится еще сильнее.

– Завяжи ему раны, пока я вас обоих не сожрал!


И ушел прочь из дома. Оставив дракона и его жертву один на один. Проводив его взглядом, блондинка вспомнила о том, что должна не терять время, и бегом поспешила начать исполнять поручение стражника.
Пациент уже успел сесть на диван и освободить раны от окровавленных обрывков одежды. Присев, на колени, поставив ковш около ног, Иси разорвала простынь на длинные лоскуты и начала смывать запекшуюся кровь и грязь. Освещение оставляло желать лучшего, отблески пожарищ и серебристые лучи Луны были ей в помощь. Вокруг же стоял полумрак. Работала зеленоглазка, молча, ей вбили в голову, что драконы вспыльчивы и агрессивны. А еще расспросами можно только ухудшить свое положение. Поэтому когда прозвучал тихий вопрос, она даже вздрогнула:

- Скажи мне. Почему ты помогаешь тому, кто вполне способен убить тебя? Почему не сбегаешь?


- Я не могу иначе… меня учили…

Но договорить дочь Луны не успела. На улице раздались громкие голоса и судя по речам это была погоня отправленная на поиски тех кто посмел угрожать королеве Лимпии.
В очередной раз за эту ночь её как вещь сгребли в охапку и осмотревшись запихнули в узкий чулан. Жестом, указав молчать. И эльфийка молчала, вот только она впервые оказалась прижата к крепкому мужскому телу и все чувства пустились в лихорадку. Сердце застучало в груди как сумасшедшее, толи от страха, толи от чего-то, нового, неизведанного.
По деревянному полу почти сразу же, как только дракон закрыл за ними, дверь чулана, раздались тяжелые шаги солдата. Он внимательно всматривался в темные углы. И он, возможно, обнаружил бы беглецов, если бы его не позвал соратник. И вот уже в тишине звучали удаляющиеся шаги. А интуиция девушки подозрительно напряглась. Так как у парня за спиной, к которому приходилось прижиматься из-за тесноты, изменилось дыхание.  Успев лишь подумать об этом, как её развернули и её губ коснулись мужские властные губы. А затем ей озвучили судьбу:

- Ты спасла меня. И, в благодарность, я овладею тобой здесь и сейчас. А после, когда мы выберемся отсюда, я унесу тебя в Ашхабар, где уже ты будешь принадлежать только мне.


- Что? – хриплым тихим голоском спросила девушка, не совсем понимая происходящее. – С чего ты решил что я приму твою …..такую благодарность.

Воспользовавшись моментом Исилиэль, толкнула двери злополучного чулана и смогла выскочить прочь из объятий дракона.

- Вот она драконья благодарность…все, что о вас говорят, правда…я думала людская молва оклеветала, но нет вы…вы…
Подходящего слова не находилось и для собственного успокоения девушка инстинктивно схватила кочергу выставляя вперед для защиты. Но сердце предательски ухнуло, и тревога за только что перевязанные раны не прошла, хоть и зла была она сейчас на него.
Но мужчина явно не собирался сдаваться и надвигался на нее с явным желанием выполнить обещанное. И в этот миг совесть, мораль, азы воспитания и миролюбивость громко захлопнули душевную дверь, оставив место лишь инстинкту самосохранения. И дождавшись пока враг подойдет поближе Исилиэль со всей силы ударила кочергой по ноге, попадая ровно в одну из ран, собственноручно перевязанных. И услышав крик боли отбросила свое импровизированное оружие и бросилась прочь из злосчастного дома.
Подобрав подол своего шелкового платья выше колен, чтоб удобней и быстрей убегать достигла конца переулка, который раздваивался в разные стороны. Быстро взглянув на право эльфийка увидела башни дворца, и не раздумывая бросилась в противоположном направлении.
Прочь из проклятого города и прочь от этого чешуйчатого монстра

Отредактировано Исилиэль Ди’Санс (2017-12-12 10:41:43)

+4

15

Стража не успела уйти далеко  и топталась на улице, обследуя каждый дом с особой тщательностью после того как им удалось найти мантию, украшенную имперскими гербами. Точно такую же как на хасинском ублюдке, напавшем на королеву и укравшим корону. Вскоре к ним присоединился еще один отряд, видевший, что дракон, сбивший часовую башню полетел куда-то сюда и во чтобы то не стало хотевший его найти. Кто-то должен был ответить за содеянное этой ночью в столице! Другим группам уже удалось схватить несколько песоченных и водных тварей, но все знали, что в империи драконов горные верховодят парадом.

Караульный, оставленный, следить за улицей, пока отряды обшаривают дом за домом, услышал какой-то шум в только что обследованной хибаре и, крадучись, заглянул в окно, наблюдая разыгравшуюся там трагедию: какая-то девица, огрела дракона кочергой и пустилась на утек. Действовать нужно было быстро. Как назло, пролетавший мимо дракон, заприметив на улице человека, спикировал вниз, но не рассчитал маневр и плюнул пламенем в дом, поджигая второй этаж, сделанный из дерева. Пользуясь ревом и шумом, который издавала крылатая тварь, преисполненная гордостью за содеянное и улетая прочь, в светлеющее небо, караульный подал высыпавшим на шум стражникам, условный знак и они окружили горящий дом, притаившись.

Как только раненный дракон вышел, ему кинули в ноги болас*, который тут же обмотался, не давая сделать и шага, и в то же время трое мужчин накинулись на него и повалили на мостовую. Стражники все еще боялись возможного превращения, поэтому нацепили на сопротивляющегося парня сдерживающий ошейник, связали руки, сунули в рот кляп и потащили во дворец –  ближайшую к месту событий укрепленную точку. На улице светало. Большая часть драконов спешила покинуть город и никому не было дела до плененного собрата.

Девушку так же пришлось изловить. Если это был тот самый дракон, то она могла знать о судьбе короны или вовсе выступать в роли подельницы, решившейся стащить добычу.

Обоих приволокли в подземелья дворца и бросили в камеру, приставив к дверям стражу из особого отряда инквизиции. Пленникам предстоял интересный разговор.

* болас  – Болас, бола, болеадорас (исп. Bola — «шар») — охотничье метательное оружие, состоящее из ремня или связки ремней, к концам которых привязаны обёрнутые кожей круглые камни, костяные грузы, каменные шары и т.п.

Отредактировано Fate (2017-12-12 13:43:35)

+4

16

27 ночь месяца Огня Очага, темницы

*Вячко, стражник*

http://images.vfl.ru/ii/1513109830/a9de63a7/19785589.jpg

Вячко, стражник святой Инквизиции, всегда думал головой и все просчитывал наперед. Потому и пошел служить в Лимпию в поисках лучшей доли, оставив родной Яцук и жинку Забаву. Да так и дослужился с простого патрульного сначала до главы отряда стражников, а потом и до рядов особого всеважного отряда инквизиции. Правда, другие сотоварищи по службе порой посмеивались над его деревенским говором и сельскими присказками, да только когда надо было спину прикрыть али бражку сварить, всегда бежали к нему.

Сегодня, правда, отряд Вячко оставили в дворце для охраны, пока городская стража воевала на улицах города. Ни сам Вячко, ни его закадычный друг Лесьяр не понимали, чего охранять-то надо: короля обморочного али супруженицу его, почти преставившуюся. Но приказ есть приказ. Тем более, давеча Лесьяр уронил полный доспех на ногу своему другу, так что Вячко совсем не хотелось выходить на улицу с больным коленом. Лучше короля с жинкой поохраняет.

Лесьяр тем временем важно дул щеки и прохаживался из стороны в сторону по коридорам темницы, куда частично отрядили стражу Инквизиции. Так бы он и шманался туда-сюда, если бы не появившийся на пороге стражник.

- Там, это, - пролопотал он запыхавшимся голосом, - двоих привели. Дракон, кажись, и эльфа такая ушастая. Их Инквизиции сказали передать, а вас на охрану приказали поставить.

- Ну ыть-растыдыть, хоть какая работа, - довольно крякнул Вячко и вместе с Лесем пошел нести службу. – А то, того-ентого, воют тама, а я не при делах. А ведь когда-то и меня вела дорога приключений, пока мне...

- Да замучил ты уже со своим нытьем про колено, - беззлобно окрысился Лесьяр и пихнул товарища в бок.

Из-за долгого бездействия любое поручение казалось Вячко важным и полезным и вызывало чувство собственной значимости. Даже колено стало поменьше болеть и отвлекать от службы на благо Спасителя. Подойдя к камере, куда кинули заключенных, он первым делом заглянул внутрь через маленькое решетчатое окошко в двери.

- Ядрена вошь, срам-то какой! – возмутился Вячко, отчего его усы раздулись в разные стороны.  – При ентой, как его, даме вареники свои выставил! Даром шо дракон, а понятий никаких. Прикройся…- стражник на секунду замешкался, поскольку плаща пленнику никто не предложил, - …ну хоть соломкой. Лесьяр, ты, того-ентого, плащ какой достань, а то отморозит, не ровен час, чешую себе. А нам его до допроса, того-ентого, продержать надоть. Квизитор, чай, не обрадуется, ежели пленник помрет раньше времени супротив его решения. Ох ты, как в воду глядел…

Последняя фраза предназначалась нескольким стражникам, появившимся из ведущего к дознавательной комнате коридора. Двое из них заняли место по обе стороны от двери в камеру, остальные выстроились вдоль лестницы, по которой должны были провести пленников на допрос.

- Сначала эльфийка, - приказал командир отряда, чье имя Вячко никак не мог запомнить. Знамо дело, лимпиец, у них всех имена такие, незапоминающиеся.

По приказу старшего стражники вошли в камеру. Лесьяр, приблизившись к плененному дракону, кинул ему найденный в подсобке плащ и, улучив момент, с размаху всадил сапогом с железной окаймовкой в живот.

- Чтоб ты сдох, тварь проклятущая, - прошипел он и, сплюнув на пленника, вывел на пару с Вячко эльфийку.

Остальные стражники лишь усмехнулись выходке своего товарища и незаметно смерили пленницу оценивающим взглядом. Вячко эти взгляды знал: на словах служим Спасителю, а в мечтах греховодствуем с ушастой. Ух же он бы им повыкручивал вареники и высказал все по совести, да при барышне несподобно.

- Вот и по што ты связалась с супостатом-то ентим чешуйчатым?! – бубнил он, толкая девушку перед собой по лестнице. – Вы ж, ёльфы, живете дремуче долго, а ума шо у котенка. Нет бы сидеть себе в ентой, того-ентого, долине, цветочки нюхать, так поперлись в Лимпию фонарики в небо пускать. Допускались? Оть правду говорят, волос длинный, ум короткий. Ща тебя Квизитор наш допрашивать будет. Ты, черешня моя, лучше говори все, как есть, ничего от него не скрывай, авось и отпустит. Он добрый, когда не злой.

Затолкав эльфийскую дивчину в комнату для допросов, Вячко остановился на пороге, одновременно перекрывая пленнице путь для побега и ожидая приказа дознавателя: остаться ли ему для охраны или сторожить допросную снаружи.

Отредактировано Avenicci (2017-12-12 23:24:02)

+4

17

27 ночь месяца Огня Очага, темницы

*Альберт, Старший инквизитор-дознаватель*
http://s4.uploads.ru/t/HmZIG.jpg

Альберт неотрывно смотрел на огонь, языки которого жадно лизали длинные прутья в стоящей перед ним жаровне. В каменном чуть сыроватом помещении дворцовой темницы, без притока свежего воздуха извне становилось душно. Всматриваясь в пламя и ожидая пока стража, приведет заключенных на дознание, он не мог отделаться от навязчивого воспоминания.  И  поспешил спуститься  в подземелье, но в одном из коридоров наткнулся на зеркало, на несколько мгновений встречаюсь взглядом с отражением, которое привело мужчину в ступор и вновь всколыхнуло чувства к убитому брату. Если не считать нескольких мелких шрамов, украсивших его с момента присоединения к ордену и бледно-голубых глаз, то он бы подумал, что встретился лицом к лицу с покойным близнецом.

Потеряв брата, он словно утратил частичку себя, отсутствие которой делало каждый миг его существования лишенным смысла. А больнее всего было оттого, что это деяние совершила их любимая сестра, так же ставшая кровожадным чудовищем. Подробностей он не знал, кроме того, что слышал с ее слов, как такой же монстр истязал ее, а после бросил умирать. По глупости девушка заключила контракт и уготованная ей участь была гораздо хуже смерти. Будучи двадцатилетними юнцами, они с Гилеадом спасли ее, в буквальном смысле сняв с инквизиторского костра. И вот чем она отплатила! На скулах инквизитора заиграли желваки. После трагедии в семье он, старший сын барона Бетругера, добровольно отказался от наследуемого титула отца и родового поместья в пользу младшего брата, Малкольма, чем вызвал неудовольствие родителя. 

На тот момент решение уйти в инквизицию, не ради богатства или власти, не ради веры в спасителя, а чтобы защищать людей от таких вот монстров казалось ему единственно верным. А желание отыскать и предать огню того ублюдка давало цель в жизни и изрядное рвение, не характерное для большинства послушников ордена. Но за три десятка лет, дослужившись до звания старшего Инквизитора дознавателя, он так и  не приблизился к личности преследуемого отродья демонов. О том, что та тварь жива, говорил ведущий к ней след из зверски растерзанных трупов, каждый из которых был  отмечен выжженным на останках символом летучей мыши. Похожий след от клейма он видел на груди сестры. К слову говоря, пропавшую Свану он тоже не сумел отыскать, чтобы, наконец, подарить ей смерть и избавить от мучений.

От мыслей его отвлек стук тяжелой двери, впускающий в комнату приток воздуха. Пламя в жаровне дернулось, а Альберт обернулся, внимательно изучая первую гостью, которой была миниатюрная эльфийка в грязном испачканном кровью платье. «Но сама она не  выглядит раненой, значит кровь не ее. Интересно». За спиной девушки топтался стражник, который сопровождал и втолкнул в комнату  предполагаемую подозреваемую. Вот только в чем? Наводка? Пособничество? Вопросов в голове инквизитора было множество, и все они сменяли друг друга, пытаясь сложиться в одну более-менее логичную и правдоподобную картину произошедшего этой ночью.

После злополучного окончания праздника урожая обернувшегося бойней в столице, которую совершенно неожиданно устроили драконы, он, отбивающий атаку ящеров на главной площади, узнал еще некоторые подробности произошедшего. Сначала прибывший с приказами их дворца гвардеец сообщил, что двое неизвестных, один стражник, второй – представитель делегации драконов, допущенных во дворец, при помощи шантажа похитили корону Кувас-Руэды. И воспользовавшись суматохой, скрылись где-то в городе. Помимо этого была серьезно ранена любимица народа королева Лорена, о которой у Альберта сложились  хорошие впечатления. Дела обстояли довольно плачевно и они с трудом отражали натиск песчаных и водных ящеров на главной площади, а ведь были еще и горные бестии, изрыгающие потоки пламени на головы невинных. Битва за площадь шла с попеременным успехом, драконам словно и не нужно было прорываться во дворец, хотя нескольким это все же удалось, как ему потом доложили. Пока не прибежал запыхавшийся гвардеец с известием, что одного из вымогателей удалось схватить и теперь позарез требуется дознаватель.

Настало время Альберту узнать не только о судьбе королевской драгоценности, но и о причинах нападения на союзников. Хотя конечно ни о каком плодотворном и прочном союзе с ящерами и речи никогда  не было, но до сей поры, они учиняли лишь мелкие беспорядки, воруя скот да поджигая сараи в поселениях. И тем интереснее становилась поставленная перед инквизитором загадка, для разгадывания которой у него имелся источник информации и множество различных приспособлений для ее извлечения. «Но хватит размышлений» Стянув с рук перчатки из грубой кожи, которыми переворачивал прутья в жаровне Альберт, небрежно бросил их на стол.

- Присаживайся. – он жестом указал девушке на грубо сколоченный из толстых досок и прикованный к полу стул, с множеством кожаных ремней для фиксации и металлическими кандалами. На широких ручках виднелись темные характерные следы засохшей крови, оставшиеся после предыдущих, не разговорчивых заключенных. Затем инквизитор обратился к стражнику в дверях.

– Проходи. Поможешь даме с браслетами, если мне покажется, что она недостаточно честна. – тон Альберта был холоден, и сделав шаг к девушке, он возвышался над ней одетый в черную мантию дознавателя, расшитую знаком инквизиции и символом Спасителя. В углу тихо поскрипывало перо его помощника - младшего инквизитора, совсем недавно переведенного из послушников и тщательно  записывающего каждое слово. И если бы не этот звук, то он бы и не вспомнил о этом тихом неприметном юноше.

– Ну что ж, приступим. Назови свое имя. – голос инквизитора звучал жестко и отстраненно. Пытки отнюдь не доставляли ему удовольствия, но в некоторых случаях обойтись без них было нельзя. Насилие было действенным способом узнать правду,  а эта информация зачастую оказывалась полезной. Поэтому Альберт давно ступил на путь меньшего зла. Лучше узнать о заговоре или логове тварей до того, как они нападут и тем самым спасти гораздо больше человеческих жизней, которые он поклялся защищать. Девушек пытать ему тоже доводилось. Оборотницу, да пару вампирш. Но к слову говоря, дамы, оказались более понятливыми и перед сожжением отделались лишь вырванными ногтями, в то время как в его арсенале были и куда более жуткие способы развязать языки.

В бальной зале творился сущий хаос, не удивительно, что никто из опрошенных очевидцев не сумел внятно объяснить, куда подевались корона. Кто-то говорил, что ее забрал дракон, кто-то, что стражник предатель, личность которого так же была не установлена. Один правда утверждал, что корону забрала девица, во что сам инквизитор верил мало, но не спешил списывать эту теорию со счетов. Как иначе объяснить вот это неземной красоты создание, пойманное вместе с драконом? Беседу с чешуйчатым ублюдком инквизитор уже предвкушал и очень сомневался, что она закончится хорошо. Но сейчас его очередь еще не пришла, и он решил надавить на девушку.

- Что вы не поделили с драконом? Говорят, что ты ударила его кочергой. – голос мужчины был бесстрастен, а светло-голубые глаза неотрывно наблюдали за реакцией девушки, чье поведение несколько выбивалось из типичного эльфийского воспитания.

Отредактировано Zirael (2017-12-14 23:13:09)

+3

18

=====> Переход

27 ночь месяца Огня Очага, темницы

Бежать Иси довелось не долго, внезапно из переулка вышел небольшой отряд стражников. Сначала блондинка обрадовалась и вздохнула с облегчением, но лишь до того момента пока её не арестовали и повели туда куда по доброй воле она бы в жизни не вернулась. Во дворец.
И сколько она не пыталась объяснить, рассказать, просить найти посла её будто не слышали. Солдаты, молча и безразлично, вели её в темницу. Страх пришел, когда из другого переулка еще один отряд вывел связанного дракона. Исилиэль забилась как птица в клетке между стражниками. Но иронии судьбы это казалось недостаточным и под конец их еще и посадили в одну камеру, и лишь крепкие железные цепи не давали черноглазому разорвать эльфийку здесь и сейчас. Хотя брюнет сверлил её взглядом полным злости и физической боли. 
Сама же блондинка опустилась на полу гнилую солому у противоположной стены и устремила свой нежный взор в высокое узкое оконное отверстие, смотря на небольшой кусочек чистого утреннего неба.
Сколько прошло времени неизвестно, но лишь добрый голос вывел Дочь Луны из раздумий.

- Ядрена вошь, срам-то какой!....

Это конечно было обращено к врагу. А стражник не выглядел опасным. Скорее это был добрый старичок, а его слова напоминали отцовские наставления. Но не успел он договорить, как в коридоре темницы раздались шаги и появились еще стражники:

- Сначала эльфийка…

При этом солдаты выказали все свое отношение к дракону, и даже один из них ударил пленника. С большим усилием воли Исилиэль промолчала, вставать сейчас здесь на сторону ненавистного племени было не дальновидно. На себе красавица ощутила взгляды мужчин и поежилась, шелковое платье было испачканным, мятым, местами порванным и это смущало, нервировало и заставляло то и дело прикрываться руками.

- Вот и по што ты связалась с супостатом-то ентим чешуйчатым?!

Вот и я бы это хотела знать? Зачем все это на мою голову, за что?
Темный каменный коридр освещался лишь факелами в руках мужчин шедших перед ней и бородатым. Он тихо бормотал что-то о её народе, котятах и фонариках. А Исилиэль лишь думала о предстоящем допросе. Лгать эльфы не умели, их учили говорить всегда честно. И в этот раз Ди’ Санс даже и не собиралась обманывать тем более священника, и хотя у её народа была другая вера. Почтение к служителю любой религии было в крови.

- Ты, черешня моя, лучше говори все, как есть, ничего от него не скрывай, авось и отпустит. Он добрый, когда не злой.

- Ложь губит душу. Я эльфийка и не умею лгать – тихо ответила она, одарив доброго мужчину своей благодарной улыбкой. И дверь открылась.
Высокий мужчина стоял у камина, одетый в рясу до пола, черного цвета и лишь белый воротничок сверкал чистотой на шее. Услышав вошедших, он обернулся, внешность дознавателя немного испугала Иси, она нерешительно замерла на пороге, смотря в почти бесцветные глаза церковника и изучая шрамы, идущие через все лицо.
Такому дознавателю даже захочешь, не соврешь…

- Присаживайся…

Девушке указали на стул, но этот предмет был тут явно самым зловещим. Бегло пробежав взглядом по шкафу с книгами, дубовому столу и другой мебели, не несшей в себе ничего пугающего, снова взглянула на ремни на подлокотниках и темные пятна. Этот стул напоминал темное чернильное пятно на чистом белом листе пергамента.
Еще больше ужаса проникло в душу при словах инквизитора адресованных стражнику. Запястья будто уже сразу ощутили цепкие путы на себе. Рефлекторно блондинка обхватила одной рукой другую. Вспомнив о распоряжении священнослужителя, все же подошла к пугающему стулу и села. Расправила свое платье на коленях и положила прилежно ладони став похожей на обычную прилежную ученицу.

– Ну что ж, приступим. Назови свое имя

- Меня зовут Исилиэль Ди’Санс, я летописец, прибыла в столицу Лимпии вчера в составе официальной эльфийской делегации посла Её Величества лорда Веласиндора Невасори.
Зеленоглазка пыталась не отводить взор от жутких глаз допрашивающего, но смотреть в них постоянно было сложно. Но открытый взгляд и спокойный голос это важно при желании показать собственную честность.
- Дракон хотел…. – щеки заалели от смущения и воспоминания о намерении черноглазого в том чулане. … - Хотел обесчестить меня, а потом унести в свой Аш….Аш…свое логово. Я защищалась…

+4

19

27 ночь месяца Огня Очага, темницы

*Альберт, Старший инквизитор-дознаватель*
http://s4.uploads.ru/t/guQ4d.jpg

- Дракон хотел…. – щеки заалели от смущения и воспоминания о намерении черноглазого в том чулане. … - Хотел обесчестить меня, а потом унести в свой Аш….Аш…свое логово. Я защищалась


Посмотрев на реакцию эльфийки, Альберт отметил про себя, что она молодец, раз смогла противостоять дракону, защищая себя, но лицо его не отразило испытываемых эмоций. Он видел, как девушка отчаянно боялась, стоило ей только появиться на пороге пыточной, но не рискнула даже пискнуть слова против, покорно опустившись на предложенный стул, после чего сложила руки на коленях, всеми силами стараясь не смотреть на залитые кровью подлокотники и уж тем более ненароком не коснуться их.   

«Какой же надо быть мразью, чтобы захотеть надругаться над таким чистым и невинным созданием?» –  инквизитор терпеть не мог насильников, и одно упоминание о том, что намеревался сотворить дракон, слетевшее с губ смущенной до поалевших кончиков острых ушек, девушки в одно мгновение, словно клеймом отпечаталось в памяти дознавателя. Усиливая его неприязнь к плененному юноше, заранее склоняя чашу весов совсем не в пользу дракона, беседа с которым будет носить более болезненный характер, чем ему представлялось до допроса.

Развернувшись, Альберт сделал несколько шагов в сторону помощника, и взял со стола светлый лист пергамента, являющийся официальным списком имен делегации эльфов,  и быстро пробежал глазами ровные строчки, пока не обнаружил искомое.  Но эльфийке не обязательно знать, что пока он склонен ей верить. К сожалению, девушка больше не проронила ни слова, что показалось ему несколько странным. Обычно заключенные, особенно если они были не виновными или старались убедить в этом инквизитора, беспрестанно повторяли, что они тут не причем, всячески умоляя им поверить. Исилиэль этого не делала, как и не отводила взгляда. То ли бедняжка была так запугана и попросту не решилась открыть рот без дозволения, то ли ей есть что скрывать и потому она так сухо отвечает, стараясь не сболтнуть лишнего. «Нужно выяснить»

– Скажи, Исилиэль. – Альберт вновь оказался совсем рядом, обращаясь к эльфийке по имени, подмечая то, как она на него среагирует. Присвоить себе чужое имя просто, а вот выработать на него реакцию несколько сложнее. Про имя она также не солгала, и мужчина остался доволен, но одна мысль не давала инквизитору покоя и он ее тут же озвучил.

– Что ты делала в городе ночью? Насколько мне известно, в это время эльфийская делегация в полном составе должна была находиться на королевском балу во дворце. Как так вышло, что летописец посла так легко пренебрегла своими обязанностями? – холодные голубые глаза Альберта с интересом, пристально изучали сидящую перед ним девушку.

– Расскажи о том, что произошло в бальной зале около полуночи. – все так же холодно попросил инквизитор, борясь с желанием более не мучить эльфийку неизвестностью о дальнейшей судьбе и признать невиновной. Но долг есть долг и раз он поклялся в службе Спасителю, то нравится ему это или нет, а исполнять его будет так, как положено. Даже если потребуется доставить боль этой милой девушке, не только физическую, но и душевную, заставив вновь вспоминать события нападения. Чего ему не хотелось, но она была свидетелем, а значит могла знать нечто важное. И задачей дознавателя было во чтобы то ни стало это важное отыскать.

– Чья это кровь? Ты ранена? – не допуская обеспокоенного тона в голосе, дознаватель на мгновение опустил взгляд на платье Исилиэль, готовый отправить девушку с молчаливо подпирающим стену  стражем к лекарю, стоило лишь подумать, что после всего случившегося эльфийка может находиться под действием шока и умолчать о полученных травмах.

Отредактировано Zirael (2017-12-17 23:07:18)

+4

20

27 ночь месяца Огня Очага, темницы

Исилиэль не боялась, её немного запоздало накрывал стыд. За все что произошло, за смерть подруги и как после этого она себя повела. И хотя в пасть дракона Пани толкнул другой мужчина, на дракона тоже надо было злиться и бояться, а не играть с ним в игру о мистической дружбе. Поэтому и молчала эльфийка не решаясь говорить все что хотела и пытаться доказать свою позицию чистой жертвы.
Узнав её имя, священник отошел к столу и взял пергамент, что там было блондинка, не знала, и нервничать не перестала. Все равно ей казалось, что дознаватель видит её насквозь. Но она хотела только одного что бы все это закончилось, хотела увидеть кого-нибудь из своих, рассказать о Паналерин, поплакать и стать снова летописцем.
Звук собственного имени вывел её из душевных терзаний. Инквизитор произнес его достаточно добродушно для его профессии и рода деятельности. Сердце зеленоглазки немного замедлило темп.
И вот в тишине кабинета прозвучал главный вопрос, Иси ждала его и одновременно безумно хотела, чтоб его не задавали.

– Что ты делала в городе ночью?
– Расскажи о том, что произошло в бальной зале около полуночи….

И вот здесь душа несчастной и бедной девушки свернулась от ужаса. И воспоминания закружились в голове хороводом. На глазах блеснула слеза.
- После прибытия на бал наша делегация немного разделилась и разошлась по залу в разных направлениях. Я вместе с другой эльфийкой Паналерин Сайе решили немного осмотреть дворец, чтоб записать все как можно точнее. И поднялись на балкон, там так хорошо было видно, как в небо полетели воздушные фонарики. Услышав внизу крики, мы испугались и искали, куда бы спрятаться. Я уже не помню, кто из нас нашел эту нишу за гобеленом, там оказалась узкая лестница, и вот нам пришлось спуститься вниз, плотная ткань скрывала нас от тех двоих захвативших в заложники королеву. Зашли они из сада, держа Лорену Лимпийскую с ножом у горла.
Комок подступил к горлу. Какими глазами полными ужаса и сочувствия тогда Иси смотрела на женщину, которая даже в тот момент была храброй и лишь обхватывала инстинктивно в защите живот.
- …. Захватчики требовали корону, я не знаю зачем, правда. И почти получили, если бы не рухнула люстра вместе с гобеленом, который нас прятал. Нас оглушило железным креплением, и я потеряла сознание. Когда пришла в себя, то у меня сильно кружилась голова и в глазах двоилось. Пани увидела, что один из нападавших направился в нашу сторону, и мы с ней хотели просто убежать, но пришлось вернуться чтоб поискать её обруч, и я вернулась на долю секунды, схватила и мы побежали на улицу в сад. А там…
Самоконтроль и вся хваленая сдержанность рассыпались в прах, и Исилиэль откровенно заплакала, снова вспоминая пасть дракона поглотившую подругу.
- Мужчина, одетый в форму стражника погнался за нами вместе с драконом, я не могу сказать, зачем мы им были нужны. Добравшись до сада, мы с Пани хотели найти калитку или какой-то другой выход, и нашли пролом в стене, вот только там был….был один из желтых песчаный дракон кажеться его называют да, он забрался в сад и…. двигался в нашу сторону. В этот момент нас и догнали стражник с драконом. Мундир толкнул…. отдал Паналерин на растерзание песчаному, а меня схватил этот черноглазый дракон и потащил в город. Меня утащили насильно….
При каждом слове Дочь Луны всхлипывала и не успевала стирать поток слез, капли дождем падали с лица на платье. Вопрос о крови заставил девушку как-то отрешенно посмотреть на пятна на нежном шелке.
- Нет, это не моя кровь…это кровь дракона….наверно этих двоих ранили лучники или другие стражники, поэтому они не смогли уйти далеко, и пришлось им...точнее мне вместе с ними спрятаться в одном из пустых домов. Мужчина в форме угрожая заставил меня перевязать дракону раны…а сам…сам в каком-то странном гневе на меня и соучастника внезапно куда-то ушел …сейчас я не знаю где он…поверьте пожалуйста… Я такая…такая….глупая…простите меня.

Отредактировано Исилиэль Ди’Санс (2017-12-18 12:12:09)

+2


Вы здесь » Проклятые Земли » Эпизоды » Попытка национализировать национальное достояние


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC