Проклятые Земли

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Проклятые Земли » Эпизоды » Попытка национализировать национальное достояние


Попытка национализировать национальное достояние

Сообщений 21 страница 24 из 24

21

27 ночь месяца Огня Очага, темницы
*Альберт, Старший инквизитор-дознаватель*
http://sg.uploads.ru/t/hqpVY.jpg

Признаться после столь спокойных и правдивых ответов эльфийки Альберт не ожидал увидеть в глазах  не отводящей взгляда девушки слезы. Исилиэль начала рассказывать о произошедшем в зале, а инквизитор вспомнил, что имя - Паналерин Сайе, он так же видел в списке делегации и небольшая частица его сердца возрадовалась столь сговорчивой и правдивой девушке. Просыпаться пару дней от кошмарных снов и страдать угрызениями совести он совсем не хотел, но за столько времени так и не смог привыкнуть к этой неотъемлемой части его профессии.

Чем дальше эльфийка погружалась в воспоминания, тем сбивчивей и эмоциональней становилась ее речь. Голос дрожал, но она все рассказывала, про падение карниза с гобеленом и люстры. Отметив, что нужно будет после допроса отправить девушку к лекарю, Альберт внимательно слушал, но пока Исилиэль не поведала ему ничего нового, чего бы он ни услышал от свидетелей ранее.

Неожиданно она остановилась на полуслове и заплакала. Дознаватель не шелохнулся, попросту не зная как ему быть сейчас. Давить на бедняжку было с его стороны слишком жестоко, учитывая, что девушка ни в чем не виновата, но и чем-то помочь ее горю, да и просто утешить он не мог. Воцарилась гнетущая тишина, даже помощник перестал скрипеть пером, нарушаемая лишь короткими всхлипами, да потрескиванием углей в жаровне в углу. К облегчению, эльфийка взяла себя в руки и продолжила рассказывать о попытке убежать в сад от стражника с драконом. Личность этого предателя, дерзнувшего покуситься на королеву, интересовала его все больше, но пока, учитывая происходящее в городе, никто толком не мог сообщить ему столь желанных подробностей.

Мундир толкнул…. отдал Паналерин на растерзание песчаному, а меня схватил этот черноглазый дракон и потащил в город. Меня утащили насильно….

«Еще один ублюдок!» - внутреннему негодованию Альберта не было предела, а заведенные за спину ладони непроизвольно сжались в кулаки. Толкнуть девушку в пасть дракону, это какой ничтожной мразью нужно быть, чтобы поступить подобным образом?  Переживающая смерть подруги, разодранной прямо на ее глазах, эльфийка рыдала все сильнее, заставляя инквизитора, допрашивающего ее, чувствовать себя последней скотиной.

Кровь на платье как оказалось, принадлежала вовсе не Исилиэль, а плененному дракону, с которым еще предстояло пообщаться. Дознаватель подавил проступившую было на лице хищную ухмылку, которая в данной ситуации была более чем неуместна. Травмировать девушку наплевательским отношением к ее трагедии было не достойным поступком, особенно для священнослужителя. А вот странным поведением сообщника инквизитор заинтересовался. «Неужели они с драконом что-то не поделили? Добычу? Девушку?» - ответы на эти вопросы он мог получить из самого достоверного источника – допросив непосредственно одного из подельников.

…сейчас я не знаю где он…поверьте пожалуйста… Я такая…такая….глупая…простите меня.

Бессвязное лепетание плачущей эльфийки заставило Альберта отвлечься от обдумывания мотивов и различных теорий совершенного преступления и, решив, что Исилиэль достаточно настрадалась, он шагнул к ней, оказываясь совсем рядом.  В изумрудных, блестящих росинками слез, глазах читалась боль, забивающая собой и страх, и скорбь. Инквизитор достал из кармана мантии белоснежный, накрахмаленный платок с символом Спасителя и протянул девушке.

- Успокойся, дитя. Я не сомневаюсь в правдивости твоих слов  и подтверждаю невиновность. – вынес вердикт Альберт, но на этом не закончил. Хоть ее непричастность была доказана, все же оставался еще один - последний вопрос интересовавший его.

- Как выглядел тот стражник? Какие-нибудь отличительные особенности помнишь? – на самом деле Альберт не ожидал от эльфийки подробного портрета, учитывая тот факт, что было довольно темно, и она вряд ли смогла хорошо рассмотреть одного из своих похитителей. «Ничего, своего подельника сдаст дракон, никуда он не денется» - подумал дознаватель, слушая эльфийку.

- Допрос окончен. Вячко! – обратился он к стражнику, чья помощь ему к счастью не понадобилась. – Проводи Исилиэль наверх, лично к лорду Веласиндору Невасори. Вся  эльфийская делегация размещена в западном крыле дворца. Передай послу, что девушке требуется осмотр лекаря. Ну все, ступай.

Повернувшись боком к двери, открытой стражем перед эльфийкой, Альберт  ощутил приток прохладного воздуха, и потер пальцами левой руки переносицу, ощущая моральную усталость. Подобные разговоры выматывали сильнее, чем любые пытки заведомо виновных. Вспомнив, что его работа еще не окончена, он холодно бросил Вячко вдогонку три слова, эхом разлетевшихся по коридору.

- Потом приведешь дракона.

+3

22

http://images.vfl.ru/ii/1513109830/a9de63a7/19785589.jpg

«Дюже страшная комната – ента пытошная», - мысленно содрогнулся Вячко, стараясь не смотреть на кровавые подлокотники стула, на который усадили эльфийку. Во славу Спасителя всяко и не такое сделаешь, особливо с супостатами-безбожниками, да только не по-людски оно, своих-то пытать.

Была ли ушастая своей али чужой, Вячко еще не определился, но на всякий случай, исполнил приказ дознавателя в точности: встал по-важному, уперся взглядом в сидёлко, насупил брови и принял важный и суровый вид. Черешня, меж тем, начала свой мудреный рассказ с мудреными словами. Стражник не очень понял, кто она, но переспрашивать побоялся. Летом писец? А зимой нет? Зимой терпит? Вячко круглый год писец был, особливо после пива.

И тут до него дошло…Эльфийки в тувалет ходють! Придавленный своим открытием, как булыжником, мужичок выпучил глаза на светлую деву. Да как сие ж возможно?! Дева же рассказывала про непотребства, чуть чешуйчатым супостатом не учиненные, и не обращала на сконфуженного охранника никакого внимания.

«Ходють…В тувалет», - только и мог думать Вячко. – «Ох, надоть Лесьяру рассказать, вот он обомлеет!»

Допрос продолжался, но стражник не мог расслышать и половины того, что говорили его квизиторство и черешня. То ли голос понизили, то ли шлем-таки передавил ухо. А Вячко говорил, того-ентого, господарю коменданту, что не по башке тот ему убор головной всучил. Надо будет поменяться с Лесьяром, у того всяко башка маленькая и мозги куриные. Но человек хороший.

Проводи Исилиэль наверх, лично к лорду Веласиндору Невасори


- Так точно, ваше квизиторство, - рявкнул Вячко, обрадованный, это этот приказ, обращенный к себе, он разобрал, несмотря на завернутые под шлемом уши. – Пойдем, моя черешня, отведу тебя Ласиндору, того-ентого, Нетусоли. Вот жеж, богатый народ, а без соли живете…«И летом писцы», - добавил Вячко про себя, пропуская дивчину вперед: - Ну што-пошто я тебе говорил, красавишна, добрый он. А ты, дурочка, боялась, даже юбка не помялась, – вырвалось у стражника раньше, чем он успел сообразить, что мелет: - Ох, извиняй, я, того-ентого, забылся.

Кабацкая шутка, неуместная в обществе светлой девицы, смутила Вячко до красных ушей и носа. Уши-то, ладно, под шлемом не видны, а вот нос от стыда заалел прямо посередь лица. И как теперь в глаза ей, того-ентого, смотреть?! Окончательно растерявшийся и смущенный, стражник довел ушастую до западного крыла и поспешил назад, в темницу. Чай, с драконом всяко проще будет, чем с черешней этой.

***

Внизу обнаружился Лесьяр, который, едва услышав приказ его квизиторства, распахнул дверь в темницу к дракону и окатил того водой из ведра.

- Ты шо творишь, увалень?! – завопил Вячко на друга. – Водой питьевой на войне камни поливаешь?! Сдурел?! Мозгов, шо у курицы!

- Дык, не пресная вода, - гулко отозвался Лесь, набрал в ведро еще воды из стоявшей рядом бочки и плеснул прямо на дракона и его раны. – Морская енто водица, соленая. Ух, пробирает, должно быть, по голым ранам!

- Ты шибко не усердствуй, а то не дойдет супостат ентот до…Как это морская вода?! В моей питьевой бочке?! Ах ты, сволочь окаянная, что удумал! Шутку шутить со мной решил, так я тебе сейчас, того-ентого…- Вячко аж задохнулся от обуявшего его возмущения. Пока он тут службу служит, Лесьяр ему воду подменил! Не находя в кои-то веки подходящих ругательств, он молча вытолкал дракона из камеры и также пинками повел в пыточную.

Уже почти скрывшись в темноте лестницы, Вячко вдруг развернулся, глянул на Леся полным гнева взглядом и выпалил:

- А твои обожаемые эльфийки летом писцы. А зимой терпят! Вот и живи теперь с ентим!

Отредактировано Avenicci (2018-01-11 22:31:48)

+4

23

27 ночь месяца Огня Очага
Сучье эльфийское отродье. Уж от кого, а от этой вот ушастой твари Маэлькорх явно не ожидал отпора. Да еще с таким остервенением, словно это не невинная эльфийка, а базарная торгашка. С другой стороны чего он ожидал? Что она покорно будет смотреть, как ее поимеют прямо здесь, посреди пылающего города? В высшей степени идиотизм. Надо было сначала выбраться отсюда, и уже потом заниматься ей. Там и при таких обстоятельствах, когда она уже точно не смогла бы дать отпор. Вообще, он первый раз встречал столь строптивых эльфиек. И, хотелось надеяться, последний.

И все же он планировал таки закончить начатое. Хотя бы потому, что неприлично прерываться на самом интересном месте. Однако. к искреннему и глубочайшему удивлению парня, ушастая оказалась вот вообще не из робкого десятка. Схватив в руки кочергу, она со всей дури ударила ей дракона по ноге. Только через пару мгновений до Ваз’Заэраха дошло, что удар пришелся на то самое место, куда часом ранее прилетел арбалетный болт от одного из стражников. Из-под повязки снова заструилась кровь. Взревев от боли, дракон хотел схватить наглую девчонку и поквитаться с ней за все, но та уже выбежала на улицу. Откуда вообще в ней столько смелости? Уже второй раз за час ему пришлось удивляться характеру эльфов. Хотя скорее не всех, а вот этой вот конкретной, которая вела себя...не то, чтобы не по-эльфийски, а местами просто нелогично. Ну да хер с ней. Гоняться по всему городу за этой тварью Маэль не собирался. Ему важно было прийти в себя и отыскать Рихтера, смывшегося с короной. Если только стража не нашла его раньше.

Но сделать Ваз'Заэраху этого не удалось. Очередной крылатый увалень, по ошибке прозванный горным драконом, поджег дом, да так, что волна жара со второго этажа дошла аж до Маэля. Он кинулся в сторону выхода. Хотя там и было не безопасно, куда опаснее находиться в пылающем доме. Но в следующий момент парень понял, как ошибался. Едва он выскочил на улицу, как нечто сковало его ноги, и он повалился на землю. Людская стража. Как он мог про них забыть. Наивный дурень, думал, что они уже ушли отсюда. А после того, как увидел в руках у одного из приближающихся стражников свою мантию, понял, что сам облажался, оставив ее на площади. Наверняка именно из-за нее стража и не ушла отсюда, поджидая, пока дракон выйдет из укрытия, а выбежавшая эльфийка уже просто весьма прямо указала, где он находится.

Как бы парень не старался сопротивляться, и даже допускал мысль об обращении, хотя прекрасно понимал, что это будет его конец, но его связали и, нацепив ошейник, повели в сторону полуразрушенного дворца вместе с той ушастой тварью, из-за которой он и попал в лапы стражи. Ему так хотелось просто взять и отгрызть ей голову, но вместо этого пришлось связанным и голым топать в сопровождении стражи.

Его привели во дворец и кинули в одну из зловонных человеческих темниц. Хотя, в отличии от темниц драконьих, тут хотя бы была постелена солома. Солома, от которой разило похлеще, чем от последнего пьяницы в самом захудалом хасинском трактире. Нос дракона взывал о помощи, но выбора, где сидеть, пленнику не предоставили. Да еще и кинули с ним в одну камеру эту ушастую. А ему предварительно не стали развязывать руки. И эльфийке оставалось быть за это благодарной, потому как иначе Маэлькорх придушил бы ее прям здесь, и насрать, что его бы скорее всего отправили на тот свет вслед за ней.

- Чтоб ты сдох, тварь проклятущая, -


Один из стражников кинул ему плащ, не забыв попутно всадить сапогом в живот, от чего у дракона на время перехватило дыхание. Ему развязали руки, а ушастую так вовремя увели на допрос. Будь у Ваз'Заэраха возможность, он бы непременно ответил стражнику, что даже сдохни дракон, его, человечья, участь будет не сильно лучше, когда следующими нападениями драконы сожгут этот город живьем, оставив от него только пепел. Но решил воздержаться, чтобы не усугублять и до того до ужаса отвратную ситуацию. Оставалось только ждать, пока и его поведут на допрос.

Судя по тому, что парень слышал до этого, его сдали местному главному инквизитору, а значит пощады ждать не приходилось. До дракона доходили слухи о том, что инквизиция любит применять различные способы выведать нужную информацию. Вплоть до того, что люди были готовы признаться даже в том, чего не делали, лишь бы пытки прекратили. И вот теперь ему, скорее всего, лично предстояло испытать многообразие людского воображение в плане пыток. В какой-то момент он даже вспомнил об Эшшере, которая почти также висела в темнице. И Керкетхе наверняка не задушевные беседы с ней там вел. С другой стороны, возможное буйство фантазии Императора, о которой догадывался Маэль, наверняка ограничивалось тем фактом, что девушка потенциально могла рожать детей. У него же такой привилегии не было, а значит ему послаблений никто не сделает. Да и ситуация другая.

Сам того не заметив, парень задремал. Задремал ровно до того момента, как этот ублюдок-стражник окатил его ведром ледяной воды. Да еще и морской, от которой многочисленные раны парня защипали так, будто по всем ним разом прошлись той злосчастной кочергой. Нет, определенно. если ему когда-нибудь удастся выбраться отсюда, он лично поквитается с этим стражником.

Его привели в комнату для допроса где, усадив на стул, приковали руки и ноги кандалами. Стул же был надежно привинчен к каменному полу. Маэль осмотрелся вокруг. Комната больше напоминала пыточную, чем место, где можно было спокойно разговаривать. Окон вокруг не было, а само помещение освещалось только парой тусклых факелов, висевших рядом со входом. Вокруг находились различные приспособления от большого колеса, огромной железной статуи, явно стоявшей тут не просто так, да просто кандалов, которыми пленников подвешивали к потолку, до странных приспособлений вроде каких-то груш и масок, в том числе с иголками. Неподалеку же от стула, где он сидел, стоял столик с различными инструментами вроде той самой кочерги, как-то щипцов, иголок, ножей и прочей дребедени. Дракон не знал, для чего это все, но догадывался, что оно довольно болезненно, и время от времени пускается в ход. И от этого становилось еще более жутко. Сама атмосфера не располагала к тому, чтобы лгать и изворачиваться. Да, ему определенно не будет пощады, особенно с учетом произошедшего в городе. С лестницы, ведущей наверх к темницам, где держали парня, хлопнула дверь и раздались неторопливые шаги, медленно направлявшиеся в его сторону. Сердце, само того не желая, учащенно забилось, а глаза забегали из стороны в сторону, ожидая того, что должно начаться.

Отредактировано Маэлькорх Ваз'Заэрах (2018-01-11 03:47:59)

+3

24

27 ночь - 28 утро месяца Огня Очага

Погруженная в собственные эмоции Исилиэль не сразу осознала, что инквизитор отпускает её. К тому же еще и предоставил добряка-стражника в сопровождающие. Медленно встав со стула на ватных ногах, двинулась к открытой двери, и почти дойдя, резко обернулась, вспоминая в очередной раз о хороших манерах:
- Спасибо, Вам, Ваше сиятельство. Хорошего вам дня – присела в учтивом скромном поклоне и поспешила, наконец, оставить священника одного.
Её как и приказали, отвели в покои лорда Велансиндора. Не успела она войти как заботливые руки эльфов, окружили её вниманием и все возможными удобствами. Слуги отвели летописца в покои, уложили в постель, предварительно сняв порванную одежду и помыв хрупкое создание в теплой ароматной ванне.
Лекарь осмотрел девушку и прописал травяной настой. Выпив лекарство она ответила на несколько вопросов лорда, они были почти теми же что и задавал инквизитор, а эльфийка отвечала без затруднений. И вот уже в комнате осталась только больная.
Практически сразу эльфийка заснула, правда во сне снова и снова переживая все события произошедшие накануне. И как наваждение её преследовал тяжелый черный взгляд дракона.
Проспать ей дали немного, дочь Луны услышала тихие шаги в комнате, открыв глаза, увидела одну из фрейлин леди Антанирианы, которая оповестила блондинку о необходимости собираться. Делегация спешила покинуть опасный город.
Спустя час ей помогли сесть в карету, с младшими отпрысками посла и эльфы не теряя время, пустились в путь. Солнце было уже в зените когда кареты выехали из городских ворот.
Вспомнив о собственных обязанностях, Иси достала пергамент и перо, и принялась как можно подробнее записать все произошедшие события в Лимпии и собственное участие для потомков.

Отредактировано Исилиэль Ди’Санс (2018-01-25 13:13:46)

+3


Вы здесь » Проклятые Земли » Эпизоды » Попытка национализировать национальное достояние


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC