Проклятые Земли

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Проклятые Земли » Эпизоды » В гости к эльфам. Древо жизни. Пророчество.


В гости к эльфам. Древо жизни. Пророчество.

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

https://b.radikal.ru/b26/1801/76/858d262626ba.jpg

окрестные пейзажи

https://c.radikal.ru/c03/1801/d4/9b0bb7a29cfb.jpg

https://b.radikal.ru/b18/1801/2a/296e2530ae2b.jpg

https://a.radikal.ru/a04/1801/56/89c050838c35.jpg

Изучая случайно попавший к ней в руки дневник  Великого Волшебника, Вериша Назарова узнает о пророчестве, сделанном более тысячи лет назад.

Пророчество гласило, что когда демонам удастся завладеть достаточным количеством человеческих душ, мир вывернется наизнанку и царство мертвых воцарится под белым солнцем. Первый признак того, что конец уже близко - увядание дерева жизни в долине эльфов.

Юная волшебница не могла оставить прочитанное без внимания и как только представилась возможность уговорила Эшшерона отправиться в эльфийские земли и разузнать что к чему.


Третий день месяца высокого солнца.

0

2

Закат третьего дня месяца высокого солнца

Они летели уже неделю и остановились переждать день на границе с эльфийскими землями. Вериша разбудила дракона как и было велено — на закате и теперь Эшшерон сидел на прибрежном камне, широко зевал и щурясь наблюдал как солнечный диск медленно спускался к горизонту. Мерный шум волн убаюкивал его, мешая расстаться со сладостной дремой из которой его вырвала подлая волшебница. А ведь он видел такой хороший сон! И теперь всеми силами старался досмотреть и проснуться одновременно, что естественно получалось из рук вон плохо.

Снилась дракону драгоценная женушка, к глубочайшему удивлению оставшаяся в Убежище. Первые несколько дней, Эш оглядывался на каждый шорох, ожидая, что Инесса все же не утерпит и рванет за ними. Но девушка не появлялась и к концу недели, Дар’Кетхерион загрустил и заскучал, хотя сам и наказал ей ждать дома. А теперь она в отместку приходила к нему во снах и дразнила как в те времена, когда они были лишь нареченными, от чего просыпался Эшшерон обиженным на весь мир и вряд ли был приятным собеседником.

Прохладные соленые капли от разбивавшихся о камни волн, все же пробудили хранителя окончательно и он, мотнув головой, прощаясь с коварной соблазнительницей из снов, сиганул в воду. Плавать Эш любил и надеялся, что это занятие развеет его мрачное настроение, а то не ровен час и мелкая волшебница начнет его сторониться, опасаясь быть съеденной или поджаренной на костре. Вообще-то, Дар’Кетхерион умел быть даже милым, но только не тогда, когда единственная доступная ему женщина осталась дома, а меж тем рядом Альнура Альхики — родина прекрасных эльфиек уже несколько веков исправно согревавших постели драконов. И хотя, Эш не очень жаловал эту фригидную костлявую расу, но некоторые из её представителей были вполне ничего. Вот, например, эльфийка, что помогла им в ночь казни была отважной, преданной и умной, хоть и до не возможности стыдливой. Да и Дарси был всем эльфам эльф! Мезкаль глушил за себя и за всю свою эльфячую родню, которой у него, даже спрашивать не надо, больше чем Эшшерон мог себе представить.

Доплыв до рифа, хранитель вынырнул и в мгновение ока обернулся драконом, чтобы всласть по охотиться на пугливую рыбу. Он бы с удовольствием загрыз и акулу, но не хотел отплывать настолько далеко от берега, а потому приходилось довольствоваться мелкими рыбешками, которые дракон заглатывал вместе с соленой водой и водорослями. Наплескавшись, Эш не забыл и про Веришу, выбравшись на берег с рыбиной в зубах,  аккуратно выплюнул её к ногам волшебницы и насмешливо склонил голову на бок. С его морды словно усы свисала тина, а со шкуры тонкими струйками стекала вода, образуя ручейки, которыми и поспешила воспользоваться не добитая им рыба, пытаясь вернуться обратно в море. Дракон рыкнул и подтолкнул беглянку лапой обратно к волшебнице, не понимая почему та медлит. Вот Несси бы уже схватила улов и приготовила из него что-нибудь вкусненькое. А с этой магичкой все приходится делать самому.

Фыркнув, выпуская из ноздрей черную струйку дыма, Эшшерон сменил ипостась и потянувшись сладко зевнул.

— Ты есть то будешь? — спросил он, поднимая с песка прутик, насаживая на него рыбину и протягивая Верише. Но девушка не успела взять его добычу. Вдалеке ухнула сова. Эш насторожился, метнулся к одежде, вынимая меч и прислушиваясь к шороху крыльев, приближающихся к ним огромных птиц. Дар’Кетхерион не планировал сражаться с эльфами, так же как и девицы их ему были сейчас без надобности, но кто же знает этих ушастых? Вдруг они решатся напасть первыми? Было бы печально проделать столь долгий путь и погибнуть так и не узнав что там с их бесовским деревом.

Через несколько мгновений на пляже сели несколько огромных сов, а лучники на их спинах натянули тетиву, целясь в дракона. Отряд, считавший, что окружил их чувствовал себя довольно уверенно и нападать не спешил, выжидая команды своего предводителя. Эш так же не желал этим парням зла и кивнул на Веришу, давая понять, что главная здесь она. Шесть пар глаз — совиных и эльфячих — уставились на юную волшебницу.

+3

3

Третий день месяца высокого солнца. Закат.

Вериша невольно хихикнула, глядя на "усатого" дракона и перевела взгляд на добычу. Рыбина была большая, скользкая и очень уж живая, она жадно хватала воздух, подскакивала и извивалась на песке, пытаясь вернуться в море. Пока волшебница примеривалась с какой стороны лучше за нее взяться, Эшш успел сменить ипостась, ловко добил рыбину и насадил на прутик.

- Ты есть то будешь?


Девушка кивнула и смущенно отвела взгляд.

- Угу. Спасибо. Только это... ты бы оделся, что ли?

Ей казалось очень уж странным, что дракон совсем не смущается, разгуливая вот так, совсем без одежды. Но может быть все дело в смене ипостаси? Став человеком он просто не сразу это осознает и на время забывает про одежду? В драконьем обличии они ведь тоже считай голые, из "одежды" одна чешуя... Вериша усмехнулась, представив здоровенного ящера, обряженного в длинную тунику с прорезями для крыльев.
К ее удивлению, Эшш тут же кинулся выполнять просьбу, выронив рыбу, вихрем метнулся к своим вещам, но не успела Вериша обрадоваться и облегченно вздохнуть, как увидела, что схватился он за меч, а не за одежду. Забыв про рыбину, девушка вскочила на ноги, закрутила головой, пытаясь понять с чего это дракон так переполошился, но, как ни странно, никакой опасности не увидела. А едва волшебница открыла рот, собираясь поинтересоваться, что же случилось, как в небе показались большие белые птицы. Дракон услышал их раньше.

Совы были красивые, огромные, с круглыми желтыми глазами и длинными, белоснежными перьями, их так и хотелось потискать (наверняка они были очень мягкими), но вот при виде их наездников Вериша почувствовала, как по спине пробежал неприятный холодок, - эльфы напоминали фарфоровых кукол, такие же хрупкие и пугающе-красивые, а наконечники стрел походили на клювы хищных птиц, казалось, они только и ждут, чтобы сорваться в полет и напиться крови. Вериша уже встречала эльфиек - в Ашхабаре и в Мертвых пустошах, но за несколько месяцев рядом с драконами, воспоминания о эльфах слегка стерлись, сгладились и сейчас пресловутая эльфийская красота показалась волшебнице очень странной и пугала ее до дрожи.

Там, в убежище, рассказав про пророчество и убедив Эшша слетать в эльфийские земли, Вериша была уверена, что она поступает правильно. Теперь же эта уверенность таяла быстрее, чем снег под жарким, летним солнцем и волшебницу все сильнее одолевали сомнения - может зря они это затеяли? Вдруг их убьют раньше, чем они даже успеют рассказать зачем прилетели? Или эльфы им не поверят? Или откажутся показать это Древо? А может это пророчество и вовсе не правда? Ведь не все пророчества сбываются, помнится Видана Приболотная однажды предрекла нашествие саранчи, голод и мор, но не сбылось, урожай выдался хорошим да и мора никакого не было. Конечно, Вериша понимала, что сравнивать пророчества о конце света с саранчой, как минимум глупо, но все же в глубине души очень-очень надеялась, что Великий Волшебник ошибся и это пророчество так и останется лишь страшной сказкой.
Однако, отступить сейчас, проделав такой длинный путь было бы совсем глупо и Вериша, подавив малодушный порыв спрятаться за дракона, шагнула на встречу эльфам.

- Здра...

Договорить не успела, внезапно, как для себя, так и для встречающих поскользнулась и завалилась на спину. Бесова рыба! Вериша совсем про нее забыла и уж точно не ожидала, что скользкая рыбина подвернется под ноги и окажется такую подлянку! И это же падение стало ошибкой - у одного из лучников то ли сдали нервы, то ли он случайно спустил тетиву, но одна из стрел сорвалась в полет. Вериша взвизгнула, вскинула руки, словно надеясь дотянуться и перехватить стрелу, а магия вместо того, чтобы сплетись в щит и задержать стрелу, сорвалась и метнулась к эльфу, на миг опутала его сеткой, ярко-ярко полыхнула золотом и... роскошная светлая эльфийская грива встала дыбом!

- Ой-ё... Нет, подождите! Выслушайте! - обстановка на берегу резко накалилась, и эльфы, и дракон вот-вот готовы были кинуться в бой, а Верише показалось, что она пытается остановить бурю. - Что с вашим Древом жизни? Оно живо?!

Эльфы замешкались, переглянулись, предводитель, все еще не опуская лука, окинул волшебницу внимательным, серьезным взглядом и поинтересовался.

- Кто вы такие? Зачем пришли в эльфийские земли? И что вам за дело до нашего Древа?

Вериша мысленно поморщилась - голос у эльфа оказался под стать внешности: мелодичный, звонкий и слишком уж непривычный, чуждый. Но все же, раз он решил поговорить, значит "великая" битва откладывается и это хорошо.
Девушка поднялась на ноги, отпихнула рыбу в сторону и посмотрела на заколдованного эльфа, с торчащими дыбом волосами он напоминал кота, которого очень сильно напугали. Впрочем, сам эльф упорно делал вид, что ничего особенного не произошло (правда он уже успел наложить на лук новую стрелу и теперь мстительно взял на прицел и волшебницу).

- Простите, я не хотела, это случайно получилось. Я могу это убрать - девушка смутилась и виновато пожала плечами - ну... или через пару часов само пройдет. Меня зовут Вериша, это Эшшерон. Скажите, не начало ли Древо жизни чахнуть? Вянуть? Если это так, то мне... - Вериша запнулась, покосилась на Эшша, она видела с какой неприязнью на него смотрели эльфы и теперь не могла решить как будет лучше: попросить, чтобы и его пустили в Альнура Альхики (где этих эльфов будет не трое, а гораздо больше) или же, пусть ждет здесь, на границе? К тому же... конечно, Вериша знала, что эльфы мирные создания да вот только взведенные луки как-то не вязались с "мирностью" и самовнушение, что эльфы не причинят вреда слабо помогало, а стоило представить, что в Альнура Альхики она останется один на один с этими ушастыми... Бррр... жуть какая! - Нам нужно увидеть Древо, мы нашли пророчество и в нем говорится, что первый признак близкого конца света - увядание Древа Жизни. Нам нужно его увидеть, очень-очень нужно.

Заметив, что эльфы как-то странно, растерянно на нее смотрят, девушка чуть нахмурилась, пытаясь понять что же не так и наконец сообразила, обернулась к Эшшу.

- Они не понимают? У них нет амулетов?

К счастью, Эшшерон знал эльфийский и сумел перевести ее слова. Эльфы, выслушав дракона, снова молча переглянулись и Вериша уж было решила, что они умеют читать мысли, но тут и сами ушастые поняли, что на одних переглядываниях далеко не уедешь. Опустив луки (хотя Вериша не обольщалась, даже она понимала, что снова взять их на прицел дело пары секунд, а с такого расстояния даже ребенок не промахнется!), эльфы слезли с сов, отошли в сторону и принялись яростно шептаться, время от времени бросая настороженные взгляды на волшебницу с драконом.
Спустя пару минут эльфы наконец-то пришли к единому мнению, предводитель погладил свою сову по перьям, что-то сказал и белые птицы, шумно хлопая огромными крыльями, одна за другой поднялись в воздух и улетели.

- Мое имя Арвель. Мы отведем вас в поселок и там уже решат, что с вами делать.

Эльфы отступили в сторону, позволив Эшшу одеться, собрать вещи и затушить костер. Волшебница подобрала свою сумку, со жгучим чувством стыда покосилась на лучника, что тщетно пытался пригладить волосы и смущенно пробормотала.

- Ну... зато в глаза теперь лезть не будут. - и, закинув сумку на плечо, собралась уже отправится вслед за эльфийскими стражами, но тут вперед снова выступил Арвель.

- Прежде чем мы пойдем в поселок, вы должны отдать нам свое оружие.

Вериша спокойно пожала плечами, сняла с пояса перевязь с коротким ножом (им было очень уж удобно резать хлеб и чистить фрукты) и протянула его эльфу. Глянула на дракона и поняла, что слишком рано обрадовалась, что все так удачно сложилось, кажется, Эшшерон охотнее расстался бы со штанами, чем с мечом!

-Эшш! - Вериша сделала "страшные" глаза и тут же сокрушенно покачала головой, поняв, что убедить этого упрямца добровольно отдать оружие не получится. -  А... а если он пообещает никого не убивать?

Волшебница с надеждой уставилась на эльфа, но Арвель глядя на Эшша, презрительно скривил губы.

- Верить слову дракона?

Вериша сообразила, что "великая битва" между эльфами и драконом вполне еще может состояться и поспешила встать между ними (вряд ли бы она действительно могла помешать, надумай недруги сойтись в драке, но волшебница надеялась, что так сумеет переключить внимание на себя и они прислушаются к ее словам).

- Не надо! Пожалуйста! Мы не ради войны сюда пришли, мы хотим помочь! Оттого, что вы поубиваете друг друга лучше никому не станет! Пожалуйста.

Отредактировано Вериша (2018-01-29 07:40:17)

+3

4

Закат третьего дня месяца высокого солнца

На месте эльфов Эш бы поостерегся задавать лишние вопросы Верише, которая когда нервничала начинала творить вообще не понятно что, а потому дракон благоразумно отошел подальше, уже при первой её запинке «Здра...», почуяв что вот сейчас последует нечто не доброе. И угадал! Поскользнувшись на так и не съеденной рыбе, волшебница брякнулась об песок и кинула в одного из совиных наездников заклинание. Хранитель с усмешкой смотрел на результат — вылетевшую из-под пальцев магического цирюльника прическу и наблюдал за тем, как одна из прибрежных чаек кружит над вставшими дыбом волосами не иначе как с целью свить в них гнездо. Стрела же, послужившая причиной неудавшегося заклятья пролетела мимо и вонзилась в песок у самой кромки. Эш нахмурился и тихонько зарычал, показывая противникам всем своим видом, что не только готов к бою, но и в состоянии снести им троим головы одним ударом. Правда угрозы плохо действовали на столь не дальновидных существ, и луки нацелились на дракона. Эшшерон уже рассчитывал тактику и последовательность собственных движений, когда Вериша опомнилась и решила вмешаться.

- Ой-ё... Нет, подождите! Выслушайте! - обстановка на берегу резко накалилась, и эльфы, и дракон вот-вот готовы были кинуться в бой, а Верише показалось, что она пытается остановить бурю. - Что с вашим Древом жизни? Оно живо?!


Увы эти бестолочи не только не учили человеческого языка, но и летали без амулетов, а потому дракону пришлось переводить дальнейшие слова волшебницы, которые дойдя до длинных ушей вызвали у белобрысых желание посовещаться, выдавая меж тем тот факт, что среди них нет старшего, да и сами они не сильно опытные в межрасовых отношениях. Что в прочем было и логично — эта граница пролегала в самых удаленных от Ашхабара землях, а значит и нападения здесь случались реже или не случались вообще.

— Судя по тому, что было написано в дневнике, Древо жизни от этого места в пол ночи пути. Я могу в любой момент стать драконом и унести тебя. Можем и сами посмотреть на него, если конечно ты разбираешься в увяданиях растений, потому что садоводство — это не то, чему меня учили всю жизнь. — пока эльфы спорили о том, что же им делать с непрошеными гостями, сказал Эш на родном языке, зная, что Вериша поймет его, благодаря амулету-переводчику, а они нет.

Но совещание не затянулось, а решение в целом устраивало дракона, за исключением того факта, что ушастые потребовали сдать оружие, а Вериша и вовсе предложила ему пообещать никого не убивать. Эшшерон усмехнулся. Ну ладно эти белобрысики видят представителя расы уже несколько столетий третировавшей их деревни, но волшебница то с чего взяла, что он будет крошить эльфов направо и налево? А уж высокомерная фраза Арвеля и вовсе не принесла мира в эти недолгие переговоры и Эш даже пожалел что успел одеться — эту тунику ему вышивала Несси и рвать её превращением дракону очень не хотелось.

Не надо! Пожалуйста! Мы не ради войны сюда пришли, мы хотим помочь! Оттого, что вы поубиваете друг друга лучше никому не станет! Пожалуйста.


Эльфы естественно не беса не поняли из того, что было сказано волшебницей и Эш, вздохнув передал им общий смысл, добавив от себя, что может подождать и здесь, но если уважаемых господ защитников Альнура Альхики и правда волнует судьба Древа жизни, то каким же образом они собираются понимать волшебницу, не зная её языка?

— К тому же, мой меч зачарован и не дастся вам в руки, так же как и здесь оставлять его опасно. — вздохнул он и протянул оружие Арвелю, совершенно спокойно приговаривая при этом. — Хотите убедиться, пожалуйста. Только учтите, что последний кто пытался его забрать сгорел заживо в тот же миг. Так что, если и вас постигнет та же участь, прошу винить в этом только себя.

Эльфы подозрительно покосились на оружие и переглянулись. Арвель протянул руку, но отдернул стоило лишь кончикам пальцев дотронуться до рукояти. Эш так же как и он почуял волну негодования, исходившую от меча и постарался запомнить, что все же следует разобраться с происхождением и назначением этого куска стали, когда появится время. А пока, его странности сыграли им на руку и белобрысики смирились с тем, что меч останется у хозяина.

Путь в деревню был не близким. Они углублялись на восток в лесную чащобу, полную удивительно красивых эльфийских растений и птиц. Все в этом лесу кричало о гармонии, мире и процветании. Это было так мило, что казалось не настоящим, слепленным из чьих-то грёз и таким же хрупким. Вскоре стемнело, но вместо того, чтобы зажечь факелы, эльфы выпустили из сумок десяток фей и те закружили вокруг ворохом цветастых сияющих бабочек, с любопытством поглядывая на волшебницу и дракона. Эшшерона эта мошкара не восхитила, а вот Веришу пришлось несколько раз ловить за шиворот, чтобы она засмотревшись не разбила нос и не наколдовала их провожатым  парочку лишних конечностей. В конечном счете, хранителю и во все пришлось взять девчонку за руку, вспомнив о том, что людское зрение слабее, чем у остальных.

Идти держась за ручку Дар’Кетхериону не нравилось, и не только потому что со стороны это выглядело глупо. Эшу все время приходилось отвлекаться и контролировать силу с которой он сжимал эту малюсенькую конечность. Если Несси он любовно считал малявкой, то Вериша и вовсе была хрупким недоросликом, которого дракон опасался задавить. А в ситуации, когда вокруг по сути вражеская территория, рассеянное внимание могло стоить им жизни.

Наконец-то, прогалинка стала шире, а на деревьях начали встречаться цветные фонарики причудливых форм. До чуткого драконьего уха, донеслось мелодичное пение эльфийских голосов, под переливчатое треньканье какого-то инструмента, а очень скоро деревья расступились и перед взглядом путников возникла небольшая деревенька, устроенная в подножиях и кронах многовековых деревьев.

Арвель велел им подождать и оставил двух других белобрысиков нести дозор, а сам отправился куда-то в глубь деревни. Эш, переглянувшись с Веришей, пожал плечами и облокотился на какое-то дерево, рассматривая ближайшие к ним затейливые дома, сплетенные из веток, листьев и корней. Ему показалось, будто стволы сами росли таким образом, чтобы дать эльфам жилище, но ведь так быть не могло и он пытался как мог разгадать эту загадку.
По узкой улочке обнявшись и напевая какой-то веселый мотив шли три похожих словно сестры, рыженькие как лисички, девушки. Эш мельком глянул на них, за что получил пинок от лучника, а эльфийки, услышав шорох вскинули головы и уставились на дракона с ужасом и любопытством одновременно. Те, что были по старше, сообразили быстрее и с визгом бросились к дому, оставив при этом младшую стоять словно вкопанную, взирая на врага. Дар’Кетхерион улыбнулся и шаркнул ножкой, за что получил очередной пинок.

— Да, что ты пихаешься! — возмутился он, оборачиваясь и к удивлению своему встречаясь взглядом с деревом, показывающим ему кулак. — Здрасте. — только и смог сказать Эшшерон, а девушка за его спиной уронила на землю свой инструмент, на котором от удара с жалобным стоном лопнула струна.

+3

5

Третий день месяца высокого солнца. Вечер.

— Судя по тому, что было написано в дневнике, Древо жизни от этого места в пол ночи пути. Я могу в любой момент стать драконом и унести тебя. Можем и сами посмотреть на него, если конечно ты разбираешься в увяданиях растений, потому что садоводство — это не то, чему меня учили всю жизнь.


Вериша обдумала предложение и слегка пожала плечами.

- Ну... отличить чахнущее дерево от цветущего не так уж и сложно.

Волшебница насмешливо фыркнула и тряхнула головой, прогоняя дурацкое видение о том,  как Эшш делает круг почета, а потом просто скидывает ее прямиком на макушку Древа, дабы она получше рассмотрела, что там с этим грешным деревом.

- Но думаешь это дерево не охраняют? Или рядом с ним никто не живет? Как они отреагируют, если к Древу прилетит дракон? - Вериша качнула головой - Нет, наверное все же стоит сначала поговорить с эльфами, ну хотя бы попробовать.

Эльфийский лес оказался странным местом, вроде бы он и не отличался от тех джунглей, где находилось убежище драконов, но Веришу не покидало ощущение, что это не настоящий лес, а огромный сад, за которым ухаживает талантливый садовник. Сквозь высокие, густые кроны деревьев даже не было видно неба, зато по веткам перепархивали яркие, красивые птицы, многие растения и цветы оказались ей не знакомы, а запахи казались более пряными и глубокими.

Вскоре под зеленым пологом леса сгустились ранние сумерки и волшебница, опасаясь в темноте подвернуть ногу, уже собралась наколдовать "светлячка", но тут провожатые выпустили из своих сумок фей.
Конечно, Вериша осознавала насколько важны эти переговоры с эльфами, насколько важно, чтобы они прислушались и поверили и поэтому честно старалась брать с Эшша пример, держаться спокойно, серьезно и... по-взрослому. Но при виде крошечных ярких фей мигом растеряла всю напускную серьезность, превратившись в самую обычную, совсем юную девчонку.

- Аааа! Какая прелесть!!!

Вериша радостно рассмеялась и протянула ладошку к ближайшей фейке. Если эльфы с их красивой, кукольной внешностью скорее напугали волшебницу, то феи привели в восторг. Эти крылатые создания были такие маленькие и яркие, хрупкие цветные крылышки красиво светились в темноте, феи словно стайка бабочек вились вокруг их группы. Правда, понять о чем болтают эти крошки не получалось даже с помощью амулета - тоненькие голоса звенели колокольчиками, сливались, накладывались один на другой и Верише удавалось разобрать лишь отдельные слова.
Отвлекшись на феек Вериша совсем перестала следить за дорогой, а пару раз и вовсе едва не пропахала носом землю, сначала запнувшись о выступающий корень, а потом чуть не свалившись в мелкий овражек. В конце концов Эшшерону видимо надоело следить, чтобы она никуда не завалилась и дракон попросту взял ее за руку. Теперь Верише только и оставалось, что топать рядом да вздыхать, жалея, что не может задержаться и спокойно понаблюдать за феями.

Вскоре лесная дорожка стала шире, а вокруг стало значительно светлее - красивые цветные фонарики дарили ровный свет и хорошо разгоняли темноту. Фейки, сообразив, что их помощь больше не требуется, брызнули во все стороны и мигом затерялись среди деревьев, Вериша проводила их взглядом и снова печально вздохнула.
Впрочем, здесь и без феек было на что посмотреть. Эльфийское поселение не походило ни на человеческие избы, ни на драконьи пещеры. Изящные домики казались невесомыми и какими-то... не настоящими, словно шалаши из веток и листьев, построенные ребятней для игры. Ей никак не удавалось поверить, что эти "игрушечные" домики служат для эльфов постоянным жильем, а не построены ради детской забавы.

Вериша увидела трех эльфиек, рыжие, тоненькие, как тростинки, они, обнявшись, шли по узкой улочке и пели какую-то веселую песенку. Но то ли почувствовали чужой взгляд, то ли просто услышали шорох, остановились, подняли головы и уставились на Эшша, как бараны на новые ворота. Верише подумалось, что драконы видимо тут не частые гости, волшебница чуть-чуть улыбнулась, ей вспомнилась лесная поляна на которую они попали после побега из Ашхабара, тогда она и сама с таким же страхом и интересом таращилась на драконов, принявших истинный облик. Ей даже показалось, что эта троица сейчас подойдет поближе, дабы познакомиться и получше рассмотреть дракона, но вместо этого... две эльфийки неожиданно завопили и со всех ног рванули прочь.
Вериша непонимающе хлопнула глазами, глядя вслед убегающим и вопящим девицам. Волшебнице тут же вспомнилась неприязнь с которой на Эшша смотрели стражи, правда, отвлекшись на феек, она совсем забыла поинтересоваться почему же эльфы так недолюбливают крылатых. Девушка перевела взгляд на оставшуюся, застывшую столбом эльфку и озадаченно хмыкнула. Если эльфийки сочли дракона таким страшным и опасным, то почему же бросили свою подружку? Даже не попытались ее "спасти"? Поняв, что без объяснений во всем этом не разобраться, Вериша обернулась к своему спутнику.

- Эшш, а почему они... - да так и застыла, удивленно раскрыв рот и круглыми глазами глядя на дерево, грозящее дракону кулаком.

Кое-как справившись с удивлением, Вериша закрыла рот, приблизилась к дереву, обошла его по кругу и еще больше озадачилась - больше всего это создание напоминало эльфа из которого неведомый чародей пытался сотворить дерево.

- Ты эльф? Тебя так заколдовали? - а вспомнив, что это создание скорее всего тоже ее не поймет, обратилась к дракону. - Эшш, а это кто? Почему он... она... оно дерево?

Выслушав ответ, Вериша успокоилась, окинула дриаду любопытным взглядом и неожиданно ее осенило.

- Слушай, а может оно... хм... она нам что-нибудь расскажет про Древо жизни? Может быть что-нибудь знает?

Если дриада что-то и знала, то ответить все равно не успела - вернулся Арвель и сообщил, что их желают видеть на Совете деревни.
Идя следом за Арвелем Вериша заметила, что в поселке стало как-то тихо, не слышно ни песен, ни разговоров, видимо новость о драконе успела разлететься среди эльфов. Женщины и дети укрылись в домах, а оставшиеся на улицах мужчины провожали незваных гостей недобрыми, пристальными взглядами. Верише стало неуютно и страшно, она никак не могла избавиться от ощущения, что вот-вот между лопаток вопьется стрела.
Путь пролегал в центр деревни, в большую, просторную беседку. Их уже ждали, вокруг беседки выстроились эльфы с луками наперевес, а в самой беседке, возле большого, круглого стола стояли пять эльфов - две женщины и трое мужчин и выглядели они, как статуи в каком-нибудь древнем храме, такие же спокойные, умиротворенные и величественные. При виде "эльфоподобных статуй" Вериша споткнулась и сбилась с шагу, а из головы как-то разом испарились все мысли и заготовленные фразы. Наверное, она долго бы набиралась духу, чтобы переступить порог и начать беседу, но тут Эшш попросту подпихнул ее в спину, заставив таки шагнуть в беседку.

- Приветствуем вас, путники! - один из эльфов, старый, с длинными седыми волосами и одетый в странную, длинную, почти до пола рубаху, выступил вперед. - Мое имя Даэрон. - эльф покосился на дракона, а потом, с сомнением, на девушку. - Волшебников нет в этом мире уже очень давно, но Арвель утверждает, что ты умеешь колдовать. Это действительно так? Наши люди ничего не перепутали?

Вериша вспомнила попавшего под раздачу эльфа и почувствовала, как щеки заливает жарким румянцем, но все же согласно кивнула. Однако, эльфы не спешили задавать следующий вопрос, продолжая молча, выжидательно таращиться на девушку. С подсказки Эшша поняв, чего они ждут, Вериша глубоко вздохнула, пытаясь хоть немного унять волнение, на миг прикрыла глаза и потянулась к магии (очень-очень надеясь, что в этот раз все получится как надо). Подчиняясь волшебнице тоненькие магические нити начали сплетаться, складываться в рисунок и через пару минут над ладонями Вериши затрепыхала иллюзорными крыльями большая, бледно-золотистая бабочка. Эльфы с интересом изучили это явление и о чем-то не громко зашептались.

- Нам сказали, что вы сами пришли в наши земли и что вы знаете, почему погибает Древо жизни. Это правда?

Вериша, услышав слова Даэрона, отвлеклась и бабочка лопнула, оставив после себя сильный, едкий запах паленой шерсти. Но девушка этого даже и не заметила, сдавленно охнула и прижала ладони ко рту, значит пророчество - правда и оно уже начало сбываться! Эльфы молчали, ожидая ответа и Вериша сглотнув вставший в горле горький комок, обернулась на Эшша, убедившись, что дракон никуда не делся и сумеет перевести ее речь, вытащила из сумки дневник и приблизилась к столу.

- Это... это правда. Мы нашли дневник Великого Волшебника. - Вериша пролистнула несколько страниц и найдя нужный разворот, пододвинула дневник ближе к эльфам - Эти записи сделаны на человеческом языке и текст зачарован, его могут прочитать лишь волшебники. Здесь... - Вериша судорожно сглотнула и опустила взгляд на дневник - сказано, что когда демонам удастся завладеть достаточным количеством человеческих душ, мир вывернется наизнанку и царство мертвых воцарится под белым солнцем. Первый признак того, что конец уже близко - увядание Древа жизни в долине эльфов.

В беседке наступила тишина, Вериша подняла глаза, посмотрела на притихших эльфов.

- Мы не знаем, как это изменить.

И стоило Эшшу перевести эту фразу, как напряженная тишина сразу же взорвалась громкими, возбужденными голосами.

- Нет! Это не может быть правдой!

- Может быть здесь ошибка? Или она что-нибудь не так прочитала?

- Долина погибнет без Древа!

- Раз волшебники это напророчили, то пусть и найдут спасение! Не может быть, чтобы его не было!

Вериша отступила от стола и растерянно оглянулась на дракона.

- И что теперь, Эшш? Что теперь делать?

Вроде бы ничего и не изменилось, летний вечер выдался очень теплым, но Верише внезапно стало зябко и неуютно.

- Там - волшебница шмыгнула носом и кивнула на дневник - ведь нет ничего, только пророчество, но никакой подсказки, как все это можно исправить, изменить. Я надеялась... до последнего надеялась, что Великий Волшебник ошибся, что оно не сбудется, но если Древо погибает, это уже всё? Конец? - голос сорвался, Вериша обхватила себя ладонями, чуть помолчала и добавила - Я помню Мертвые пустоши, если Древо погибнет... если пророчество исполнится... Все земли станут такими же?

+3

6

Закат третьего дня месяца высокого солнца

Но думаешь это дерево не охраняют?

— А зачем его охранять? — искренне удивился Эшшерон, ничего не понимающий в деревьях и их ценности. Нет, конечно эльфы почетали какую-то деревяшку, считали её чуть ли не богом, мечтали после смерти обрести покой в ветвях, раскинувшихся за облаками, но че с ним станется с этим деревом то? Судя по рассказам рабынь оно не объятно, а значит даже если захочешь срубить — топор сточишь пока будешь пытаться. Вырвать с корнем? Если оно и вправду настолько большое, как о нем говорят, то вряд ли даже дракону такое под силу. Ну и допустим вот оно кому-то понадобилось. Сразу сам собой возникает вопрос «зачем?». Сделать из него скамейку? Тогда как вокруг множество других более доступных и подходящих деревьев. Решив, что по меньшей мере это не логично, Эшшерон спросил волшебницу. — Думаешь это дерево может представлять интерес еще для кого-нибудь, кроме эльфов?

Или рядом с ним никто не живет?

— Говорят в нем феи размножаются, но я не уверен. — пожал плечами Дар’Кетхерион, которого в целом мало интересовали вопросы размножения фей, по той простой причине, что те были слишком маленькие. В гарем такую не упрешь. Да и что там с ней делать в этом гареме-то? Совсем уже какое-то извращение.

Как они отреагируют, если к Древу прилетит дракон?

— Да как и все разумные существа — начнут визжать и разбегаться в разные стороны. — усмехнулся Эш, которого подобная реакция скорее забавляла, чем расстраивала. Но против мысли Вериши о том, что лучше сначала поговорить, он не имел ничего против. В конечном счете это её миссия, а он лишь провожатый, так что пусть волшебница и решает, какими путями достичь цели.

******* спустя какое-то время *******

С дриадами Дар’Кетхерион знаком не был и не умел отличать обычное дерево от такого, а потому удивился не меньше Вериши. Но в отличие от волшебницы, много общался с эльфами и знал, что такие духи существуют. Попавшийся ему был весьма воинственным и столь грозным, что дракон еле удержался, чтобы не засмеяться. Все же не каждый день дерево грозит тебе кулаком.

Слушай, а может оно... хм... она нам что-нибудь расскажет про Древо жизни? Может быть что-нибудь знает?

— Спросить одно дерево о судьбе другого? Почему бы и нет.

Но дракон и рта не успел открыть, услышав что к ним кто-то идет и подметив как оживились оставшиеся их охранять эльфы. Обернувшись он заметил, что девчушка рассматривавшая его, покраснела при приближении Арвеля и подобрав сломанный инструмент нехотя побрела домой, украдкой оглядываясь. Эш про себя усмехнулся, вспомнив о том, что эльфийки зачастую сами виноваты в похищениях. То в лес ночью убегут, то на водопад купаться, то выйдут встречать рассвет к берегу моря. Конечно, бывали случаи нападения и на целую деревню, но они происходили куда как реже, чем похищения вот таких дурех. Как будто их мамы в детстве не пугают страшными-престрашными драконами, или запрещенное настолько притягательно, что так и хочется оказаться в гареме? Может их мужики не только херовые вояки, но еще и в постели не сильны?

Деревня оказалась не большой и Эш машинально запоминал укромные места, в которых прятались лучники, узкие прогалинки, ведущие меж домов в лес и подсчитывал количество вооружившихся мужчин. Учитывая, последнее ранение эльфийской стрелой, в случае необходимости побега ему придется не сладко, а умеет ли Вериша лечить отравления, он как-то забыл поинтересоваться. Хотя, возможно, мода мазать стрелы отравой еще не дошла до этого поселения? Ну или все обойдется. И воинственность эльфов — напускное. В конце-концов, ему не нужны были их бабы. У него дома теперь своя есть, куда как более живая и сексуальная, чем эти плоские куклы.

От острого драконьего взгляда не укрылась юркая тень, преследовавшая их от самой границы поселения. Некто, укутанный в плащ, цвета древесной коры, крадучись шел за ними, по-видимому стараясь их рассмотреть, но себя не выдать. Получалось это у него из рук вон плохо, но неизвестный очень старался. К сожалению, учитывая примерно одинаковое телосложение эльфийских мужчин и женщин, Эш не мог определить пола следящего, а так же предположить чем вызван такой интерес, но старался не упускать из виду, для надежности посчитав за врага.

Их привели в центр деревни, в котором разместилась сплетенная из ветвей, как и все в этом месте, беседка. Её нельзя было назвать большой, но и маленькой она не была. Украшенная вьющимися розами, с сомкнутыми на ночь сладко благоухающими бутонами. Внутри, вокруг небольшого родника, собрался совет деревни, состоящий из двух женщин и трех мужчин. Эш хмыкнул. Только эльфы могли позволить бабам собой управлять. Вериша, замерла на входе, видимо так же удивилась подобному составу и ему пришлось её легонько подтолкнуть — поздно уже отнекиваться и бежать, когда ты почти достиг цели. Сам же дракон внутрь не пошел. Даже пригнувшись, он чувствовал бы там себя не уютно, к тому же заставил бы Совет еще больше нервничать.

Представился лишь один старик и ничего не сказал о собравшихся. Сразу стало понятно, что о культуре в этой деревне и не слышали. Подсказав Верише поколдовать, Эш всматривался в лица советников, пытаясь понять, какое впечатление они производят и кажется, что мужчины симпатизировали им больше, в то время как лица женщин хранили на себе печать холодного высокомерия. На этот раз, колдовство удалось и его спутница порадовала собравшихся красивой бабочкой. Им поверили и остались довольны —  это главное. Значит сейчас скажут, что с древом все хорошо, они откланяться и полетят домой, где их наверняка уже заждалась Инесса. Может быть даже кашку сварила. Но не тут то было.

Нам сказали, что вы сами пришли в наши земли и что вы знаете, почему погибает Древо жизни. Это правда?


Мечты о скором возвращении домой рухнули в море с высоты Ашхабара и разбились о прибрежные скалы. Ну как так то? За что? Людишки значит о вечной жизни мечтают, души продают, а им всем умирать? Почему бы не накрыть вечной ночью лишь королевство? Сами виноваты, вот сами пусть и расхлебывают. Целый ворох мыслей успел пронестись в голове Эшшерона, пока Вериша показывала эльфам пророчество, как будто они могли что-то прочитать в этом дневнике или подсказать ей как быть дальше. Ему пришлось переводить и каждое новое слово, рушило тишину и умиротворение царившее до этого в беседке. Эльфы, сидевшие в домах и любопытно глазевшие на собравшихся, увидев беспокойство, начали выходить и прислушиваться и скоро уже целый рой голосов скулил о судьбе мира и том, что наверняка произошла какая-то ошибка.

И что теперь, Эшш? Что теперь делать?


— Я уже говорил, что ничего не понимаю в садоводстве? — хмыкнул Дар’Кетхерион и пожал плечами — Может они забыли удобрить свое дерево. Я могу на него пописать, если это поможет. В общем-то это все, что я могу.

Я помню Мертвые пустоши, если Древо погибнет... если пророчество исполнится... Все земли станут такими же?


— Видимо да. — хмуро кивнул Эш, представив себе воцарившийся на веки сумрак. Может быть это и не так плохо? Драконы больше не будут ограничены лишь ночью. Правда как и вампиры. Но, если собраться всем вместе, то вторых можно уничтожить — выжечь, как сорняк. Только вот союзников у него Кир да За’Тхерш — не густо, чтобы покончить с целым полчищем, да и люди будут умирать и все так же молить демонов о бессмертии. И эта война будет идти вечно, превратив этот мир в место, в котором ему не хотелось бы жить и растить детей.

Меж тем, эльфов на площади становилось все больше, они окружили их, обступив со всех сторон, тупым овечьем стадом, таращась на старейшин. Новость взбудоражила всех, но верить ли ей они не знали. В конце-концов, личность дракона не вызывала у собравшихся никакого доверия, а сказанное им пророчество лишь добавило враждебности. Почему-то никто не любит тех, кто приносит дурные вести.

— Ладно, ты узнала что хотела. Полетели домой. — решил Дар’Кетхерион и взяв волшебницу за руку, отвесил церемонный поклон Совету. — Спасибо дамы и господа, за столь радушный прием, но в свете открывшейся информации, мы вынуждены откланяться и обдумать что делать дальше в тишине и спокойствие собственного дома.

Развернувшись к толпе, дракон уже собрался распихивать их локтями, но вместо этого они расступились,  являя живой коридор к выходу из деревни. Эш выдохнул. Вот все и закончилось — тихо, мирно и познавательно. Но стоило им сделать лишь несколько шагов, как путь преградил неизвестный в плаще, о существовании которого Дар’Кетхерион успел позабыть.

Стойте!— пронзительно закричал он, и скинул капюшон, обращаясь к собратьям. — Неужели мы просто так его отпустим?! Дракона! Одного из тех, кто рушит наши семьи! Похищает невинных девушек! Чтобы надругаться над ними и искалечить?! Наконец-то, нам предоставился шанс! Мать Земля сама привела его в наше селение! Мы должны отомстить за всё, что эти гады с нами сделали! Как вы можете, братья? Этот дракон украл мою сестру! Нашу Мириэль! Нашу надежду! Нашу кровиночку! А вы вот так позволите ему уйти?! Он и его дракониха растерзали целый отряд! Неужели их жизни ничего не значат для нас? Мы должны казнить его! Поступить с ним так же, как он поступил с моей сестрой! — речь эльфа больше походила на истерику, и Эшерон хотел было оттолкнуть говорящего, и пройти, как понял, что все местные лучники вновь нацелились на него. И ладно бы дракон был один, но стрелы могли поранить и Веришу, которая уж точно не должна была расплачиваться за его грехи, хотя хранитель и в зуб ногой не понимал о какой Мириэль идет речь, но по описанию предположил, что это та эльфийка, не сдержавшая обещания и навлекшая беду на их с Шер головы. Но то столкновение произошло настолько далеко от этой деревни, что наличие здесь единственного выжившего эльфа было не чем иным как злым роком, из которого Эш сделал два важных вывода: нельзя верить эльфийским обещаниям; нельзя оставлять врага в живых.

Недовольный ропот раздался со всех сторон. Слова убитого горем брата нашли отклик в каждом сердце, но что делать эльфы не знали. Совет  же сохранял напряженное молчание. Убить гостя было не слыханным преступлением по меркам эльфов. Но и отпустить его теперь они не могли, боясь навлечь гнев сельчан на собственные головы.

Мы вынуждены попросить вас остаться. — наконец произнесла одна из дам и обратившись к Даэрону попросила проводить дракона в любую пустующую продуктовую яму и выставить стражу. — О судьбе дракона, мы не можем принимать решение, находясь на эмоциях, узнав, что в скором времени долине, возможно грозит гибель. — обратившись к народу провозгласила пожилая эльфийка. — Он живое существо, а всякая жизнь для нас священна. Мы скорбим о погибших по его вине братьях. Оплакиваем участь Мириэль. Но убив его, лишь уподобимся тем, кого ненавидим. — советник говорила громко и властно, заставив притихнуть даже самые дальние от беседки ряды. — Я отправлю прошение к Королеве. И мы исполним её волю, какой бы она не была. — закончив говорить, дама велела предоставить волшебнице кров, пока та ожидает решение о судьбе спутника, и заверила, что эльфы всегда рады проводить её до границ с людскими землями.

Эшшерону же ничего не оставалось как подчиниться и идти туда, куда ведут. Он не видел смысла в том, чтобы превращаться в дракона, рискуя схватить ядовитую стрелу и вместе с толпой эльфов задавить еще и Веришу. Раз они не захотели убить его прямо сейчас, то разумнее дождаться более удобного момента для побега.

Отредактировано Эшшерон Дар'Кетхерион (2018-01-30 00:47:13)

+3

7

Третий день месяца высокого солнца. Закат.

— Ладно, ты узнала что хотела. Полетели домой.


Вериша, все еще погруженная в горестные размышления, тупо кивнула, сгребла со стола дневник и последовала за драконом. Эшш прав, домой это хорошо и там они что-нибудь да придумают. Не может же быть такого, чтобы выхода не было! Может быть стоит вернуться в замок Волшебника? Вдруг помимо дневника, так найдется еще что-нибудь? Хоть какая-нибудь подсказка, как изменить будущее, не дать демонам собрать души?

- Стойте! Неужели мы просто так его отпустим?!


Громкий, пронзительный крик заставил отвлечься от размышлений. Вериша только сейчас заметила, что на их проводы собралась слишком уж большая толпа, а путь преграждал молодой, светловолосый эльф в длинном, коричневом плаще.

- Неужели мы просто так его отпустим?! Дракона! Одного из тех, кто рушит наши семьи! Похищает невинных девушек! Чтобы надругаться над ними и искалечить?!...


Волшебница замерла столбом, прижимая к груди дневник и переводя растерянный взгляд с дракона на эльфа и обратно, а в голове набатом звучали слова: "Этот дракон украл мою сестру! Он и его дракониха растерзали целый отряд!"

- Эшш?

Девушка снова перевела взгляд на дракона, не понимая, почему он не пытается возразить и хоть как-то оправдаться. Ведь этот эльф лжет! Ведь не может же это быть правдой! Со всех сторон послышались недовольные перешептывания (Вериша даже удивилась, что такие мелодичные голоса могут звучать столь не приятно и устрашающе), живой коридор затянулся, эльфы окружили их со всех сторон и снова взялись за луки. Или может?!...

- Мы вынуждены попросить вас остаться.


Волшебница настолько ошалела от всего произошедшего, что даже не нашлась, что на ответить на речь эльфы и лишь стояла и смотрела, как стражи уводят Эшша.

- Пойдем, девочка.

Над ухом раздался знакомый голос и на плечо Вериши легла ладонь, подняв голову, она увидела Даэрона.

- Идем же.

Старик слегка подтолкнул волшебницу, эльфы расступились, а Даэрон, видя, что девушка никак не реагирует да кажется и вовсе не понимает чего от нее хотят, попросту взял Веришу за руку и повел ее с площади.
Даэрон привел волшебницу в один из домов. Домик был не большой, всего лишь две комнаты да крошечная кухня и обстановка здесь оказалась совсем не богатой, но пожалуй, так было даже лучше, так он выглядел уютнее. Пол устилал большой, яркий половичок, возле стены стоял высокий шкаф (правда выглядел он так, словно его не принесли и поставили, а он сам вырос из этой стены), возле окна располагался низенький плетеный диванчик, дальше - стол, а вокруг него, вместо табуреток, мягкие пуфики, на столе стоял глиняный кувшин с каким-то напитком, пара стаканов, тарелка с фруктами и небольшая, сплетенная из тонких прутиков клетка внутри которой ползали красивые цветные светлячки. Шторок на окне не было, зато оконную раму оплели длинные, ползучие лианы и белые цветы с любопытством заглядывали в комнату.
Даэрон усадил волшебницу на диванчик, налил в стакан напитка из кувшина и протянул его девушке. Вериша, все еще пребывая в ступоре, послушно взяла стакан, сделал глоток, но даже и не почувствовала вкуса напитка.

- Ты пленница?

Волшебница непонимающе моргнула и нахмурилась, решив, что амулет как-то не правильно перевел вопрос. А эльф, не дождавшись ответа, повторил попытку, только изменив вопрос.

- Он твой хозяин?

- Эшш? - Вериша удивленно глянула на эльфа и отрицательно качнула головой. - Нет.

Старик окинул девушку недоверчивым взглядом, видимо не понимая, что еще может связывать дракона и волшебницу, помолчал и заговорил снова.

- Можешь остаться в этом доме. Ты наша гостья и даже не смотря на весть, что ты принесла, тебе здесь рады. Если захочешь, мы даже может проводить тебя к Древу жизни, чтобы ты сама смогла на него посмотреть.

Посчитав долг гостеприимства выполненным, Даэрон покинул дом, а Вериша поднялась с диванчика и начала нервно выхаживать по комнате. Десять шагов до стены, поворот, десять шагов до окна, поворот и обратно.
"Он и его дракониха - значит Эшш сюда прилетал вместе с Нэсси? Но зачем? Ради чего нападать на эльфов? Драконам нужны слуги?"
Она видела эльфиек в Ашхабаре, но посчитала, что они там находятся по своей воле, живут в одном городе с драконами и по своему же желанию служат им. У отца на медоварне тоже были помощники и у Морзеуса в замке были слуги, но и те, и другие трудились по своей воле, за плату, а не были пленниками.
А эльфийки... Вериша нахмурилась, ей вспомнилось собственное заключение в зеркале, а эти эльфийки в Ашхабаре, как в ловушке! Вот только ей "повезло": в ловушке не чувствовалось время, одна секунда растянулась в вечность, а магия держала волшебницу на грани сна и яви, не позволяя сосредоточиться, до конца осознать, что же происходит и сойти с ума.
Тысячу лет в ловушке, от ее семьи, от ее мира остались лишь воспоминания да редкие сны и Верише пришлось с этим смириться (что же ей еще оставалось?) да вот только очень уж это больно, потерять своих. А драконий плен ведь не столь милосерден, как магический: эльфийки осознают, как идет время, понимают, что больше никогда не сумеют покинуть Ашхабар и не увидят ни родных, ни друзей!

"Этот дракон украл мою сестру... Растерзали целый отряд..." Верише вспомнился взгляд эльфа, столько горечи, ненависти и боли! А ведь у убитых стражей наверняка тоже были и семьи, и друзья! Воспоминания сменились на Ашхабар, драконью свадьбу и последовавшую за ней бойню, но тогда драконы защищались (и защищали ее тоже), здесь же они сами пришли в чужие земли, сами напали. "Зачем? За что? Столько искалеченных судеб! Разве можно обрекать эльфов на такое существование? Чем они заслужили такую участь?"

Устав мерить комнату шагами, волшебница снова плюхнулась на низенький, плетеный диванчик у окна. Вериша задумалась, пытаясь понять, что она же чувствует теперь, узнав из-за чего такая неприязнь между эльфами и драконами. Ненависть? Отвращение? И с удивлением осознала, что нет ни ненависти, ни отвращения, скорее уж горечь и разочарование да ощущение, что мир в очередной раз дал трещину, грозя вот-вот рассыпаться на осколки.
Можно оставить все как есть, просто не вмешиваться. Вот только... Что тогда станет с Эшшем? Советница сказала, что его не станут убивать. Но если "всякая жизнь - священна", то для эльфов даже мысли о убийстве должны казаться кощунством. А ведь тот эльф не то что думал, он кричал о убийстве! Что если он решит не ждать решения королевы, а сам поквитаться с пленником? А значит это опять смерть.

Волшебница поднялась с дивана и снова заходила по комнате, пытаясь хоть немного успокоиться и понять, что же ей теперь делать, как поступить?
Три месяца назад, вернувшись из Пустошей, она поклялась служить драконам и защищать их, но... дело не только в клятве. Она не понимала зачем драконы напали на эльфов, ей было жаль погибших, но смерти Эшшерона она не желала. Да и лично ей драконы не сделали ничего плохого, более того, именно им она обязана своей свободой и жизнью. Верише вспомнились эльфийки, что сбежали, бросив свою подружку перед драконом. И тогда, и сейчас она не понимала этого поступка. Своя шкура дороже? Может и так. Гораздо проще оставить все как есть, не вмешиваться и не пытаться что-то изменить... А потом всю оставшуюся жизнь оправдываться перед собственной совестью.

Приняв решение, волшебница запихнула дневник в сумку, перекинула ремень через голову, пристроив сумку на боку и вышла из домика на улицу.
Не смотря на позднее время, эльфы не спали, дракон и новость о скором конце взбудоражили деревню. Сообразив, что сама не сумеет отыскать Даэрона (да и как его отыщешь? Из примет только седые волосы да длинная рубаха, но ведь он же наверняка не единственный старый эльф в деревне?) волшебница сняла с шеи цепочку с переводчиком, подошла к ближайшему ушастому, впихнула амулет ему в ладонь и попросила.

- Мне очень нужно поговорить с Даэроном или с кем-нибудь из совета деревни. Отведи меня к ним, пожалуйста.

Эльф чуть помедлил, подумал, но все же, согласно кивнул.

-Э... нам наверх? А внизу никого из советников нет?

Волшебница, увидев, что проводник направился к ступеням, что змейкой обвивали ствол толстого, кряжистого дерева остановилась и задрала голову. Многочисленные фонарики загадочно подмигивали и красиво подсвечивали кроны исполинских деревьев, а эльфийские домики, спрятанные среди ветвей, напоминали гнезда каких-то странных птиц (по правде сказать увидев эти домики, Вериша и решила, что они нужны для птиц, ведь где-то эльфы держат своих сов? Но вряд ли советников после печальной новости о близком конце света потянуло пообщаться с птичками). Эльф, заметив, что волшебница медлит, обернулся и призывно махнул рукой.

- Хм... Ну ладно. Ведь не падают же эльфы с такой высоты? Авось и я не сорвусь.

На деле оказалось все не так уж и плохо - ступени оказались удобными, перила крепкими, а ветви-мосты, что тянулись от домика к домику были до того широкими, что если не смотреть вниз, то идти по ним было почти не страшно. На втором ярусе эльфийского поселения оказалось значительно спокойнее и тише, шум деревни до сюда почти не долетал, а воздух казался более прохладным, но зато и более свежим, пропитанным запахом влаги, коры и листьев.

Миновав длинный мост, эльф привел девушку к большому, красивому домику и там, на широкой террасе волшебница увидела советников. Кажется, Вериша заявилась к ним в разгар совещания (или же, они так и ходили везде впятером?). Приблизившись, Вериша протянула цепочку с амулетом эльфийке и заговорила.

- Вы должны отпустить дракона.

Пожилая эльфа перевела слова волшебницы сородичам и они воззрились на девушку с крайним удивлением и недоумением. Хотя, наверное, их можно было понять - явилась какая-то человечка и с порога начала что-то требовать! Да вот только волшебница не собиралась просто так отступать, собрав остатки самообладания (которое при виде надменных и величественных эльфийских "статуй" начало испаряться с невероятной скоростью) девушка продолжила.

- Вы ведь не сможете держать его в плену вечно, а если убьете, то придут другие. Драконов очень много и они знают куда и зачем мы полетели. Если мы не вернемся, то не пройдет и недели, как сюда прилетят другие. И они убьют всех в этой деревне.

Волшебница лгала и очень-очень надеялась, что ей поверят. Хотя... лгала ли? Нэсси вон даже в Мертвые пустоши не побоялась лететь, а если они не вернутся, она наверняка отправится на поиски. И тоже угодит в ловушку!

- Неужели вам это нужно? Даже, если вы уйдете из поселка, драконы сожгут другую деревню. Лучше отпустите его, позвольте нам уйти.

Эльфы молчали, а по их невозмутимым лицам волшебница не сумела понять поверили ей или нет и какое решение приняли. Но тут пожилая эльфийка протянула цепочку с амулетом обратно Верише и заговорила, медленно и тщательно подбирая слова.

- Ты не понимаешь, девочка. Драконы принесли нашему народу много горя и бед. А именно этот дракон убил отряд наших стражей и похитил Мириэль и теперь мы не можем просто его отпустить. - эльфийка окинула волшебницу внимательным, неприятно-цепким взглядом и слегка кивнула, то ли Верише, то ли своим мыслям. - Его судьбу будет решать королева.

Подчиняясь жесту эльфийки, за спиной волшебницы бесшумными тенями возникли двое стражей. Девушка открыла было рот, собираясь возразить, но взглянула на советников и поняла, что и дальше требовать отпустить Эшша и грозить карой небесной, драконьей и своей собственной просто бессмысленно.
В последний раз взглянув на эльфийских советников, Вериша развернулась и в сопровождении стражей, направилась к выходу с террасы. "Нужно найти Эшша".

Отредактировано Вериша (2018-02-06 19:53:26)

+3

8

Поздний вечер третьего дня месяца высокого солнца

Эшшерон совершенно не сопротивлялся и шел куда говорили. Забирать меч, услышав о том, что можно вспыхнуть, слово стог сухой соломы, эльфы больше не желали, а это в целом было единственное необходимое ему для побега. В то, что Эльфийская королева прикажет казнить дракона, пусть и виновного в чьей-то там гибели, Дар’Кетхерион сомневался. Ему однажды довелось видеть эту женщину на одном из Хасинских приемов и вот уж не найти в мире более эльфийской девы, чем она — красива, до рези в глазах, движения плавны, улыбка мягкая, нежная и не смотря на то, что разговаривала Королева с Императором Драконов во взгляде не было ни капли ненависти. Возможно, в отличие от жителей этой деревеньки на окраине, ей просто не доступно это чувство. Или же она никогда и никого не теряла?

За воспоминаниями о светлейшем из светлых создании, Эшшерон чуть было не пропустил в каких кустах скрылись его провожатые и шедший позади эльф гостеприимно пнул дракона в спину. Вот что за народ? Связать — нет, что вы! Мы все такие добрые и миролюбивые. А вот пинать — это они с радостью. Спрыгнув в продуктовую яму, свободную от припасов, Дар’Кетхерион подумал, что кроме селян она могла показаться глубокой разве что гномам, но сопротивляться не стал. Хотя его так и подмывало поинтересоваться, нет ли у них ямы поглубже и продемонстрировать с какой ловкостью дракон может от туда вылезти. Но если считать выстроившихся вокруг с луками, нацеленными в него эльфов врагами, то лучше уж пусть недооценивают его возможности.

Сидеть на сырой земле было не приятно и скучно. Эш воткнул перед собой меч и разглядывал символы начертанные на нем, но не понимал их значения, хотя и умел читать на человечьем, драконьем и даже частично эльфийском — этот язык ему был не знаком. Может быть стоило попросить Веришу прочитать? Вдруг эти руны зачарованы и доступны лишь взгляду волшебников? Хотя, возможно, девушка, узнав о произошедшем между ним и эльфами не захочет более иметь что-либо общее с драконами. Кто его знает какие у нее понятия о чести, жизни и смерти. Пока их отношения строились на простом правиле: зуб за зуб и чём-то на подобии дружбы. Ей некуда было идти, а драконам помощь волшебницы была полезна, к тому же Несси прониклась к Верише симпатией. Но теперь.. . Захочет ли Вериша и дальше жить бок о бок с убийцами? Хотя в целом, они никогда и не скрывали, что таковыми являются.

На поверхности началось какое-то шевеление и Эш, оторванный от размышлений, прислушался к происходящему, вглядываясь в лица эльфов. Кто-то ухнул совой. Чуткий драконий слух умел уловить разницу — между птицей и подражанием. Один из стражей куда-то ушел и его не было какое-то время, тогда как трое из пяти оставшихся косили взглядом ему в след. Хранитель предположил, что старшего кто-то подозвал, но для чего осталось загадкой. И довольно интересной.

Когда он вернулся, то все охранявшие дракона эльфы пришли в оживление. Они объяснялись друг с другом знаками, видимо не желая быть подслушанными, а Эшшерон дивился тому, что эти лесные жители так умеют. Хотя, возможно, охраняя земли от нападок драконов, обладающих острым слухом, ушастые разработали какой-то минимальный набор движений и теперь о чем-то спорили, размахивая руками. А потом ушли. Вот так просто взяли и ушли, оставив никому не нужного Эшшерона сидеть в яме.

Дар’Кетхерион, конечно, присвистнул от удивления, но решил не терять попросту возможность выбраться на свободу, а потому закрепив меч в ножнах за спиной, дотянулся до прикрывавшей путь решетки из толстых прутьев и тихонечко отодвинул её в сторону. Подпрыгнул, цепляясь за край ямы, подтянулся и вылез. Прислушался к притихшей деревне, к кустам по округе, ожидая подвоха — но было все настолько подозрительно тихо, что впору лезть обратно в яму или становится драконом и улетать. Но как тогда быть с Веришей? Надеяться на то, что она как-нибудь сама найдет дорогу домой и вернется лет через пять не меньше? Логика говорила — это хороший план. Ну что тебе мелкая волшебница? А честь и совесть возражали. Эшшерон вздохнул, сделал шаг в сторону деревни и тут же его лодыжку что-то оплело, впиваясь в кожу шипами. Он попытался выхватить меч, но все движения стали вместо быстрых и отточенных, вялыми. Эш несколько раз пробовал схватиться за рукоятку клинка, но промахивался, цепляясь за воздух. Голова кружилась, в глазах темнело и пошатнувшись, хранитель рухнул наземь,  балансируя на границе сознания и беспамятства.

К нему подошли трое. Перемазанные в земле и каких-то листьях, помешавших дракону определить их присутствие на поляне с продуктовыми ямами. Эш слышал их ворчливые голоса, вплетавшиеся словно аккомпанемент к красивому эльфийскому, но разобрать слова мешал шум в ушах. Они связали ему руки и ноги, пошушукались о чем-то и меч не тронули, но надежно примотали веревкой руки к туловищу и ушли, оставив дракона наедине с эльфом, который тут же принялся пинать ногами обездвиженного противника. Язык хранителя не шевелился. Он словно разбух и прилип к небу, в то время как не получая никакой реакции, истеричный брат так и не удавшейся наложницы бил все больнее и точнее, пока наконец-то не хрустнула какая-то кость. «Ребро» — подумал Эш. Яд, которым его накачали играл на руку не только противникам, лишая хранителя возможности ответить, но и ему — притупляя боль. Дар’Кетхерион все понимал, но видел и чувствовал смутно, словно находился в забытье.

Тем временем вернулись гномы. Они привели осла или мула — лежа на земле, Эш видел лишь четыре бурые ноги с такими жи перепачканными как и захватчики копытами, и через какое-то время, потребовавшееся для того чтобы привязать дракона к животному, то двинулось в путь.

Лесные тропинки никогда не отличались особой пологостью, но эта словно нарочно была усеяна камнями, колючими кустарниками и торчащими корягами. Сломанное ребро, которое словно специально собирало удары от всего выше перечисленного, не просто давало о себе знать — оно приводило Эша в чувство, а каждый новый острый приступ боли, отзывался яростью в сердце. Пощадит ли Дар’Кетхерион этих троих? Нет. 

В скором времени, животное остановилось на какой-то полянке, находящейся достаточно далеко от деревни, чтобы никто не услышал казнь, которую эти трое задумали свершить. Отвязав пленника, два гнома попробовали поставить того на колени, но Эшшерон намерено заваливался то в бок, то вперед, чем вызывал потоки ругани, новые удары и меж тем, расшатывал веревки, оплетавшие руки. Ему все еще не хотелось рвать тунику. Но когда, коренастым силачам удалось положить его голову на пень, Эшшерон понял, что лучше Несси вышьет еще десяток туник, чем останется без мужа и яростно сверкнув глазами в сторону, уцепившегося за алебарду эльфа, сосредоточился на превращении. Ему многого и не надо было — лишь порвать веревки и вернуться в человеческий облик.

Не известно, что больше испугало собравшихся на поляне — человек, в миг ставший драконом, или дракон, вновь ставший человеком? Подобрав меч, морщась от боли, пронзавшей бок от малейшего движения, Эшшерон схлестнулся с гномами, отражая их неуклюжие удары. Схватив первого за заплетенную в косу бороду, хранитель всадил меч толстяку в пузо и ногой отшвырнул его собрата к пню, что должен был послужить для дракона плахой, а теперь, через несколько мгновений с него наземь упала рыжая гномья голова. Осел жалобно заблеял и попятился в лес, а эльф замахнулся алебардой, надеясь зацепить Дар’Кетхериона, занятого убийством подельников, раньше чем придет и его очередь. Но не тут тот было. Эш увернулся и ударив по запястьям ушастого и заставил того выронить оружие. Как и в ту ночь, когда они с Шер прилетели в Альнура Алькики выкрасть первую эльфку для собственного гарема хранителя, этот тип попятился, развернулся и побежал. Видимо месть уже не так сильно его волновала, как спасение собственной жизни. Но теперь хранитель, не был склонен к пощаде и бросившись следом, повалил эльфа наземь.

— Надо было убить тебя еще в ту ночь, мразь. — зло хрипя, глядя побледневшему парню в глаза, сказала Эш. — Мужчина бросивший сестру в лапах тех, кого ненавидит — не достоин жизни.

Пощади, пожалуйста, у меня жена.. дети — всхлипнул эльф, предпринимая жалкие попытки выбраться.

— Значит я делаю доброе дело. — усмехнувшись Эш с легкость свернул противнику шею и отпрянул, словно все это время держался за нечто гадкое. Он не знал, врал ли эльф перед смертью или говорил правду. Да и что это меняло? Быть сыном или женой человека, однажды предавшего родную кровь, что может быть хуже? «Бесчестие заразно. Пусть лучше растут сиротами, чем с таким отцом.» — подумал хранитель и осмотрев поляну, подошел к гному, истекавшему кровью и булькающего что-то, еле шевеля губами. Дракон не испытывал к нему столь явной неприязни как к эльфу, но и помочь не чем не мог. Низкие поступки, пусть даже из благих побуждений не делают чести ни драконам, ни людям, ни гномам. Постояв еще несколько мгновений, решая прервать ли страдания мужчины или подождать, пока он сам испустит дух, Эш поступил милосердно — вонзил меч прямо в сердце. Гном хрипнул и затих.

— Странное это место — Альнура Альхики. Второй раз, прилетая сюда, не желая бойни, я становлюсь её участником. — сказал Эшшерон самому себе, рассматривая выпачканный в крови меч, как будто на нем были написаны все тайны бытия.

+3

9

Третий день месяца высокого солнца. Поздний вечер.

Отыскать продуктовую яму в которую заключили Эшша оказалось совсем не сложно - всего-то и нужно было идти туда, где собралась самая большая и шумная толпа эльфов.
По-правде сказать, именно шум Веришу и привлек, но подойдя ближе и прислушавшись к разговорам, волшебница почувствовала досаду пополам с облегчением: яма была пуста, а дракону удалось сбежать. Вериша попыталась убедить себя, что такое решение самое лучшее и Эшш поступил правильно: ее эльфы не тронут, а дракону было опасно оставаться в деревне. Но убеждение помогало плохо, стоило осознать, что она осталась совсем одна среди этих ушастых, волшебнице стало не по себе. К тому же, теперь было абсолютно не понятно, что делать с пророчеством - Вериша уже поняла, что эльфы ничем не помогут, они только и способны, что страдать да скулить о скором конце света. Драконы, наверное, что-нибудь бы да придумали, но ей самой никогда не вернуться в убежище, она просто не сумеет отыскать его среди джунглей.
Толпа возле опустевшей ямы становилась все больше и Веришу как-то незаметно оттеснили к краю площадки. И тут в лесу раздался громкий, испуганный крик, а через мгновение из джунглей выбежали двое эльфов, мальчишки, не высокие, тощие и совсем юные, будь они людьми, Вериша едва ли дала бы им лет по двенадцать.

- Мы к озеру ходили... А дракон... Он... он... там...

Эльфы, забыв про яму, кинулись к пацанам, обступили со всех сторон, загомонили, наперебой пытаясь успокоить и разузнать, что же их так напугало. Однако, мальчишки от такого внимания и вовсе разревелись. Вериша же, едва услышав про дракона и пользуясь тем, что сейчас до нее никому нет дела, торопливо направилась в лес. Вряд ли сюда за это время явился другой крылатый, а значит, Эшш все еще здесь. Правда не понятно на кой бес он пошел в лес, - если хотел сбежать, то мог бы превратиться в  дракона и здесь, на поляне, но если он еще не улетел, то нужно его найти!

После эльфийской деревни, щедро освещенной множеством фонариков, в лесу казалось особенно темно и жутко. Лунный свет серебристыми копьями пробивался сквозь густые кроны деревьев, причудливо изломал длинные тени, а в чаще громко и как-то... тоскливо орало какое-то животное. Верише стало страшно - а вдруг никакого дракона здесь нет? Может эльфята просто увидели, как Эшш улетает, испугались и побежали в поселок? А она сейчас уйдет от деревни и заблудится! А может уже заблудилась?! Девушка остановилась, внезапно осознав, что тропа, по которой она ушла из деревни давно затерялась в густой траве, света от эльфийских фонариков не видно и теперь она понятия не имеет в какую сторону идти, чтобы вернуться обратно, а в джунглях на ночную охоту наверняка вышли какие-нибудь хищники! Впору было начинать кричать "ау!" и звать на помощь, но, как на зло, в горле, то ли от страха, то ли просто от жажды пересохло. Неподалеку снова раздался странный, громкий крик, заставивший волшебницу подпрыгнуть от неожиданности и покрыться мурашками, но почти сразу же Вериша поняла, что там кричит не хищник, а самый обыкновенный осёл!

- Ослы не живут в лесах. Наверное, там дом какого-нибудь эльфа!

Приободренная этой мыслью, волшебница направилась в сторону, откуда доносился звук. Вскоре в лесу стало светлее, деревья расступились, между крон стало видно небо, усыпанное яркими звездами, лунный свет высеребрил траву и широкую тропинку, что вывела волшебницу на лесную поляну.

-Эшш!

Увидев стоящего посреди поляны дракона, волшебница так обрадовалась, что едва не кинулась к нему со всех ног. Но тут ветер переменился и Вериша уловила мерзкий, тошнотворный запах, - так пах Ашхабар, когда там разразилась бойня, так пахли Мертвые пустоши, когда напали вампиры... Запах крови, требухи, смерти.

Вериша удивилась, замерла на краю полянки и только теперь заметила, что у ног дракона валяется тело, а дальше еще одно, и еще... Человеческого зрения не хватало, чтобы толком оценить представшую картину (да Вериша была даже этому рада, не много удовольствия в том, чтобы разглядывать убитых). Темная одежда да густые, чернильные тени скрадывали очертания, смазывали черты лиц и страшные раны, кабы не запах требухи и крови, Вериша и вовсе приняла бы мертвецов за обычные бугры или камни! Видимо юные эльфята стали случайными свидетелями учиненной драконом бойни и именно это их так напугало. В голове мелькнула дурацкая мысль, что зря все же эльфы не взяли с дракона обещание никого не убивать и с губ волшебницы сорвался нервный, близкий к истерике смешок.
Впрочем, впасть в истерику волшебнице не дали - в ночной тишине Верише почудился легкий шелест крыльев, а оглянувшись она увидела белых сов, что призраками скользили между деревьев. Сердце болезненно кольнуло предчувствии беды, неотвратимой и жуткой, словно надвигающаяся гроза. Волшебнице даже показалось, что она услышала, как коротко тренькнула тетива и гудение с которым стрела сорвалась в полет, Вериша поняла, что ни спрятаться за деревом, ни тем более добежать до дракона не успеет...

Говорят, эльфийские луки зачарованы и бьют без промаха, но в это раз "птичке" со стальным клювом не удалось испить крови - щит получился какой-то кривой, кособокий, он паутиной растянулся между деревьев и стрела, влетев в плетение, вспыхнула и моментально обернулась пеплом. Девушка охнула от неожиданности, ей показалось, что сейчас она держала в руках настоящий железный щит по которому какой-то умник со всей дури долбанул молотком. А щит, словно живой затрепыхал призрачными краями и вдруг качнулся на встречу эльфам.
Один из летунов коротко вскрикнул, сова, то ли подчиняясь команде, то ли по собственной инициативе, резко шарахнулась в сторону, а второй чуть замешкался и его птица зацепила магическую паутину крылом, но хватило и этого - плетение рассыпалось на отдельные нити, а слух резанул громкий, пронзительный крик (чей? Совы или эльфа?), красивые белоснежные перья занялись огнем, в воздухе запахло паленым и сова огромным огненным клубком рухнула вниз.

- Эшш!!! Летим отсюда!!!

Вериша услышала, как глухо ухнула сова, а уже потом увидела и других птиц, похоже эта парочка оказалась передовым отрядом, а теперь к поляне подтягивались и другие стражи. Видимо, эльфы  поняли, что так напугало мальчишек и  теперь жаждали мести!
А впрочем, можно было и не кричать, - упругий поток воздуха толкнул в спину, раздался шелест крыльев и на волшебнице сомкнулись огромные драконьи когти.

Лететь, будучи зажатой в драконьих когтях, было мало того, что не слишком удобно, так еще и очень страшно. Вериша никак не могла решить, что будет хуже - если дракон, забывшись, сожмет лапу и просто ее раздавит или наоборот, расслабит хватку и она рухнет вниз? Конечно, с драконьей спины тоже можно было навернуться, но все же, на спине лететь было спокойнее - здоровущий ящер создавал иллюзию безопасности.
Через пару часов полета среди зеленого моря джунглей показалась горная гряда и дракон, распахнув крылья, плавно заскользил вниз. Снизившись почти до самой земли, он разжал когтистую лапу и Вериша шлепнулась на каменистую площадку, рядом (удивительно мягко для такого огромного создания) приземлился дракон.

- Ты... ты... - волшебница поднялась на ноги, уставилась на Эшша, пару раз хватанула ртом воздух, не в силах подобрать слово, которое бы описало всю гамму испытываемых ею чувств и неожиданно для самой себя брякнула - Ящерица крылатая!

Судя по удивленному взгляду и выпущенным из ноздрей струйкам черного дыма, так дракона еще никто не обзывал, но в эльфийском лесу да и полете было не до разговоров и сейчас волшебницу словно прорвало.

- Мы так долго сюда летели, ты что же не мог за это время рассказать про эльфов?! Ты ведь знал, что тебе здесь не обрадуются! Знал, как они относятся к драконам!

Наверное, сейчас Вериша выглядела мышкой, грозящей коту и это было очень глупо - разозлившись, дракон запросто мог раздавить ее одной лапой. Однако, пережитый страх и напряжение затмевали голос разума, заставляя волшебницу ругаться на крылатого паршивца.

- Если бы тебя убили, а как мне потом с этим жить? Зная, что я сама привела тебя в ловушку!

Вериша помнила и слова сказанные эльфом, и поляну на которой она нашла Эшша, но три месяца рядом с драконами не прошли даром, кажется, она только сейчас по-настоящему осознала насколько к ним привязалась, сколько места в ее жизни заняли эти крылатые. И теперь от мысли, что так глупо рискнула жизнью одного из них, волшебница приходила в самый настоящий ужас.

- А что я бы Нэсси сказала? Если бы мы не вернулись в убежище, она ведь наверняка полетела к эльфам, искать! И тоже угодила бы в ловушку!

Глядя на Эшша, девушка с негодование всплеснула руками, вздохнула и уже тише добавила.

- Ни стыда у тебя, ни совести!

Отвечать на речь волшебницы драконьим рычанием Эшшерону видимо не хотелось и он сменил ипостась на человеческую.

- Во-первых, я не знал, что ушастые такие агрессивные. К тому же, я не планировал заходить к ним в гости. План был посмотреть что с там с этим грешным деревом, а не вести беседы. Во-вторых, я встречался с эльфами и не раз, и вели они себя куда как более дружелюбно. Они знаешь ли не нападают первыми. И мы так же не планировали причинять им какой-либо вред. Так что ты зря кипишишь. Откуда мне было знать, что среди них есть особь не разделяющая общих эльфийских ценностей, которая еще и окажется братом, похищенной мной девицы? Вот тебе мой совет: убивай всех, кого надо убить. Милость, знаешь ли, всегда выходит боком. Отец Кира когда-то еще до нашего рождения пощадил Рах’Эмара и получил меч в спину. Я пощадил этого эльфа и получил сломанное ребро.  Так что, делай вывод, крошка: не щади врага своего.

Нет, все же она права: у этого крылатого точно ни стыда, ни совести! Вместо того чтобы проникнуться, устыдиться и раскаяться, что не поведал о эльфах, дракон насмешливо щелкнул волшебницу по носу, Вериша отшатнулась от неожиданности, насупилась и недовольно засопела.

- Но все равно мог бы рассказать. - девушка мрачно зыркнула на дракона и отрицательно качнула головой - Не хочу, чтобы тебя убили. А если бы я знала... - "тогда все бы остались живы!" Перед глазами снова встала поляна залитая лунным светом, мертвецы и дракон с мечом в руках. Волшебница торопливо тряхнула головой, прогоняя эти воспоминания, думать об этом сейчас не хотелось. - Идти в деревню к эльфам был дурацкий план.

- Кстати о Несси. Смотри какую алебарду я для нее прихватил. Как думаешь ей понравится? – похвастался дракон и перекинув её из одной руки в другую, с гордостью протянул волшебнице подержать. – Хотя в спальне её хранить все равно не разрешу.


Дракон так резко сменил тему, что Вериша даже не сразу нашлась, что на это ответить, не думая, протянула руки, перехватила алебарду и тут же едва не уронила ее себе на ноги - Эшшерон обращался с ней словно играючи и Вериша никак не ожидала, что эта железяка окажется такой тяжелой!

- А... э... хм... - девушка поспешила сбагрить трофейную алебарду обратно и ошарашено пробормотала - Думаю Нэсси будет в восторге.

Волшебница запоздало сообразила, что дракон опять разгуливает в голом виде, залилась краской, но едва открыла рот, собираясь возмутиться, как поняла, что из вещей у Эшша сейчас был только меч да алебарда, а их ведь при всем желании вряд ли получится использовать вместо одежды.

- Держи.

Вытащив из сумки одеяло, Вериша кинула его дракону. Сейчас волшебницу так и подмывало спросить зачем он пошел в лес и что же произошло на той поляне. Вот только нужно ли ей это знать? Убитых не оживить, а Эшшерон... Вериша знала, что он не дурак и не садист и не стал бы убивать ради развлечения, так нужно ли ей подтверждение тому, что она и так знала? Так и не определившись, волшебница подняла взгляд на дракона, а заметив, как Эшш болезненно поморщился, спохватилась.

- Ох, что там с твоим ребром? Давай помогу?

Некстати вспомнив эльфа со вставшими дыбом волосами и подпаленную сову, Вериша невесело усмехнулась и смущенно развела руками.

- Кажется мне теперь тоже к эльфам путь заказан. Но что поделаешь? Лечение у меня все же получается гораздо лучше, чем щит. А что теперь? Возвращаемся домой? - волшебница глянула на раскинувшиеся у подножия горы джунгли и вздохнула. - Все же жалко, что мы не добрались до Древа, интересно насколько оно уже зачахло? Сколько времени у нас осталось?

Отредактировано Вериша (2018-02-06 19:53:48)

+3

10

Незадолго до полуночи третьего дня месяца высокого солнца

Оставшись без хозяев животина с копытами издавала такие горестные протяжные звуки, что Эшшерон, оторвался от методичного протирания меча кусочком ткани, от когда-то красивой туники и посмотрел на нее. Большие глаза выглядели печальными, но меж тем осел методично жевал траву. Когда не орал. Дракон даже подумал, а не убить ли и его тоже, чтобы не привлекал к нему излишнего внимания, но отвлекся на блеснувшую в лунном свете алебарду. Он легко поднял оружие из густой травы и покрутил в руках, примериваясь к трофею и про себя репетируя: «Дорогая, этой алебардой свихнувшийся эльф чуть не отрубил мне голову. Правда, пытаясь удержать её в руках, напоролся на меч, но это совсем другая история.» — хмыкнул Эш про себя и пригнулся, услышав шелест крыльев и свист летящей к нему стрелы, вперемешку с визгом волшебницы. Но не успел он отпрыгнуть, как пространство между ним и угрозой озарилось красной сетью. Стрела, предназначавшаяся ему влетела в щит и рассыпалась пеплом на его ошарашенную голову. Одна из сов с наездником на спине, не ожидавшая появления препятствия, не успела увернуться, от неожиданно подавшейся им навстречу сети и, зацепившись крылом, птичка вспыхнула, падая на землю вместе с наездником. Воздух и без того полный аромата смерти, теперь вонял жженым пухом, а  Дар’Кетхерион, пораженный тем насколько опасной и полезной может быть Вериша в трудную минуту, так и застыл с открытым ртом, глядя то на юную волшебницу, то на результат её колдовства. Моргнув пару раз, переживая открывшуюся ему истину, хранитель обратился драконом и, взмахнув крыльями, поднялся в воздух, не забыв схватить лапами оружие, трофей и волшебницу, которую, впрочем, теперь причислял к первому. Маленькая девочка — большая угроза.

Эльфийский лес наполнился звуками хаоса. Выбежавшие на поляну жители деревни горестно причитали, посылая вслед беглецам проклятья и стрелы. Несколько сов, в надежде отомстить за собрата кинулись  в погоню, но дракон ловко уклонялся от их клювов, то набирая высоту, то пикируя вниз, то петляя и в какой-то момент, совершенно сбитые с толку птицы, столкнулись друг с другом и с противным верещанием скрылись средь крон деревьев. Набрав высоту, Дар’Кетхерион устремился прочь из этих земель.

Не смотря на то, что вся его сущность стремилась улететь как можно дальше, вскоре ему пришлось сделать привал. Избиение, которому он подвергся, давало о себе знать и чем спокойней Эш становился, чем явственнее ощущал боль от перелома, лишь усугубившегося превращением. Присмотрев цепь прибрежных скал, дракон покружил над ними, выбирая наилучшее место для посадки и приземлился. Но не успел он сменить ипостась, как Вериша кинулась к нему с претензиями! Интересно какого ответа она ждала от дракона? Дар’Кетхерион сел и склонил голову набок, пыхтя и пытаясь понять, что конкретно не понравилось этой человеческой женщине. Мотнув пару раз хвостом из стороны в сторону, он выпустил тонкую струйку дыма и вздохнув, стал человеком, морщась от боли во вновь потревоженном ребре.

— Во-первых, я не знал, что ушастые такие агрессивные. — повел плечом хранитель, поднимаясь на ноги. В общем-то он не собирался оправдываться, но раз вопросы были заданы, то оставить их без ответа, как-то не вежливо. — К тому же, я не планировал заходить к ним в гости. План был посмотреть что там с этим грешным деревом, а не вести беседы. — добавил он выпрямляясь и глядя на волшебницу сверху вниз, что само по себе уже было довольно комично и больше напоминало беседу отца с малолетним отпрыском.  — Во-вторых, я встречался с эльфами и не раз, и вели они себя куда как более дружелюбно. Они знаешь ли не нападают первыми. И мы так же не планировали причинять им какой-либо вред. Так что ты зря кипишишь. — осмотревшись, Эш убедился в том, что выбрал довольно безопасное ущелье, скрытое от любопытных глаз нависающей скалой и защищенное от ветра рваными выступами. Здесь даже можно было бы развести огонь, если слетать и собрать сухих веток, да сложить из камней очаг. Но все это можно было сделать после. Волшебница все еще жаждала ответов. —   Откуда мне было знать, что среди них есть особь не разделяющая общих эльфийских ценностей, которая еще и окажется братом, похищенной мной девицы? — совершенно искренне удивился он, ведь ту эльфийку  они с Шер поймали в лесах у противоположной границы Альнуры Альхики, и встречу с её родственничками никак нельзя было предугадать. Но все же и из нее можно было сделать выводы, которыми дракон, поспешил поделиться с подружкой, ласково щелкнув её по носу. —  Вот тебе мой совет: убивай всех, кого надо убить. Милость, знаешь ли, всегда выходит боком. Отец Кира когда-то еще до нашего рождения пощадил Рах’Эмара и получил меч в спину. Я пощадил этого эльфа и получил сломанное ребро.  Так что, делай вывод, крошка: не щади врага своего.

Не хочу, чтобы тебя убили. А если бы я знала...

— Я тоже не готов умирать. К тому же, быть убитым эльфом довольно позорно. Хуже только скончаться от старости под жалостливые взгляды родных и близких. — представив себе эту позорную картину, Дар’Кетхерион даже поморщился. Нет, это не его судьба. Он — воин и должен умереть в бою, унеся за собой на тот свет как можно больше голов, поверженных противников. Вериша тоже загрустила, но Эш сомневался, что пред мысленном взором волшебницы возникла та же картина, а потому решил её приободрить и положив руку на плечо, заметил. — Никто ничего не знал. И никто не в силах изменить того, что уже произошло. Значит такова была воля богов. Мы лишь исполнили её в назначенный час.

Идти в деревню к эльфам был дурацкий план.

— А вот с этим не могу не согласится. — кивнул Эшшерон. — Эльфы на удивление бестолковый народ, хотя их бабы и бывают весьма полезны. — хмыкнув добавил он, и вспомнив о жене, подобрал прихваченную для нее алебарду и покрутил в руке, демонстрируя волшебнице прекрасное оружие, которое, как Эш надеялся оценит Инесса и простит ему разодранную в клочья тунику. — Кстати о Несси. Смотри какую алебарду я для нее прихватил. Как думаешь ей понравится? – похвастался дракон и перекинув её из одной руки в другую, с гордостью протянул волшебнице подержать. – Хотя в спальне её хранить все равно не разрешу.

Получив оружие обратно, Эш не понял почему волшебница залилась краской. Неужели хотела себе такую же, но стеснялась попросить? Хотя этот трофей, дракон бы точно не отдал — у него уже была получательница, но из следующей битвы вполне мог бы захватить и два, раз Вериша заразилась от Несси тягой к железособирательству. Но причина  столь внезапного смущения юной волшебницы открылась давольно быстро и хранителю пришлось повязать на бедра одеяло. Можно подумать что-то менялось от наличия или отсутствия на нем этого предмета, кроме того, что теперь Эшшерону было не удобно ходить и оно все время пыталось упасть и запутаться у него в ногах. Но женская логика — это не та вещь в которой ему хотелось сейчас разбираться, тем более когда требовалась такая малость, как прикрыться.

Ох, что там с твоим ребром? Давай помогу?

— Давай. — послушно согласился дракон, садясь наземь, облокачиваясь на скалу и подставляя бок под Веришины руки, которые уже не раз лечили его, а потому подвохов Эш не ожидал. Спасительное тепло, привычно впитывалось в кожу, пробираясь до поврежденного ребра и боль в скором времени стихла, в то время как хранитель чуть было не уснул. Все тело покрытое синяками от побоев, начало непривычно ныть, а кости как будто срослись в одном месте, но наполнились тяжелыми камнями по всему телу.

Кажется мне теперь тоже к эльфам путь заказан.

— Не переживай, обычно эльфы не такие мстительные. — устало сказал Эшшерон и прокручивая в голове, полученную сегодня информацию, предположил. — Может быть это увядание дерева так влияет на них? Они поклоняются ему, сродни божеству. Вдруг увянет дерево, увянут и эльфы? Из всё прощающих станут мстительными, из нежных грубыми, из добрых злыми?

А что теперь? Возвращаемся домой?

— Конечно. Я обещал Несси вернуться не позднее десятого дня. И должен сдержать слово. — кивнул Эшшерон, потягиваясь и отмечая, что боль в ребре окончательно прошла, вот только в маленькое одеяло, скрывавшее его большое мужское достоинство, ему теперь хотелось обернуться целиком и полностью, словно на улице не жаркое лето, а как минимум поздняя осень.

Все же жалко, что мы не добрались до Древа, интересно насколько оно уже зачахло? Сколько времени у нас осталось?

— Предлагаешь слетать посмотреть? — не хотя поднявшись, Эш вышел из-под нависающей скалы и поднял голову к небу, изучая положение лун. — Если полетим прямо сейчас, то можем успеть посмотреть и вернуться. Главное не вступать в разговоры.

Идея не сидеть на месте, а убедиться в правдивости эльфийских слов показалась Эшшерону разумной и спустя какое-то время, дракон поднялся в воздух с волшебницей на спине. Помня о том, что в этих землях им не рады, хранитель велел Верише закутаться в одеяло и летел над облаками, стараясь быть не замеченным совиной охраной. Ночь, полностью вступившая в права, надежно скрывала темный силуэт, летящий высоко над землей, но чем ближе он подлетал к предполагаемому месту, где росло дерево, тем ниже был вынужден спуститься. Дар’Кетхерион никогда не видел древо жизни и имел о нем смутные представления с увиденных картинок и рассказов эльфиек, служивших в гареме, а так же их с Шер нянек. Но если к первым Эш приходил не для разговоров, то вторые были настолько давно, что рассказанные ими сказки, осели в памяти лишь смутными образами. Поэтому сейчас оставалось надеятся лишь на то, что это растение действительно настолько особенное и отличить его от других не составит большого труда.

Густые джунгли, раскинувшиеся под ними, пестрили маленькими деревеньками, подсвеченными по главным улицам живыми фонариками, заметными даже с высоты. Конечно, Дар’Кетхерион знал, что эльфов много (иначе драконы уже всех бы перетаскали), но никогда не предполагал, что от одного их поселения до другого рукой подать, даже если мерить расстояния на человеческий манер. А чем ближе по его ощущениям было Древо жизни, тем чаще становились и деревни. В какой-то момент, он понял, что незаметно посмотреть на реликвию ушастых не удастся и начал постепенно снижаться, готовый к встрече с совами. На этот раз, хранитель решил не ждать, пока те нападут и ранят его или Веришу, а первым дать бой в случае необходимости.

Впереди виднелась еще одна горная гряда и Эшшерон засомневался — верное ли направление указано в книге? И успеют ли они преодолеть еще одно препятствие до наступления утра? А может быть Древо жизни не такое уж и большое, как ему казалось и давно осталось позади? Но на все эти вопросы ответы получить было не у кого и дракон просто петлял меж скал, ловя подходящие потоки ветра и экономя силы, пока, наконец-то, перед ними не раскинулась долина, посреди которой росло огромное дерево, к которому стекались посеребренные лунным светом реки. Зрелище было действительно завораживающим и Эш, подумал, что будь он глупым эльфом, то тоже поклонялся бы столь величественному растению. Даже драконом, ему пришлось облететь его кругом, чтобы рассмотреть со всех сторон, а обычному человеку и во все потребовалось бы не меньше получаса, чтобы вернуться к точке, с которой он начал обход.

Завидев приближающегося к дереву дракона из его ветвей роем цветных бабочек вылетели, всполошившиеся феи и кинулись в горы, надеясь укрыться в ближайшей эльфийской деревне. Не смотря на опасения Вериши, никто не дежурил у святыни ночами и Эшшерон, рискнул приземлиться и сменить ипостась. Корни дерева местами топорщились из земли, а Дар’Кетхерион особо не церемонясь присел на один из них.

— И что, как понять увядает оно или нет? — спросил Эш, наблюдая за волшебницей, которая казалась больше пораженной великолепием местной природы, чем знающей толк в подобных деревьях. Почувствовав, что гости не представляют опасности, из кроны дерева вылетело несколько огонечков и подлетев к ним принялось мельтешить вокруг, а одна особенно отважная феечка и вовсе села волшебнице на протянутую ладонь и начала что-то пищать, возбужденно размахивая при этом руками. Следом за ней из листвы выскочила, судя по формам и поведению её мамка, и схватив девчушку за руку, потащила обратно в крону, не забыв при этом отвесить подзатыльник и причитать при этом.

— Похоже что Древо жизни полно жизни. — заключил Эшшерон, с грустью глядя вслед забавному семейству и вспоминая родную тетушку, которую он подло оставил в Ашхабаре. Это был поступок не достойный племянника, но и ставить жизнь принца под угрозу, бросаясь спасать родственницу Хранитель не имел права. Возможно сейчас стоит попробовать как-то разузнать о её судьбе и даже попытаться за ней вернуться.

Погруженный в собственные мысли, Эш не сразу заметил, что погода начала меняться. Стало прохладнее. Поднялся ветер и с дерева посыпались сухие листья. Словно бы в одно мгновение ока теплая летняя ночь превратилась в осень.

— Нам надо лететь. Будет гроза. — сказал он, поднимаясь с корня и вглядываясь в темнеющее небо.

Отредактировано Эшшерон Дар'Кетхерион (2018-02-09 01:42:01)

+2

11

Третий день месяца высокого солнца.

— Предлагаешь слетать посмотреть? Если полетим прямо сейчас, то можем успеть посмотреть и вернуться. Главное не вступать в разговоры.


- А ты долетишь? - закончив с лечением, волшебница на миг прикрыла глаза, переходя на обычное зрение и с сомнением посмотрела Эшша. Бой на поляне, перелет да теперь еще и лечение... А ведь чем серьезнее ранение, тем больше сил организму необходимо потратить для выздоровления. - Не хотелось бы, чтобы ты рухнул где-нибудь посреди джунглей от усталости.

Но кажется, дракон и сам загорелся идеей посмотреть на Древо и вскоре они снова отправились в полет. В этот раз Эшшерон летел выше облаков, так высоко Верише еще не доводилось подниматься, на такой высоте оказалось очень холодно, но и очень красиво.
Здесь звезды не закрывали деревья и горы, а посеребренные лунным светом облака напоминали пушистую овечью шерсть, казалось, что кто-то очень трудолюбивый состриг шерсть с огромной отары и разложил получившееся руно в долине. Но особенно Веришу поразила царившая в небе тишина: там, внизу, мир постоянно наполнен разнообразными звуками - шумят деревья, чирикают птицы, стрекочут насекомые, плещется вода, слышатся разговоры... Множество звуков, которые не замечаешь, но без которых невозможно представить жизнь. Здесь же мир казался другим, безмятежным, вечным и вместе с тем, хрустально-хрупким, а тишину нарушал только мерный шелест драконьих крыльев.
Сейчас волшебница даже слегка позавидовала драконам - их мир словно был в десятки раз больше и удивительнее, чем тот, что принадлежал людям. Ей повезло, но большинство людей никогда не смогут подняться в небо, увидеть и оценить этой красоты.

Кажется, Вериша, убаюканная тишиной и плавным полетом, незаметно задремала, по-крайне мере, когда она открыла глаза, джунгли уже сменились скалами, а дракон, расправив огромные крылья, парил в потоках ветра.
Но вскоре пейзаж снова сменился, скалы расступились и у волшебницы перехватило дыхание от восторга - посреди залитой лунным светом долины возвышалось невероятно огромное дерево. Нет, Вериша конечно знала, что Древо Жизни большое, но и представить не могла, что настолько!... Рядом с ним даже здоровенный дракон казался маленьким, а уж она и вовсе почувствовала себя козявкой. А Эшш, видимо решив, что уже вдоволь полюбовался открывшимся зрелищем, чуть шевельнул крыльями, покидая воздушный поток, и начал плавно, по спирали, снижаться.

— И что, как понять увядает оно или нет?


Эшшерон сменил ипостась и удобно устроился под деревом, но ответить волшебница не успела - несколько фей, поняв, что чужаки не собираются причинять им вреда, вылетели из кроны и закружили рядом, переговариваясь и с интересом рассматривая нежданных гостей. А одна из феек оказалась настолько смелой, что даже села на ладонь волшебнице, Вериша склонила голову, стараясь не отвлекаться на других фей и внимательно вслушиваясь в тоненький, звенящий голосок крошечного создания. Но договорить феечке не дали - откуда-то из кроны вылетела еще одна фея и довольно бесцеремонно утащила крылатую девочку обратно на дерево.

- Похоже что Древо жизни полно жизни.


- Нет, смотри. - Вериша с сожалением проводила феек взглядом, вздохнула (в очередной раз пожалев, что не может подольше задержаться рядом с ними), подняла голову и указала на несколько ветвей. - Оно и правда погибает, видишь вон те ветви? Они совсем молодые, но уже засохли.

Оставив дракона Вериша пошла вдоль огромного ствола, переступая  толстые, выпирающие из земли корни (а кое-где и вовсе, слегка пригнувшись, проходя под ними), рассматривая кору, листья и сама с собой рассуждая вслух.

- Фейка сказала, что здесь нету никаких жуков или тли, которые могли бы его погубить, оно ничем не болеет. - волшебница остановилась, присела и потрогала землю ладонью, земля пахла травой, прелыми листьями и была влажной и теплой - И воды здесь достаточно, значит Древо умирает не от засухи.

Верише вспомнилась старая яблоня, что росла у излучины ручья, неподалеку от родительской пасеки. В детстве она даже тень от этого дерева старалась обходить по широкой дуге - ветви, длинные, узловатые, склоненные к самой земле, напоминали руки с корявыми, скрюченными пальцами, казалось стоит чуть замешкаться и жуткое дерево тут же тебя поймает! Та яблоня была очень-очень старой, кора растрескалась, плоды на ней были совсем мелкие, а постепенно яблоня и вовсе перестала цвести и плодоносить, засохла и, к радости волшебницы, первый же ураган повалил ее на землю.

- Старость? Нет, вряд ли, тогда бы оно не выпускало молодые побеги. - девушка подобрала с земли засохший лепесток. - Да и не цвело бы.

Вериша понюхала лепесток, растерла между пальцев, а вспомнив наконец о драконе, поднялась на ноги и зашагала обратно, продолжая бормотать-рассуждать себе под нос.

- К тому же, эльфы не были бы в такой панике, дриады или феи наверняка бы им сообщили, что дерево погибает от старости и нужно просто вырастить новое.

Дотопав до дракона, Вериша остановилась, снова взглянула на дерево, перевела взгляд на Эшша и пожала плечами.

- Получается, все же пророчество действительно сбывается. Правда Древо очень большое, похоже у нас в запасе еще несколько месяцев, а то и лет, прежде чем оно окончательно погибнет. Это хорошо, может быть мы успеем за это время что-нибудь придумать? - Вериша чуть помолчала, подумала и утверждающе кивнула своим мыслям - Должны успеть.

- Нам надо лететь. Будет гроза.


Девушка тряхнула головой, провела ладонью по голове, выбирая запутавшиеся в волосах листья и тут до нее дошло, что сказал дракон, она со страхом и удивлением уставилась на Эшша.

- Ты хочешь лететь в грозу?! Там же молнии! И гром! И дождь! И... и... и ветер вон какой!

Словно подтверждая слова волшебницы, громыхнуло, на землю упали первые тяжелые капли, а порыв ветра снова сорвал с Древа сухую листву и щедро обсыпал ей волшебницу с драконом.

- Может переждем, а?

Голос у Вериши стал совсем несчастным. Нет, она знала, что для крылатых дождь и гроза не помеха, но сама во время непогоды предпочитала отсиживаться в самой дальней и глубокой пещере. Драконы добродушно посмеивались над ее причудой, Вериша и сама понимала насколько это глупо и смешно, ничего не могла с собой поделать, ей казалось, что стоит только выйти в грозу за порог, как она непременно попадет под молнию и перебороть этот страх ну никак не получалось. А сейчас Эшш предлагал не просто прогуляться в грозу, а лететь, подняться туда, в небо, к грому и молниям!

Однако дракон уверил, что там, выше туч, молнии их не достанут да и дождя там нет, а задерживаться в эльфийских землях им явно не стоит и Вериша, немного поколебавшись, тяжко вздохнула и нехотя согласилась. Но едва они взлетели над Древом Жизни, как небо расчертила огромная когтистая молния, оглушительно ударил гром и на землю сплошной стеной обрушился ливень.
Не смотря на сильный дождь и резкие порывы ветра, Эшшу удалось подняться выше туч, но теперь Верише было уже не до любований красотами, кажется так страшно ей не было ни разу в жизни - молнии резкими, яркими вспышками озаряли тяжелые, темные тучи, раскаты грома оглушали, с волос ручьями текла вода, а промокшая одежда неприятно липла к телу, заставляя волшебницу трястись от холода и стучать зубами.

Вериша не знала сколько они летели и как Эшшерон выбирал путь (может быть ориентировался по звездам, а может и вовсе просто чувствовал направление?), но когда дракон снизился, волшебница сумела рассмотреть горы, возвышающиеся над джунглями. Они показались ей знакомыми, кажется именно в этих горах они устраивали привал, когда улетели от эльфов.
Немного покружив, дракон приземлился на широкой каменистой площадке и дождавшись, когда волшебница сползет с его спины на землю, тихонько рыкнув подпихнул ее мордой, девушка непонимающе огляделась, но тут в очередной вспышке молнии увидела большой темный провал, вход в пещеру. Пещера оказалась очень просторной, с высоким потолком (правда дракону все равно пришлось пригнуть голову, чтобы не стукнуться макушкой о потолок) и, что самое приятное, сухой, дождь и ветер сюда не доставали. Эшшерон не стал менять ипостась, видимо рассудив, что в драконьем обличии все же теплее, чем в человеческом, тем более, что развести костер было не из чего: на улице все еще бушевала непогода, деревья и кусты промокли и давали бы больше дыма, чем тепла. Кое-как отжав одежду, Вериша села рядом, привалилась спиной к теплому драконьему боку, пытаясь успокоиться и хоть немного согреться.

Четвертый день месяца высокого солнца.

Утро выдалось тихим, жемчужно-розовым, гроза закончилась, небо еще хмурилось, но вроде бы не всерьез, а восходящее солнце подсветило перистые облака алым.
Эшш спал и Вериша, рассудив, что днем драконы все равно не летают и пусть уж он спит, набирается сил перед перелетом, вытащила из сумки дневник и тихонько, на цыпочках, покинула пещеру. Устроившись у входа, на солнышке, волшебница взялась перечитывать дневник, надеясь, что в нем найдется еще что-нибудь о пророчестве, что-нибудь, что она просто просмотрела.

Дракон проснулся только к вечеру, когда солнце уже наполовину скрылось горизонтом. Сонно щурясь, выбрался из пещеры, зевнул, потянулся (распахнув огромные крылья и копьем вытянув шипастый хвост), подошел к краю площадки, оттолкнулся и ухнул вниз со скалы. 
Эшша не было довольно долго, солнце уже полностью спряталось за горизонтом и даже последние отблески дневного света успели погаснуть на облаках. Беспокойство сменилось тихой паникой (вдруг на него напали эльфы?! В конце концов, стая собак может загрызть и медведя!), а потом в голову волшебницы даже закралась дурная мысль, что дракон попросту бросил ее здесь, но Вериша поспешила ее прогнать, так Эшш не поступит, захотел бы избавиться - оставил бы ее у эльфов, а не бросил на скале.

Наконец, когда небосвод украсили первые, пока еще бледные звездочки, в небе показался темный крылатый силуэт. Сделав круг, дракон разжал лапу и уронил на каменную площадку небольшую косулю и охапку хвороста, а потом приземлился сам.
Добыча пришлась, как нельзя кстати - в животе урчало от голода, но днем Вериша не стала тревожить дракона, она уже знала, что днем крылатые почти ничего не видят, а значит до вечера Эшш все равно не смог бы отправиться на охоту. Конечно, она и сама могла попробовать поискать в джунглях каких-нибудь фруктов, но пещера оказалась так высоко в горах, что волшебница не рискнула спускаться вниз, опасаясь попросту переломать на крутых склонах ноги.
Пока Эшшерон сноровисто разделывал добычу, Вериша наломала хворост и развела костер. Косуля, приготовленная на углях, оказалась на удивление мягкой и приятной на вкус, а за едой Вериша спросила про полет в эльфийские земли и украденной эльфийке. К ее удивлению, Эшш поведал, что в тот раз в эльфийские земли летала Эшшера, а не Нэсси. (Но видимо, шило в заднице, то бишь любовь к приключениям, было семейной чертой Дар'Кетхерионов).
Даже после рассказа Эшша, обычай похищать эльфийек все равно остался для волшебницы не понятным, странным и диким. Но она оценила, что Эшшерон, рассказывая о тех событиях в Альнура Альхики не пытался как-то оправдаться или обелить себя, а честность, по мнению волшебницы, дорогого стоила.
Закончив с ужином, собрав вещи и затушив костер, спутники снова отправились в путь, домой, в убежище.

Но все же, полет в грозу не прошел даром - простуда подкралась совсем неожиданно, Вериша уже обрадовалась, что отделалась одним лишь насморком, когда на пятый день, проснувшись, неожиданно обнаружила, что все же разболелась, голова казалась тяжелой, горло саднило, волшебницу (не смотря на жару) трясло от холода и в добавок она постоянно чихала и кашляла.

Забавно, волшебница, способная исцелить переломанные кости не сумела справиться с обычно простудой. Но сосредоточиться на чем-то одном, царапине или переломе, было проще, там она точно знала, где стоит плести магическую сетку, а как быть, если одновременно болит голова, горло, донимает насморк и кашель да до кучи еще и морозит? Верише не хватало опыта и умений, не получалось сосредоточиться на чем-то одном и плетение рассыпалось на отдельные нити, так толком и не оформившись. Нет, конечно, она попыталась полечить себя, но ко всему вышеперечисленному добавилась еще и жуткая слабость, так что повторять такой эксперимент волшебница больше не решилась.
Сейчас очень бы пригодились Нэссины лекарские таланты, то с чем не справилась магия, наверняка могли бы вылечить травы. Но Инэсса была дома, а Вериша, хоть частенько и наблюдала за драконницей, когда та возилась со всякими зельями и травами (такая медицина казалась волшебнице весьма занятной да и с Нэсси в это время можно было поговорить о чем-нибудь интересном), но сама бы ни за что не взялась лечить таким способом - скорее уж умудрилась бы отравить больного, чем вылечить!

И хуже, что Эшш тоже простыл, гроза - ерунда для драконов, но видимо, сказалось лечение: без помощи волшебницы сломанное ребро само по себе зажило бы через месяц, а Вериша заставила срастись его за десять минут. Вот только ничего не дается просто так, на столь быстрое исцеление потребовалось множество сил и платой за это стало общее ослабление организма.
Вериша ругала себя на чем свет стоит: она совсем забыла предупредить Эшша о последствиях, а ведь если бы после лечения дракон спокойно отлежался пару-тройку дней (или хотя бы, не летал под дождем), то ничего бы и не случилось!
Правда, даже знай, чем обернется помощь волшебницы, дракон вряд ли бы отказался от лечения - если выбирать из двух зол меньшее, то насморк, наверное, все же лучше сломанного ребра? Теперь же оставалось надеяться, что Эшш не расклеится окончательно и не свалится от болезни посреди джунглей, а все же сумеет долететь до убежища.

+2


Вы здесь » Проклятые Земли » Эпизоды » В гости к эльфам. Древо жизни. Пророчество.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC