Проклятые Земли

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Проклятые Земли » Эпизоды » Верните наши души!


Верните наши души!

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

https://a.radikal.ru/a04/1811/7e/51848149aeb5.jpg

Время идет, а Тадди всё еще мучается желанием вернуть себе душу и человечность. Изменения, которые происходят с вампиром день ото дня, его совсем не радуют, ставя семью под угрозу, и он решается отправиться в опасное путешествие к сердцу горы Нессдер в самоубийственной попытке изменить свою судьбу.

Время событий: 1002 год со дня подписания Мирного договора. Начало месяца Вечерней звезды

Участники: Вериша, Тадди

0

2

Как бы Тадди не хотел убедить себя в том, что он примерный семьянин нежно и преданно любящий супругу и сына, чувства оставались обманом. Да, вампир заботился о тех, кто принял его под крыло, в надежде избежать позора; да, он и правда был заботливым и честным мужем. Но жажда с каждым годом росла, черта между добром и злом стиралась, а память о том, каким человеком Панайотис младший был когда-то, все чаще его подводила.

Поэтому в предверии зимы, Таддеус как никогда ярко увидел, что дальше так продолжаться не может. Рано или поздно, он прокусит Янике шею просто потому, что вампир и хочет и может это сделать. И никакая логика, никакая забота её не спасет. Поэтому, накопив достаточно денег, чтобы они могли спокойно пережить холодное время года, Тадди перевез семью в дом тестя, простился и отправился в Хасин. Все понимали — время пришло. Ни капельки не меняющийся с годами муж, будет вызывать подозрения, но Янике так плакала, так умоляла его не уезжать, что Панайотис и правда поверил, что обрел в этой деревне даже больше, чем собирался. Но меж тем никакие слезы не могли удержать вампира. Он должен был уехать в том числе и ради неё.

Таддеус прибыл в Хасин в начале месяца вечерней звезды. Без денег, без друзей, без знакомых, в разгар войны всех со всеми, ни капельки не представляя, что делать дальше с этой непрошеной бессмертной жизнью, которая ему досталась. Когда-то, он наивно полагал, что сможет добраться в Нессдер, вернуть себе душу и вновь стать человеком. Теперь же, Панайотис считал, что это вряд ли кому-то под силу.

Несколько дней, вампир прятался от солнца под мостами, да в городской канализации, нападая на зазевавшихся прохожих. Вот только убивать их не хотел и в скоре привлек внимание городской стражи, от которой еле-еде унес ноги. Стало ясно, что в одиночку в этом городе ему не выжить и он начал искать себе подобных. Слухи привели его в таверну «Кровавая Мэри», находившуюся в нижнем городе и собиравшую всякий сброд. Её владелицу, как не трудно догадаться из названия, звали Мария. Она была уродливой женщиной, с черными, словно вороное крыло, прямыми волосами и горбатым носом. При ходьбе, Мэри хромала на правую ногу, скорее волоча её за собой, чем действительно опираясь, имела скрюченные пальцы с длинными ногтями и уродливый шрам на левой щеке. Хозяйка таверны была вампиршей. Ходили слухи, что она держит это питейное заведение уже не первую сотню лет, честно платит налоги и водит знакомства с важными в Хасине людьми. А еще Мэри — посредник между вампирами и людьми, и последние обращаются к ней, если им требуются услуги кровопийц. На скупой груди владелицы «Кровавой Мэри», Тадди и пригрелся, выполняя мелкие поручения и помогая со знакомым с детства бизнесом, не требуя большей оплаты, чем койко-места, корки хлеба и стакана крови одной из местных девочек.

+1

3

Зима в Хасине и не зима вовсе, смех один - ни морозов, ни даже снега, лишь серая, низко нависшая наш острыми шпилями города, хмарь да противная, грязная каша под ногами. "Солнце рано садится" Вериша нашла таки отличие Хасинской зимы от осени. Солнце и правда уже укатилось за горизонт, обложилось толстыми, косматыми облаками, словно перинами и на улицах стало темнее, не уютнее и кажется даже холоднее.
В нижнем городе Вериша бывала всего пару раз и теперь ее так  и подмывало развернуться и просто сбежать отсюда, вернуться туда, ближе к центру, к освещенным улица, к людям... Волшебница остановилась, привалилась спиной к стене дома, медленно вдохнула-выдохнула, отгоняя подступивший страх, осмотрелась и прислушалась, а потом нарочно выпрямилась, расправила плечи и прибавила шагу - авось местная нежить поостережется нападать на так нагло вышагивающую девку?
Как ни странно, до нужной таверны Вериша добралась без приключений. В помещение, полутемном, просторном, но с низким потолком, было душно, воняло потом и дешевым вином, а от едкого табачного дыма тут же защипало глаза. А еще тут было шумно, очень шумно - вечер только-только вступил в свои права, но в таверне уже было не протолкнуться: за грязными, засаленными столами сидели и люди, и нежить - играли в карты, пили вино, травили байки, орали песни, бряцая на расстроенной лютне и лапали визгливо хохотавших девчонок - не то местных разносчиц, не то шлюх (а то и успешно совмещавших эти занятия)...
В общем, в таверне было весело и на хлопнувшую дверь и мелкую, щуплую фигурку, закутанную с головы до ног в темный плащ никто толком не обратил внимания.
Таверна, кстати, называлась "Кровавая Мэри". Наверное, обычному человеку такое название показалось бы странным или хотя бы неуютным, но Вериша смогла оценить шутку - хозяйку заведения, хромую и не красивую, звали Мэри. Волшебница с ленивым интересом глянула на пустую, словно мертвую оболочку - вампирша, вот поэтому и кровавая. Но все же, забавная штука - пожалуй, это заведение было едва ли не самым безопасным для людей - уродливая вампирша была посредником между вампирами и людьми, и явно дорожила своей репутацией. В общем, чем-то насоливших клиентов, если и убивали, то тихо, незаметно и уж точно не в этой таверне.
Протолкавшись к стойке, Вериша бросила мелкую монетку ярко размалеванной подавальщице и затребовала кружку горячего, с пряностями вина. Облокотившись о стойку, девушка мысленно усмехнулась, вспомнив, как удивилась и даже испугалась впервые увидев нежить - тогда еще не могла поверить, что тело может существовать вот так, без души. Теперь же... Ну нежить и нежить, экая невидаль!
Впрочем, в этот притон Веришу пригнало не желание полюбоваться на кровососов - ей был нужен проводник способный довести до Нэссдера. А кто еще может знать дорогу, как не нежить? Другое дело, что нежить могла и не проникнуться пророчеством о скором конце света... Волшебница, глянув, как Мэри хромая (или даже скорее подволакивая ногу) скрылась за неприметной дверцей вместе с каким-то плешивым мужиком, тряхнула головой, сбросив на плечи капюшон, сгребла поданную кружку, сделала глоток и слегка поморщилась - с пряностями явно переборщили, видимо, чтобы скрыть кислый вкус вина.

Отредактировано Вериша (2018-11-15 18:01:33)

+1

4

Тадди проснулся под вечер, хотя таверна и открывалась многим раньше, но вчера ночью вампир слишком утомился, бегая по всему Хасину и доставая для Мэри одну милую, но бесполезную вещицу. Сначала нужно было украсть у одной знатной дамы нижнее бельё, отнести его колдунье, зарубить козлёночка, вырезать маленькое сердечко, скормить ворону, пока оно еще не остыло и птицу эту той же ведьме отдать, а потом подождать пока та сварит зелье, нальёт в пузырёк и вот его уже и принести хозяйке. Короче говоря, Паннайотис прям умаялся! Сложнее всего, конечно, было с трусами! Дородная знатная дама, хоть и была польщена вниманием юного вампира, но с бельём расставаться никак не желала! Таддеус её и так и сяк хвалил, и руки целовал, и комплименты отвешивал и с пышной булочкой сравнивал, а она всё никак! Упёрлась как скотина, хоть и знатная!

Вообщем, после такой ночи спал Панайотис долго и просыпаться не хотел, но девки его растолкали. К Мэри пришел какой-то плешивый мужик, с которым она уединилась по какому-то очень важному делу, и  Таддеусу было велено проснуться и следить за порядком в таверне. Поэтому он, отчаянно зевая и почесывая пузо, спустился со второго этажа и сел на середине лестницы, осматривая происходящее. Вечер был в самом разгаре, хорошо что хотя бы без драк. В туманном кумаре табачного дыма никто не замечал легкий душок дурман-травы, делающий посетителей более расслабленными, щедрыми и куда менее агрессивными, хоть и похотливыми, чем и пользовались девочки давно уже не первой свежести, всегда готовые раздвинуть ноги что в одной из комнат верхнего этажа, что в подсобке — смотря на что у клиентов хватит денег. А вот девчушка у стойки с кружкой вина, по которой Таддеус случайно скользнул взглядом выбивалась из общей картины собравшихся, и если вначале он и не обратил на неё внимание, зевнув, то теперь пристально рассматривал. Кроме того, что она была далека от публики обычно собиравшейся здесь, было в ней и что-то такое, что узнаванием трепыхнуло в желудке. Вот только «что» Тади никак не мог разобрать. Поэтому зевнув, Панайотис лениво поднялся со ступеней и спустился в зал.

Заспанный, лохматый, несколько дней не бритый в помятой, хоть и чистой одежде, Таддеус мало чем отличался от завсегдатаев этого места, разве что тем, что спокойно зашел за барную стойку, налил себе бренди и сел напротив, заинтересовавшей его девушки.

— Ну и чего тебе надо? — в своей обычной, простецкой манере спросил он.

+1

5

Время шло, а хозяйка таверны и не думала возвращаться в зал. А впрочем, это стало уже и не важно - то ли от вина, то ли от странного дыма, что белесым пологом окутывал таверну, но Верише стало весело и даже как-то уютно. Посетители уже не казались такими шумными и неприятными, девки - так уж ярко размалеванными, вино - кислым, а расстроенная лютня начала звучать вполне даже мелодично!

- Ну и чего тебе надо?

Волшебница, притопывающая в такт бряцающей лютне и уже почти забывшая зачем собственное явилась в эту таверну, обернулась на голос, глянула на молодого мужичину, повела плечами и глупо хихикнула.

- Уж точно не тебя, клыкастик!

В другое время Вериша поостереглась бы так выставлять свои способности и сообщать вампиру, что знает кто он такой, но сейчас отчего-то ей показалось очень смешным, что в "Кровавой Мэри" не только хозяйка - кровососка, но и остальные работники.
Правда, что-то в облике этого клыкастого заинтересовало и Вериша внимательнее присмотрелась к нежданному собеседнику. Вампир был какой-то помятый, лохматый да еще и заросший щетиной (даже, скорее небольшой бородкой) и у волшебницы аж зачесались ладони от желания запустить в физиономию кровососа огненным шариком дабы спалить к демонам эту бороду и посмотреть чего получится.
А впрочем, уже в следующее мгновение это стало не важно - мысли путались, разбегались, петляли, как перепуганные зайцы, перепрыгивали с одного на другое и сосредоточиться ну никак не удавалось. Зато Верише вдруг отчего-то очень захотелось поговорить, заговорщицки поманив клыкастого пальцем и, когда тот наклонился, волшебница громким шепотом поведала.

- Хозяйку мне твою надо, она мне провожатого выдаст... по Пустошам, вот... - и хихикнув, и подмигнув, погрозила кровососу пальцем - Только это - тссс! Секрет!

И тут Веришу озарило, она наконец-то сообразила, чем же ее так заинтересовал незнакомый, казалось бы, вампир.

- Подожди! Да я ж тебя знаю! - воспоминания о чумном городе захлестнули волной, но сейчас, в одурманенном сознании не нашли отклика, сейчас волшебнице стало радостно и удивительно, что в таком огромного городе она повстречала знакомого и пусть она даже имени этого вампира не знала, но это такие мелочи! Вериша резко подалась вперед, собираясь напомнить ему о встрече в Ригеле, но немного не рассчитала и остатки вина плеснули на лицо и грудь клыкастого. Волшебница от неожиданности звонко расхохоталась, но глянув на не шибко радостную морду вампира торопливо предложила. - Ну слушай... крови не предлагаю, но давай я тебя это... высушу! У меня получается! Почти всегда! - девушка протянула руки и стало видно, что кончики пальцев слабо светятся - чистая, не оформленная ни в заклятье, ни в плетение энергия.

Отредактировано Вериша (2018-11-23 18:43:15)

+1

6

Панайотис внимательно изучал девицу, которую видел где-то раньше, но никак не мог вспомнить где, потому, что приличные люди по таким тавернам не ходят, а на неприличную эта была не похожа. Таддеус оскалился, демонстрируя клыки, о которых незнакомка была откуда-то в курсе.

— Ну почему сразу не ко мне! Может я приятный во всех аспектах собутыльник, — надулся он, поднимая стакан с плескающимся в нем бренди и отпивая глоток. К алкоголю Тади не то, чтобы пристрастился, но научился самозабвенно глушить его и не пьянеть с первого же стакана, опять же в местном антураже непьющий вампир привлекал слишком много внимания и желания выпить с ним. Первое время работы в «Кровавой Мэри» Панайотис запарился быть или третьим или крайним, а потому наливал себе в начале вечера и неспешно цедил, причмокивая.

От резко поддавшейся вперёд девушки, Таддеус аж отпрыгнул. Вот же ж женщины с их непостоянством! То уйди противный, не тебя искала; то кидается секреты первому встречному рассказывать. Тадди задумчиво почесал переносицу, покосился на дверь за которой скрылась Мэри и пожал плечами.

— Ну, пока её нет, то я за неё. Зачем тебе в Пустоши? К вампирам на ужин? Так это.. — хмыкнул он, по-простецки улыбаясь, сверкая клыками и таким же громким шепотом добавляя. — Ради этого можно так далеко не ходить. Здесь найдётся много желающих отведать твоей крови: мальчики, девочки, на любой вкус и кошелёк. Могут пить. Могут услаждать и пить. Могут… ой, да чего только не могут, — махнул рукой Панайотис и хотел было поманить Люсиль — вампиршу с роскошными черными волосами, сексуальным, но несколько угловатым телом. В «Кровавой Мэри» именно она отвечала за предоставление услуг всяким извращенцам, но не успел. Девушка, неожиданно воскликнула, что не одному ему мерещиться их былое знакомство. Она резко поддалась вперёд, выплескивая остатки вина на вампира, от чего Панайотис утерся рукавом и вылупился на виновницу произошедшего внимательнее прежнего. Инстинктивно очень захотелось в туалет, словно когда-то уже хотелось, а еще там было шумно, город горел, младенец рыдал, монашка спасителю плешь проела, а огромный белобрысый бугай требовал пирожков.  Как в кошмарном сне! А может быть это он и был? Ригель, охваченный чумой.

— Ты волшебница! — присвистнул Таддеус, вспомнив ту девочку, что починила ему, сломанные нечистью в том злополучном борделе, пальцы. — Ну нет, мне лучше кровью! — облизнулся Панайотис, за одно и оставшиеся капли вина, прихватывая с губ, не столько желая напугать столь ретивую знакомую, имени которой в упор не помнил. А они точно представлялись друг другу? — Зачем тебе в Пустоши? — серьёзно спросил он, но оглянувшись, задумался  о том, что такие разговоры вести лучше не там, где каждый дурак может их подслушать. К тому же, хоть в Хасине и не действует инквизиция, да и во время войны, ходят слухи, что ретивость этих слуг Спасителя поутихла, но всё же. Кричать о том, что ты маг на каждом углу не стоит. — Пойдём поговорим не в этом кумаре. Люсиль, — поискав глазами вампиршу, Панайотис велел ей присмотреть тут за всем и взяв девушку за руку, повел искать более подходящее место.

Ближайшая подсобка была занята и как назло не заперта.

— Пардоньте! — только и сказал Таддеус, закрывая дверь и оставляя уединившихся там шлюху с клиентом, надеясь что на этой стадии уже кашу маслом… процесс случайными посетителями не испортишь. В следующую дверь вампир вламываться не стал, приложив к ней ухо и слушая некоторое время нет ли и там засады, но вроде все было тихо и Панайотис приоткрыл маленькую щелочку, в которую заглянул и лишь убедившись, что на этот раз действительно тихо, раскрыл полностью, пропускаю волшебницу внутрь и входя следом.

— О! Это мы удачно зашли, — потёр ладони Таддеус, осматривая помещение. Закуток в котором они оказались был кладовкой, в которой хранился запас алкоголя. Он достал из одного из ящиков бутыль и повертев в руках, попробовал узнать этикетку, жалея, что читать так и не научился. Забыв о том, что люди не видят в темноте, вампир не осмотрительно закрыл дверь, даже не позаботившись об источнике света. — Так зачем тебе в пустоши? — повернувшись лицом к девушке и натужено вытаскивая пробку зубами, спросил Панайотис, от чего вопрос прозвучал не совсем внятно. — Кстати, я Таддеус. А ты?

+1

7

- А? - мыслей не осталось, в голове воцарилась абсолютная, аж звенящая пустота, а тело стало легким, как перышко, казалось стоит взмахнуть руками и взлетишь под самые облака не хуже дракона. Но раздавшийся совсем рядом голос выдернул из этого дивного состояния, волшебница вздрогнула и повернула голову, силясь разглядеть собеседника. Не удалось - окружающая темнота была такая плотная и густая, хоть режь ножом да складывай в банки.

- Темно тут...
Блеснувшие в воздухе искры собрались в небольшой шарик и в комнатушке стало светлее, правда свет почему-то был ядовито-зеленым, отчего подсобка стала похожа на старый, покрытый плесенью склеп (даже с радостно осклабившимся упырем в комплекте). Вериша недовольно скривилась и попыталась подправить плетение, но шарик зачадил едким, горьким дымом и так брызнул колючими, жгучими искрами, что волшебница отшатнулась и сочла за благо оставить его в покое.

- Вериша. - девушка моргнула, тряхнула головой и потерла глаза, но стены и потолок продолжали вести себя самым непотребным образом - крениться на бок, качаться и шататься. Как они очутились в этой клетушке напрочь выпало из памяти, но Вериша помнила, что в "Кровавой Мэри" стены не шатались, это что ж они с клыкастым на каком-то корабле? Но за каким бесом они куда-то поплыли?!

- Какие пустоши? Ааа, Пустоши! - волшебница вспомнила слова кровососа и отрицательно помотала головой. - Не, на ужин к вампирам не хочу. Вы это... - Вериша задумалась почему именно не жаждет стать едой для клыкастых и спустя полминуты глубокомысленно выдала - вы слюнявые, во. А в Пустоши...

Вериша не договорила - внимание чародейки привлекла бутылка, что вампир держал в руках, точнее не сама бутылка, а яркая, цветная этикетка. Под вторым, волшебным зрением бутылка оплелась яркими (хотя и невидимыми для Таддеуса) нитями, а потом трепыхнулась в руках вампира, как вытащенная из воды рыба. Впрочем, в воздух она так и не воспарила - уже в следующую секунду магическая сетка расползлась, словно гнилая тряпка, а Вериша обиженно засопела и насупилась глядя на бутылку, как на предательницу. Впрочем, долго дуться на "предательницу" не получилось - Вериша вдруг сообразила, что так и не ответила на заданный вопрос, молча пошевелила губами, но сейчас вспомнить пророчество дословно не сумела, так что махнула рукой и выдала.

- Дерево дохнет.- на ее взгляд такого объяснения вполне хватало, но кажется вампирюга не понял о каком дереве идет речь, так что на всякий случай уточнила. - У эльфов.

Судя по лицу Таддеуса понятнее ему от этого уточнения не стало, а на волшебницу снизошло озарение, что он-то может и вовсе не знать о пророчестве. Вериша тяжко вздохнула (слегка досадуя на вампирскую неосведомленность), подперла щеку кулаком и поведала.

- Есть старое-старое пророчество и в нем говорится, что погибающее Древо жизни - первый вестник о конце света.
Отправляясь в "Кровавую Мэри" Вериша не собиралась ставить вампиров в известность об этом пророчестве. Кто эту нежить знает? Может им и без душ вполне хорошо живется и предложению наведаться в Нэссдер и попытаться освободить души они совсем не обрадуются? Волшебница собиралась поговорить с Мэри и нанять проводника по Пустошам, но без уточнения зачем ей нужно в вампирские земли. В конце концов, не зря же Хасин живет по принципу "любой каприз за ваши деньги"? Однако сейчас волшебницу словно бесы (хотя, скорее вино да дурман-трава) за язык тянули и язык этот, кстати, слегка заплетался, а уж удержать мысль и сосредоточиться на рассказе было неимоверно трудно.

- Демоны собирают души и когда соберут... - Вериша запнулась и попыталась изобразить руками ожидаемый в Землях хаос, но, кажется, не преуспела. - В общем, всем плохо будет и поэтому нужно сходить в Нэссдер и укр... кхм... освободить души, что демоны уже успели собрать.

На последних словах волшебница звучно икнула, торопливо прикрыла рот ладонью и уставилась на кровососа, пытаясь понять, что он думает об этой авантюре.

+1

8

Таддеус с подозрением косился то на зависший под потолком ядовито-зеленый светящийся шар, то на волшебницу, представившуюся Веришей. Что интересно это за имя такое и как называть её по-простому? По-дружески. Он почесал в затылке, чуть не уронил бутыль, которая вдруг решила своевольничать в его руке, словно живая, потом поскреб переносицу, будто бы эти не хитрые движения могли натолкнуть вампира на мысль. Со звонким «чпок», наконец-то, поддалась пробка и побултыхав, неизвестную жидкость, Панайотис принюхался и сделал глоток.

— Ох, кхм, кхм... — закашлялся он от неожиданной крепости терпкого напитка. — Значится так, Вер… Вера. Мы — вампиры не слюнтяи, а те кто да, в «Кровавой Мэри» не работают! — оскорбился Тадди за честь заведения и протянул волшебнице бутыль. — Я даже могу доказать! Давай сюда запястье. Мамой своей клянусь не оставлю на нем ни капельки слюны!

О каком таком дереве идет речь и причем здесь пустоши, гадали бы и самые ученые умы Королевства V Земель. Что уж тут говорить о Тадеусе! Связка растения с эльфами никак не прояснило ситуацию и он забрал у Вериши неизвестную бутыль от греха подальше. Кто их знает этих волшебников? Вдруг им вообще пить нельзя? Может они когда напиваются начинают вести себя так не прилично, что сами на кострах жгут инквизиторов и танцуют вокруг них обнаженными? Хооотя… на такой шабаш, Тади не прочь был бы посмотреть. Но все же. Сначала дело, а потом ведьмы. То есть волшебницы. А впрочем, какая разница? Бабы — одним словом.

Но рассказ, если эти сумбурные высказывания, можно было так назвать, Панайотиса заинтересовал так, что тот забыл как моргать и несколько мгновений так и стоял, уставившись на Верку, пока глаза не защипало. Потерев их кулаком, он сделал еще один глоток и протянул бутыль волшебнице.

— Так выпьем же за демонов и их любовь к собирательству! — провозгласил Панайотис, усаживаясь на один из ящиков и устраиваясь на нем по-удобнее так, что тот, звякнув бутылками накренился и чуть было не съехал на пол, но жопа вампира его удержала. — Ты не представляешь как давно я хочу в Нессдер! — таинственным громким шепотом провозгласил Тади, наклоняясь к волшебнице и доверительно добавил. — Быть вампиром очень херово. Все тебя боятся. Никто не любит. А если и полюбит, то сдохнет раньше, чем ты успеешь чихнуть. К тому же, все время чешется нос и глаза слезятся от всех этих дурацких бабских духов, — пожаловался он, жалостливо шмыгнув. — А если кот какой рядом окопался, то вообще беда!

Конечно, в том, чтобы быть вампиром были и плюсы: повышенная реакция, удивительная во всех смыслах стойкость, меньшая утомляемость, вечная жизнь, но минусов Тади видел куда больше: не возможность ходить под солнцем, бесчувственность, необходимость пить кровь, бездетность, да и люди вампиров не любили. Так что, не смотря на то, что простой деревенский парень с руками и не самым черствым нравом, нашел себе теплое местечко даже в Хасине, он не задумываясь был готов бросить всё, лишь бы вновь стать человеком.

— Я пойду с тобой! Хочу назад свою душу, — заявил Панайотис, вновь прикладываясь к бутылке, да так неосторожно, что захлебнулся, закашлялся, заплевывая и волшебницу, а напиток  и вовсе пошел у него носом так, что пришлось утираться рукавом. — Пардоньте, кажется я и тебя заплевал, — вздохнул Тади и достал из кармана штанов старый замызганный платок, которым судорожно начал вытирать волшебницу, словно она дите малое и приговаривать при этом: — Вот только как нам быть? Путь в Нессдер не близкий. А есть, говорят, в Мертвых пустошах нечего. Ты будешь меня кормить? Или возьмем с собой пленницу? — облизнулся он, и озираясь, словно кто-нибудь мог подслушать их в этой кладовке, достал из-за пазухи маленький флакончик, висящий на тонком кожаном шнурке на его шее. — Знаешь что это у меня такое? Кровь демона. Самого настоящего! Того, что мы обезглавили в Ригеле вместе с твоим другом.

+1

9

- Еще чего! - Вериша торопливо спрятала руки в рукава плаща, словно бы опасаясь, что вампир со злодейским хохотом присосется к ее запястью. - Мало ли кого ты тут кусал?! И клыки небось не почистил!
Впрочем, уже в следующую секунду волшебнице стало не до возмущения - Таддеус согласился! Более того, он и сам хотел попасть в демонское логово! Забавно, но сейчас Верише и в голову не приходило, сколь сильно она рисковала - вампир ведь вполне мог не согласиться на эту авантюру, а то и вовсе сдать ее сородичам или демонам (они-то уж наверняка не одобрят идею отпустить души!).
Правда, высказать свою радость волшебница не успела - Таддеус глотнул вина, поперхнулся и раскашлялся, вино и слюни полетели во все стороны. Вериша вскрикнула и отшатнулась, едва не навернувшись с ящика, а Таддеус достал откуда-то платок и взялся елозить им по лицу волшебницы. Вериша так опешила от такой заботы, что даже не пыталась уклониться, лишь хлопала глазами да слушала рассуждения о пути в Нессдер и пленнице.

- Знаешь что это у меня такое? Кровь демона. Самого настоящего! Того, что мы обезглавили в Ригеле вместе с твоим другом.

А вот это было уже интересно. Волшебница вытаращила глаза, резко подалась вперед и двумя руками вцепилась в крошечный флакончик. Тонкий кожаный шнурок, на котором болтался флакон, оказался на диво крепким, не лопнул, а натянулся и впился в шею вампира не хуже удавки.
- Серьезно?! - верить на слово кровососу Вериша не собиралась, взглянула на флакончик волшебным зрением и, увидев клубящуюся тьму, пораженно выдохнула. - Боги... Глазам не верю! Ты хоть понимаешь, что это?! Какая это ценность!
Пожалуй, вот это было самым слабым местом в "гениальном" плане - если найти проводника и пройти по Мертвым пустошам еще какой-никакой шанс оставался, то как попасть в Нессдер? Скорее всего проводник с волшебницей потоптались бы "на пороге" и вернулись обратно ни с чем.

- Это же... это ж...

Вериша наконец заметила, что ее будущий проводник как-то странно дергается и хрипит и, охнув, выпустила флакон.

- Ох... извини. - и тут же с восторгом зашептала - Понимаешь, с этой кровью ведь можно создать "отмычку"! Теперь мы точно сумеем пройти в Нессдер!

Впрочем, на пути к Нессдеру встала еще одна проблема: еда. Если для нее припасы в дорогу можно было купить в любой лавке или таверне, то клыкастого, кажется, хлебом да кашей не накормишь, ему вон кровушку подавай! Размышлять о кормежке вампира было жутковато, Вериша протянула руку и цапнула бутылку с вином, мельком глянула на этикетку - "Секрет виночерпия" - и сделала глоток. Кислая, крепкая жидкость обожгла глотку и камнем ухнула в желудок, Вериша поперхнулась и едва не закашлялась, как Таддеус. Пожалуй, такое вино виночерпию и правда было бы лучше держать в секрете, чтоб не позориться, но на трезвую голову беседу о вампирской "еде" она бы точно не потянула.

- Не, тащить с собой пленницу как-то... Если она орать начнет? Или сбежит? - правда и своей кровью кормить этого клыкастого совсем не хотелось. Кто знает, сколько он за раз крови жрет? А ну как пока до Нессдера доберутся, так в ней, Верише, совсем ничего и не останется? - А если просто крови нацедить? Хотя не... пока до Нессдера дойдем, так она протухнет. А тухлую кровь ты наверно пить не будешь. - но все же глянула на вампира и на всякий случай уточнила, - Ведь не будешь же?

Отредактировано Вериша (2018-12-19 15:36:42)

+1

10

Таддеус, уже во второй раз, не ожидал от волшебницы такой прыти и чуть было не задохнулся, когда она потянула за шнурок, который перекрутился таким образом, что чуть ли не в удавку превратился. Это надо жи! Такая мелкая, а руки цепкие и загребущие, как у какого-нибудь хасинского барыги. Хорошо еще, что она вовремя заметила, как Тади хрипит и глаза таращит, а то пришлось бы ему грохнуться в обморок, словно он не мужик, а нежная как фиалочка благородная девица. Эх. Совсем недавно, Панайотис познакомился с такой и её светлый, не обремененный заботами и излишками ума лик, до сих пор то и дело представал у него перед глазами.

А дело было так. Как-то раз, послала его мадам Мэри со снадобьем в верхний город, в дом не кого-нибудь, а самого графа Швабского — одной важной Хасинской шишки, между прочим. Говаривали, что графиня Агата подцепила какую-то хворь и только и надежды, что на эту колдовскую настойку. И вот только вампир вошел на порог, как там девица эта. Спряталась за шторку, выглядывает и хихикает, переговариваясь не то с подружкой, не то с сестрой. Вампира они видите ли живого ни разу не видели. Это в Хасине-то! И нос у него как шнобель, и веснушки, и выглядит слишком по-простецки. А как они хотели? Чтобы как дракон? Высокий, красивый, зловещий; так что и глаз нельзя отвести?
Короче, тьфу на них, на этих девиц. Но та самая такая красивая и нежная, как роза в саду Кэтры на заднем дворе их сгоревшей таверны.

— А у тебя деньги есть? — спрятав, как оказалось, очень важный флакон, обратно под рубашку и потерев, натёртую веревкой, шею, вампир решил долго не рассусоливать, а перейти сразу к обсуждению животрепещущих вопросов. — Нам бы лошадь или хотя бы осла. Нессдер-то не за углом. Идти далеко. А еще холодно. И голодно, — пояснил он и многозначительно облизнулся, покосившись на шею волшебницы. — Да не боись ты. Слюнявить не буду. Я вообще, как бы, женат, — вздохнул он, забирая у Вериши бутыль и барабаня по ней пальцами размышляя, как же быть. В Мертвых пустошах вряд ли удастся раздобыть крови. Хотя чем-то тамошние вампиры питаются, но удовольствие это, наверняка, не из дешевых. А у него денег кот и тот, больше плачет. Хорошо если удастся стребовать с Мэри жалование за прошлую неделю. — У вампиров из Пустошей, я видел, есть специальные зачарованные фляги, которые могут долго кровь сохранять свежей. Они дорогущие, я думаю, — сделав глоток, Панайотис покосился на пустеющую уже тару и перевел взгляд на волшебницу. — Сможешь зачаровать бутыль? Ну чтобы жидкость в ней всегда оставалась свежей? А уж с кого крови сцедить я найду, не переживай.

Да что там искать? Когда прямо в этой таверне можно было «отобедать» за звонкую монету одной из девочек. Интересно только как кровь налить в бутыль. Через воронку что ли? Как это вообще делают? Баба же не корова, с неё не надоишь. Или надоишь? Таддеус никогда не пробовал. Даже в те дни, когда в нем только-только проснулась жажда крови, с жертвами он обходился аккуратно: не отрывал им голов, не вспарывал вены, а культурно присасывался и пил, пока те, не переставали трепыхаться в его руках. Вспоминая об этом сейчас, Тади ощущал, что, пожалуй, ему начинало этого не хватать: ощущения не просто свежей, теплой крови на языке, но и самой жизни, уходящей из зажатой в тисках объятий девушки.

— Давай поступим так, — наконец-то, вырываясь из плена сладостных воспоминаний, Панайотис решил рассудить по-деловому. — Мир сам себя не спасёт, а от болтовни проку не будет. Так что, — почесав переносицу, Таддеус, вздохнул, прикидывая, что кроме еды есть у них и другая проблема — он абсолютно не знает куда идти, а спросить может разве, что у Виолетты или, может быть Мэри? Но захотят ли они ему помочь? И не о душах жи им рассказывать. Надо подумать. И дров наколоть. — Ты раздобудешь нам осла и провиант. Это нужно делать днём, если по-честному. А я раздобуду нам карту и запас крови для себя. Встречаемся завтра, как стемнеет у Северных ворот.

+1

11

- Ну... э... вообще-то у нас есть заклятье, чтобы зачаровать погреб или кладовую, тогда еда в нем остается свежей даже в самую сильную жару. - Вериша чуть помолчала, смущенно пожала плечами и добавила. - Правда, когда я попыталась сотворить это заклятье в замке учителя, то стены кладовой покрылись зелеными сопля...
Но глянув на физиономию вампира, Вериша запнулась на полуслове и поспешила уверить, что тогда ей было всего одиннадцать, теперь-то она ого-го какая волшебница и зачаровать бутыль не составит труда. Наверно.

*****

Небо над Хасином налилось густой, темно-синей мглой обещая вот-вот обрушить на людские головы то ли мокрый снег, то ли и вовсе дождь. На западе небосвод был посветлее, жемчужно-серым, там догорали последние отблески солнца, до заката оставалось едва ли полчаса и столько же до закрытия ворот.
Вериша уже почти час, как топталась у Северных ворот и чем дальше, тем сильнее нервничала - ворота вот-вот закроются и из города будет не выйти (разве что Таддеус знает какие тайные тропы? Но пройдет ли там осел? А может вампир надеется, что она с помощью магии перенесет их через стену? Конечно, поднять предмет в воздух Вериша вполне могла, другое дело, что поднять человека или груженого осла у нее точно бы не хватило силенок).
Стражники у ворот подозрительно косились на околачивающуюся неподалеку девицу, но с расспросами пока не подходили. Может все же выйти за ворота и подождать Тади снаружи? Хм... А если он не придет? Тогда им с ослом придется ночевать под стенами города! А может он протрезвел, решил, что жизнь вампира не так уж и плоха и передумал идти за душой? Или его и вовсе поймали бесы или демоны, прознав зачем он собрался в Нессдер?! А теперь и к ней подбираются?!
Вериша закрутила головой, окинула улочки и площадь магическим зрением, но не заметив ничего подозрительного, вздохнула и пытаясь унять нервную дрожь, запустила пальцы в густую серую гривку. Ослик достался ей почти задаром - слухи привели ее на окраину Хасина, на мельницу, хозяин которой разорился и распродавал имущество, чтобы хоть как-то покрыть долги и согласился уступить осла всего лишь за десять золотых.
После мельницы, уже с ослом на веревке, волшебница отправилась в торговые ряды, решив, что теперь нужна еще и телега. Правда, за тележку запросили такую дикую цену, что Вериша встала перед выбором - или хорошо ехать, или сытно идти, денег после покупки осла у нее оставалось в обрез.
Конечно, можно было поторговаться и попробовать сбить цену, но Верише неожиданно пришло на ум, что в Пустошах все равно нет дорог и, скорее всего, телегу им придется бросить и идти пешком.
Остатки денег ушли на покупку еды, одеял, огнива, веревки, янтаря (отправляться в Пустоши без амулетов было сущим безумием) и... трех голубей. Сейчас поверх переметных сумок были приторочены еще и две клетки - одна, побольше, с голубями, во второй копошились мыши (хорошо хоть за мышей не пришлось платить - Вериша прошлась по тавернам и складам, выпрашивая добычу из мышеловок. О том, как на нее смотрели хозяева таверн и складов волшебница сталась не вспоминать). Впрочем, о странной девке, собирающей по всему Хасину мышей посудачат и забудут, а мыши ей и были очень уж нужны - Вериша помнила сколь тяжело было плести заклятья в Пустошах и как быстро там истощались напитанные магией амулеты, наверное, ближе к Нессдеру колдовать будет и вовсе невозможно, остаться же без магии совсем не хотелось. А вот цыганская волшба была странная, даже не приятная, она не затрагивала энергию мира, заклятья творились на крови и для активации "всего лишь" требовалась жертва - птица или зверь, не суть важно, а значит, она будет действовать и в Пустошах.

Беспокойство как-то незаметно уступило место раздражению - до закрытия ворот осталось едва ли пятнадцать минут, а клыкастый проводник непонятно где шляется. Вериша повертела в руках зачарованную флягу (с пятой попытки ей все же удалось наложить на нее заклятье и в этот раз обошлось даже без "соплей", теперь объемная металлическая фляжка казалась теплой и едва заметно светилась ровным желтоватым светом), впихнула ее в одну из сумок и решительно подхватила осла за повод - похоже, ждать Таддеуса больше не имело смысла. Видимо, ей придется отправиться в Мертвые пустоши в одиночку и искать проводника уже в пути (в конце концов, Пустоши, не смотря на название, вовсе не необитаемые земли, встречались там и гоблины, и вампиры, кто-нибудь из них наверняка да знает дорогу и согласится почти добровольно поработать провожатым). Эх, жаль только она не догадалась забрать у вампира флакончик с демонской кровью - без нее пробраться в Нессдер будет... несколько сложнее.

+1

12

До заката дня Панайотис не верил, что ему всё удастся, как не верил и в то, что волшебница и правда согласилась идти с ним в Нессдер за душами; что это не было сиюминутное помрачение сознания наивной девчонки, попавшей под действие алкоголя и дурман-травы. То есть, наоборот. Сначала второе, потом первое, но не суть. Но он надеялся, если можно так сказать о том, что испытывал бездушный вампир.

С Мэри Тадди решил не разговаривать про Нессдер, а сказал, что надумал вернуться к семье. Всё же такой бизнес как у нее вряд ли возможен без участия демонов — это деревенщина еще в чумном Ригеле понял — а им вряд ли придется по вкусу идея явления в их логово спасителей мира в количестве двух штук. Хотя, может быть, при встрече с ними обитатели Нессдер только лишь посмеются и поджарят гостей на вертеле, или приготовят жаркое в собственном соку. Особенно из волшебницы. Она наверняка покажется им наиболее вкусной, потому что ну что с вампира возьмешь? Ведь если подумать, то что могут вампир и волшебница сделать против целой армии нечисти? Ничего. Одна надежда: что армия эта, штурмует ворота Вальгарда, или, может быть, уже даже до Йена добралась. И никто не ждет двух наивных камикадзе, решившихся на отчаянный и сумасбродный поступок. Пусть даже это решение будет единственное, что им удалось сделать, но они хотя бы попытаются.

Панайотис не хотел делиться с Виолеттой этими мыслями, он она была удивительно чутким суккубом, знатоком мужских сердец, и её фиалковые глаза, словно заглядывали в душу даже тогда, когда и души-то в теле не было. Но к удивлению своему, проговорившийся Тади, решивший уже, что только что подписал себе и волшебнице смертный приговор, встретил понимание. Летта нарисовала карту, с подробностями и комментариями. Она так же в общих чертах рассказала и о том, с чем предстоит встретится внутри горы. А взамен попросила найти для нее в хранилище две души, отдав Тадеусу кулон, внутри которого хранила два локона — свой и чей-то еще. Панайотис обещал.

На встречу с Веришей Тади отчаянно опаздывал. Во-первых, он был вампиром и опасался выходить из дома, пока не село солнце, которым радовал горожан удивительно погожий зимний день. Во-вторых, перед дальней дорогой нужно было хорошо подкрепиться, да еще и с собой крови взять.

А поэтому, закутавшись в плащ так, что еле разбирал дорогу, Таддеус заблудился и запыхавшись выбежал совсем не к тем воротам у которых его ждала волшебница. И понял это только тогда, когда двери с ржавым скрежетом закрылись за его спиной.

— Мать моя женщина! — почесал затылок он, когда стемнело и Панайотис смог откинуть капюшон и осмотреться. Ни о какой волшебнице здесь речи даже не шло. Только нищие устраивались на ночлег в своих кибитках, да груженные товарами телеги, которые не успели пройти досмотр, скрипя колесами и «толкаясь» друг с другом на узкой дороге, отъезжали поближе к страже, следившей за порядком с этой стороны города.

Делать было нечего. Пораскинув мозгами, вампир отправился в обход стены к западным воротам, надеясь на то, что волшебница не растерялась и покинула город как и уговаривались, и теперь он сможет догнать её в пути.

+1

13

Кажется, длинноухая скотина никогда не покидала пределы города и теперь увидев, что вместо теплого стойла ее тащат за ворота, в темноту и в холод, осел замер посреди улицы, как каменное изваяние. Вериша потянула за повод, но тот лишь уперся всеми копытами, замотал башкой и противно, громко заорал.

- Да чтоб тебя!

Волшебница отпустила повод и с досадой глянула на ворота - они вот-вот закроются, но не просить же стражу помочь выпихнуть упрямую скотину за стену! Ну то есть попросить-то конечно можно, но если они заинтересуются с чего это ей приспичило ночевать за воротами, когда другие люди наоборот стараются поскорее попасть в Хасин?
Вериша обошла осла и попробовала его подпихнуть сзади, но тот мотнул башкой и даже попытался лягнуть свою новую хозяйку.

- Ах так значит!

Девушку захлестнула досада пополам с обидой - да что ж это такое?! Сначала клыкастый подвел, наобещал с три короба и не явился, теперь еще и эта скотина упрямится! С пальцев волшебницы сорвалась крошечная искорка и ужалила осла в круп. Ушастый взревел так, что Вериша аж отшатнулась, поскользнулась и шлепнулась на снег, а серая скотина, крича и брыкаясь, ломанулся к воротам со скоростью беговой лошадки!
На въезде в город стражники досматривали повозку торговца, что приехал аж из Лимпии и привез на продажу знаменитое лимпийское вино. Стражники, собрав въездную пошлину, уже почти выцыганили у торговца три бутылки вина, когда раздался дикий рев и быстро приближающийся цокот копыт.
Хасинские стражи порядка вовсе не были трусливы, но увидев несущегося на них осла, с матом и криками рванули в стороны. Лошадь, запряженная в повозку, испугавшись криков, топота и безумного осла, попыталась было встать на дыбы, а потом, с надрывным ржанием рванула по площади. Торговец и стражники бросились следом за повозкой, но тут колесо попало в выбоину, соскочило с оси и повозка повалилась на бок, бутылки со звоном и грохотом посыпались на мостовую.
Вериша, глядя на устроенные переполох, затравленно пискнула и сообразив, что торговец совсем не придет в восторг и еще чего доброго потребует возместить ущерб, вскочила на ноги и побежала за ослом, за ворота города.

****

Погоню Вериша заметила примерно через час, точнее, даже погоней это было назвать сложно - одинокая фигура, закутанная в плащ, упорно тащилась следом за ней.
С чего бы человеку отправляться в путь на ночь глядя? Разве что в Хасине нашелся еще один безумец, одержимый идеей спасения мира. Хотя, скорее уж за ней увязался кто-то из нищих, что обитали под стенами города, сочтя одинокую девушку с ослом легкой добычей.
Впрочем, кем бы не был этот человек волшебницу такое внимание совсем не радовало. Но что же делать? Попробовать отвести глаза? У нее ведь получалось... Правда, жрет это заклятье столько, что потом несколько часов придется отдыхать, а учитывая, что магия - ее единственная защита, остаться без нее (даже на несколько часов) совсем не хотелось. Что же делать? А может... А может и не нужно ничего менять? Пусть идет?
Волшебница кривовато улыбнулась, - страшные сказки про ведьм, что с легкой руки святош ходили среди простых жителей сейчас были ей на руку: зачем прятаться, когда можно напугать?

Вериша дернула осла за повод и свернула с дороги на ближайшую полянку. Земля здесь оказалась покрыта изморозью, трава хрустела под ногами словно была сделана из тончайшего стекла, а на краю поляны лежало толстенное, трухлявое дерево.
Привязал осла к кусту, Вериша вытащила из сумки нож, торопливо начертила на земле круг, размалевала его каракулями (для несведущего человека сойдут за магические знаки), наскребла с рухнувшего дерева гнилой трухи, присыпала ей нарисованный круг и наскоро сплела на труху заклятье, которым обычно разводят костер.
Вериша припомнила, что в сказках ведьмы всегда почему-то шлялись или в жутком рванье, или и вовсе являлись на шабаши голышом (интересно, кому это пришло в голову? Сам бы попробовал побегать ночью голышом! Холодно же, а летом еще и комары кусают). Раздеваться, конечно не стала, но скинула плащ, оставшись в штанах да рубашке и, чуть подумав, стащила ленту и растрепала волосы.
Незваный попутчик и правда шел за ней, Вериша слышала шаги, слышала, как хрустит трава и вскоре среди деревьев показался темный силуэт.

- Ну наконец-то!

Очерченный на земле круг полыхнул огнем, языки пламени взметнулись на добрых полтора метра, на миг ослепив не только преследователя, но и саму волшебницу. Вериша и сама не ожидала такого эффекта, но к ее досаде "нищий" не ломанулся прочь с испуганными воплями и значит, разбираться где и что она сделала не так было некогда, нужно было продолжать "страшную сказку".
Однажды на Хасинской площади Вериша видела выступление бродячих артистов (и потом полвечера плевалась с сюжета и бездарности актеров). В спектакле жуткая, носатая ведьма строила всяческие козни добрым людям, но потом явился Спаситель (у "Спасителя", кстати, все время отваливались крылья, а вид был такой, словно его выдернули из небесного чертога прямо посреди разудалой гулянки), пронзил злую ведьму мечом и настало всем счастье.
Сейчас эти воспоминания оказались как нельзя кстати, Вериша старалась скопировать ту ведьму, повадки и интонацию. Правда, у "ведьмы" в руках полыхала крошечная чашечка с маслом, должная изображать жуткое колдовство, а в ладонях Вериши золотыми змейками вилась чистая энергия и выглядело это гораздо страннее и опаснее.

- Сам пришел! Значит станешь моим верным рабом до скончания веков! А душу твою я принесу в дар демонам!

...а еще, то ли Вериша все же сделала что-то не так, то ли это дерево просто не годилось на костер, но по поляне пополз едкий, удушливый дым. Волшебница попыталась изобразить жуткий злодейский хохот, но вместо этого надрывно раскашлялась.

+1

14

Идти вдоль стен Хасина было холодно и сыро и Таддеус начал шмыгать носом, невольно предполагая, что и на такую промозглую погоду у него аллергия. Вот вернет себе душу и поедет жить в Адаминд. Или еще лучше — в Лимпию, хотя ходят слухи, что её почти полностью разрушили драконы. Варвары! Такой красивый город был, а он его так и не увидел. Если это, конечно, а то мало ли что люди рассказывают. Вон о волшебниках много разных слухов ходит — и что они младенцев в жертву приносят, и что людям сердца вырывают, и что целые деревни от одного только их косого взгляда пухнут с голода… А меж тем, Вериша вроде бы хорошая девочка. Переломы ему тогда в Ригеле залечила. Без ее помощи у него, наверное, до сих пор пальцы росли бы не в ту сторону.

Другой вопрос стоит ли пытаться найти душу Кэтры? Насильно мил не будешь. Вдруг в своих вампирских похождениях сестра и вовсе потеряла человеческий облик? Может быть, когда его рядом не стало и ей пришлось выживать самостоятельно, она поддалась искушению и забыла все заветы, которыми они жили? Даже ему, по прошествии нескольких лет, с каждым днем все тяжелее цепляться за того юнца, которым он всё еще себя помнит. Но Кэти? Что стало с ней? Есть ли шансы что когда-нибудь они встретятся вновь? Или может быть она давно погибла. Вампиры — бессмертны ровно до тех пор, пока кто-нибудь не захочет их убить. Впрочем, даже демоны и те, как оказалось не вечны.

За этим размышлениями Тади не заметил как наступил в лужу, покрытую тонкой корочкой льда, которая тот час же провалилась под его весом  и холодная грязевая вода затопила ботинок, сношенная подошва которого уже начала немного отходить на носу.

— Вот же ж бессовская ночь, — выругался вампир и заметил впереди гордо шагающую в сопровождении осла Веришу. В том, что это именно она сомневаться не приходилось. Во-первых, какая еще девчонка потащится ночью прочь из Хасина по направлению к мертвым пустошам. Разве что самоубийца. Но если ты идешь помирать, то на фига козе баян? То есть смертнице осел. И во-вторых, ветер дующий с той стороны доносил до ноздрей Панайотиса её вкусный запах. «Эх, сожрать бы, — невольно подумал Тадди, но вовремя спохватился. — Сожрешь, и не видать тебе души, как своих ушей.»

Буквально шлепнув себя по клыкам языком, Таддеус припустил следом за волшебницей, а та, в свою очередь припустила от него, словно подслушала эту его не добрую мысль. «И действительно, вдруг волшебницы умеют читать мысли? — испугался вампир, а то мало ли что он может подумать за те недели путешествия, которое им предстоит. Тем более что не всегда его мысли превращаются в дела. Вот, например, Тади промочил ноги, ему холодно и грустно, и хочется почувствовать на губах сладкий теплый вкус девчоночьей крови. Но это же не значит, что он догонит Веришу  и сразу набросится на неё. Панайотис уже не первый день кровосос и умеет себя контролировать! Словно в унисон этим мыслям, в желудке протяжно заурчало. — Интересно, а сколько посудин ей удалось зачаровать, чтобы запасти для меня кровь? Одной бутылочки до Нессдер мне явно не хватит.»

Но волшебница оказалась не так проста, как Панайотис о ней думал. С дороги она свернула в лесную чащу. Спрашивается зачем? Устала? Или по нужде приспичило? Тади не понял, а потому постоял, подождал из вежливости, прислушиваясь к тому, что происходит в лесу, но увидев как сквозь тёмные стволы пробивается яркий оранжевый свет от костра, пожал плечами  и пошел следом, надеясь, что раз Вериша решили погреться, то и ему удастся высушить ботинок, холодная грязь в котором все еще противно хлюпнула.

Выйдя к полянке, Панайотис удивленно присвистнул. Творящиеся никак не входило в его планы, но радостная новость все же была, то есть по факту отсутствовала. Потому что нельзя отдать демонам то, что уже и так у них. Поэтому подойдя поближе он только лишь плечами пожал.

— Слушай, а че ты не голая, а? Инквизиция свято верит, что вы свои обряды исключительно обнаженными проводите. Души у меня, как ты сама знаешь, нет. Но могу расплатиться натурой, — оскалился Тади, с усмешкой разглядывая волшебницу. Ну а что? Двум смертям не бывать, а одной не миновать. К тому же, он ведь уже и так мертв?

+1

15

Труха в очерченном круге прогорела, языки огня опали и сумерки словно бы стали в два раза темнее и гуще.

- Таддеус? - голос прозвучал неуверенно, сердце сорвалось на бешенный галоп, Верише хотелось поверить и вместе с тем, она очень боялась ошибиться, девушка прищурилась, силясь рассмотреть мужчину и, чуть помедлив, перекатила в ладонях золотистую змейку и, легонько взмахнув рукой, подкинула ее в воздух. "Змейка" свернулась клубком и обернулась ярким шариком света, бледно-желтым, правильным, затопившим полянку теплым ровным светом.

- О боги... Я была уверена, что ты не придешь! - Вериша с облегчением выдохнула, а от осознания, что он сдержал слово, что ей не придется искать путь в Нессдер в одиночку на душе стало легко и радостно. Глядя на Тади Вериша улыбнулась, а потом и вовсе расхохоталась в голос, сообразив, что такой встречи вампир уж точно не ожидал и все же пояснила. - Нет, натурой не надо, да и чужая душа мне честно говоря ни к чему. Я решила, что за мной увязался кто-то из тех нищих, что обитают под стенами Хасина, хотела напугать.

Отсмеявшись, Вериша слегка, словно бы даже брезгливо поморщилась и досадливо покачала головой.

- У ваших инквизиторов весьма... оригинальная фантазия. - вспомнив уговор с вампиром, девушка подошла к ослу и начала копаться в переметных сумках, куда именно она засунула зачарованную флягу волшебница в упор не помнила. - Знаешь, даже в прошлой жизни я не встречала ни одной ведьмы или колдуна, что скакали бы голышом вокруг костра. По правде сказать, мне даже интересно кто же придумал эту байку.

Спустя пару минут Вериша отыскала среди припасов объемную, пузатую флягу, придирчиво осмотрела наложенное плетение и удостоверившись, что все в порядке, протянула ее клыкастому проводнику.

- Вот.

Девушка нахмурилась, с одной стороны, ее так и подмывало спросить достал ли Тади крови, а если достал, то что стало с тем человеком с которого он ту кровушку сцедил? С другой... Вериша подозревала, что ответ ей не понравится. Сейчас отчего-то вспомнились слова наставника, что цель оправдывает средства. Что стоит жизнь одного человека, когда можно будет спасти тысячи? Но не превратишься ли в монстра похуже вампира или демона, если начнешь так рассуждать, если обесценишь жизнь даже одного человека? Цель оправдывает средства... А потом Морзеус с легкостью расплатился чужими жизнями за никому не нужные знания.
Вериша тряхнула головой, прогоняя горькие и совсем сейчас не нужные воспоминания, снова взглянула на Тади и с жадным интересом спросила.

- А ты сумел достать карту? Или хотя бы разузнал, как нам добраться до Нессдера? И сколько времени займет дорога до этой проклятой горы?

+1


Вы здесь » Проклятые Земли » Эпизоды » Верните наши души!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC